издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Дон Серджо против дона Джорджо

Дон
Серджо против дона Джорджо

Ирина
ПЕТРОВСКАЯ,
"Известия", 5 октября 1999 г.

"Позвольте
сделать официальное заявление. Я
лично бегу из страны вместе с
Лужковым. Мы попробуем перейти
границу Аргентины с Парагваем. Мы
переоденем Лужкова мужчиной…"

Первое
впечатление — чистый бред
сумасшедшего. "Вы только что
слышали, Лужков говорит фразу:
"Никакого отношения Андрей
Батурин к связям с членами семьи
моей жены не имеет". К связям — не
имеют, а к членам семьи его жены
имеет или нет? А главный член — это
кто? А это сам Лужков и есть. У
лужковской жены только с Лужковым
семья, верно?.. А вообще, Юрий
Михайлович, это не по-нашему, не
по-сицилийски. Мы с вами, как два
дона: дон Серджо и дон Джорджо. Мы не
должны трогать тему вашей жены…"
Ну чем не материал для психиатров,
для обследования на предмет
вменяемости?

Но нет,
Доренко не спятил. Сумасшедших
отличает уверенность и
убежденность в своей правоте. А ему
явно не по себе — это значит, что он
отдает себе отчет в словах и
поступках. Он почти в истерике, чем
похож на одного из персонажей
сериала "Место встречи изменить
нельзя". Помните, Промокашку в
блистательном исполнении актера
Ивана Бортника? Промокашка знает,
что песенка спета, коленки дрожат,
но он и напоследок куражится, хотя
понятно: это просто истерика.

А отчего ж у
Доренко истерика? Отчего ж ему-то
страшно? Да оттого, что Доренко —
отвязанный хам, но не дурак. И он
отлично понимает — не может не
понимать, что переступил последнюю
черту, отделявшую
Доренко-журналиста от Доренко —
заказного киллера. Он не может не
понимать также, что противник силен
и коварен, что неизвестно, как все
сложится в дальнейшем. Или грудь в
крестах, или голова в кустах.

Многое мы
повидали в нашем многострадальном
эфире. Доренко оскорблял, лгал,
легко менял свои позиции. Но так
беспардонно, так цинично, так грубо
и, в сущности, так бездоказательно и
неумно он еще не уничтожал никого.

Сегодня он
"мочит" Лужкова. В общем-то не
имеет никакого принципиального
значения, кого он сегодня
"мочит". На месте Лужкова в
любой момент может оказаться
буквально каждый. Поэтому те из
политиков и видных общественных
деятелей, которые сейчас злорадно
хихикают, наблюдая беспрецедентную
травлю московского мэра в эфире
ОРТ, должны знать: если хозяин
скажет своему верному Руслану
"фас", их будут рвать и травить
точно так же.

Можно
призывать политиков любых
ориентаций бойкотировать
программу Доренко — пустое дело.
Когда им выгодно, они забывают о
нанесенных прежде обидах.

Можно
призывать журналистское
сообщество не подавать Доренко
руки, но тот давно и осознанно вывел
себя за границы сообщества и живет
исключительно "по понятиям".

Можно,
наконец, призвать руководителей
ОРТ вспомнить Хартию
телерадиовещателей, принятую в мае
этого года всеми ведущими
национальными телеканалами: "Мы,
российские теле- радиовещатели,
понимая особую миссию ТВ и радио…
осознавая свою ответственность…
соглашаясь, что результат
исполнения профессионального
долга зависит не только от
совершенства законодательной базы,
но и от норм журналистской этики…
обязуемся добровольно и
неукоснительно следовать
следующим правилам и нормам
поведения…"

Правил и норм
не так уж и много. Но среди них есть
такое: недопустима организация
информационных кампаний по
целенаправленной дискредитации
граждан и организаций.

Увы, не
работает Хартия в условиях,
приближенных к фронтовым.

И все-таки
давайте попытаемся расставить вещи
по своим местам. В эфире
общенационального канала
журналист-отморозок на глазах у
всей страны оскорбляет, уничтожает
достаточно авторитетного человека,
избранного, между прочим, на пост
столичного мэра абсолютным
большинством москвичей. Хозяином
канала принято считать Бориса
Березовского, хотя настоящий
хозяин — государство. Именно
государству принадлежит
контрольный пакет акций в компании
"Общественное российское
телевидение". И коли государство
мирится с тем, что происходит в
эфире ЕГО компании, коли не
принимает никаких мер к
политкиллерам, следовательно,
заказчиком карательных акций надо
считать само государство. Это
косвенно подтверждает и тот факт,
что министр по делам печати и
телекоммуникаций Михаил Лесин не
усмотрел в программах Доренко
ничего, что требовало бы
вмешательства возглавляемого им
федерального органа.

Что касается
Бориса Березовского, то знакомые с
ним люди называют его выдающимся
бизнесменом. Сомнительно. Медийный
бизнес Березовского, прямо скажем,
не процветает. ОРТ, как мы помним,
недавно чудом избежало
банкротства, канал ТВ-6 в долгах как
в шелках. Тем не менее, на днях
Березовский купил-таки акции у
президента шестого канала Эдуарда
Сагалаева и стал владельцем самого
крупного пакета. Вернее, как
говорят люди сведущие, "живых"
денег у Березовского нет, поэтому
акции оформлены на имя некоей
фирмы, а деньги на их покупку от
широты душевной "отстегнули"
известные братья-предприниматели,
чьи интересы далеки от медийного
бизнеса.

И уже
известно, что Березовский намерен
предпринять: во-первых, в эфире
шестого канала появится Александр
Невзоров. Этот спецназовец, хоть и
регулярно консультирует Павла
Шеремета в эфире ОРТ, достоин в
боевых условиях отдельной саперной
лопатки. А во-вторых, с шестого
канала, скорее всего, уберут
телевизионную службу новостей,
возглавляемую Александром
Гурновым. Зачем Березовскому
независимая от него информационная
служба, не замеченная ни в лобовом
ангажементе, ни в проведении
спецопераций, в которых так
преуспело ОРТ? Таким образом, ТВ-6 из
легкомысленного, зачастую
безвкусного, но политически не
ангажированного канала
превратится в еще одну дубину
идеологической борьбы. А вот тут уж
государство, даже если оно захочет
вмешаться, окажется бессильно. Тут
уж хозяин — барин. Разве что
законодатели следующего созыва
примут-таки закон,
регламентирующий отношения
владельца, телерадиовещателей и
общества.

Но это дело
будущего, а информационная война
без правил идет уже сегодня. Самое
страшное в этой ситуации — если ТВЦ
(канал мэра) и НТВ (канал,
сочувствующий мэру) начнут
наносить ответные удары. Станут, к
примеру, искать счета самого
Доренко в банках, подсчитывать
стоимость его жеребцов,
разыскивать принадлежащую ему
"землицу в Испании". Не с
Доренко надо бороться (он пешка, с
ним — несолидно), а с теми, кто
допускает превращение
общенационального эфира в сточную
канаву, в выгребную яму, окуная в
нее с головой не только Лужкова и
Ко, но и всех зрителей, задыхающихся
от невиданной вони. Эти люди —
крупные государственные чиновники
— попросту обязаны стоять на страже
интересов общества, если
Общественное российское
телевидение им противостоит.

Можно было бы
призвать зрителей не смотреть
программу Доренко. Но смотреть все
равно будут — даже те, кто исходит
ненавистью и презрением. Мне же, как
Доренко, позвольте сделать
официальное заявление. Я лично пишу
о нем в последний раз. И пишущих
коллег призываю из
санитарно-гигиенических
соображений эту фамилию в своих
обзорах не упоминать. Доренко
ругать — что в потолок плевать.
Отныне о его программе — как о
покойнике: или ничего, или хорошо.
Но последнее будет означать, что
меня пытали.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector