издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Тамара, царящая на сцене

Тамара,
царящая на сцене

Три дня в концертном зале
"БайкалБизнесЦентра"
выступала народная артистка Грузии
Тамара Гвердцители.

Вел концерты
интеллигентный, обаятельный
Святослав Бэлза, заслуженный
деятель искусств Российской
Федерации, действительный член
Академии российского искусства,
член Академии Российского
телевидения, Союза писателей, Союза
журналистов и Союза театральных
деятелей. О большом интервью со
Святославом Игоревичем мы
договорились на будущее, а сегодня
попросили его представить
концерты, которые начали и будут
теперь проходить в Иркутске, в
новом зале
"БайкалБизнесЦентра".

— Я с
удовольствием поддержал идею
генерального директора
"БайкалБизнесЦентра" Николая
Константиновича Иванова об
открытии концертного зала.

В
перспективе — создание клуба
любителей искусств в вашем Центре.
Такого рода начинания уже
есть,например, в Сургуте, Томске,
Вологде… В таких клубах проходят
вечера и для широкой публики, и
салонного типа. В них участвуют не
только прославленные музыканты, но
и драматические актеры, чтецы,
поэты, прозаики. Скажем, Сергей
Юрский, Алла Демидова, Андрей
Вознесенский, Евгений Евтушенко,
Белла Ахмадулина, Фазиль Искандер,
Виктория Токарева… И это находит
большой отклик у публики. Не правы
те, кто полагает, что прошли
времена, когда поэты, чтецы
собирали полные залы. Я вижу, что и
сейчас есть любители поэзии,
настоящие ценители
художественного слова. Это очень
приятно при том засилье дурного
вкуса, что царит сегодня на эстраде,
засилье низкопробного искусства,
которое, собственно, и
искусством-то не назовешь, а
средства массовой информации,
телевидение, к сожалению, этому
потворствуют.

К вам будут
приезжать артисты, что называется,
первостатейные, настоящие, поющие
живыми человеческими голосами, а не
под фонограмму. Людмила Георгиевна
Зыкина уже дала согласие на то,
чтобы ее имя носил концертный зал
"БайкалБизнесЦентра", и скоро
она приедет сюда с друзьями, и
состоится официальная церемония. В
этом зале, мы надеемся, выступят
Муслим Магомаев и Тамара Синявская.
Их приезд был отложен, в частности,
из-за отсутствия рояля (теперь он
есть), а еще потому, что у Магомаева
была презентация мемуарной книги
"Любовь моя мелодия", которая
вышла в издательстве
"Вагриус".

В планах —
приезд и Сергея Юрского…

"Крестной"
нового прекрасного рояля стала
Тамара Гвердцители — одна из самых
блистательных наших певиц, певица с
международной известностью. Три
дня подряд зал на ее концертах был
полон, хотя сегодня приехать с
ансамблем и дать такие концерты
очень сложно, дорого по
себестоимости. Как видите, тяга к
настоящему искусству есть. Не все
то музыка, что звучит. Здесь же
звучала настоящая музыка,
прекрасные мелодии. По-моему,
получился замечательный праздник,
судя по реакции публики (а это
эмоциональная оценка
происходящего на сцене) — по цветам,
аплодисментам: провожали стоя. И
артистам было очень приятно.

Тамара
Михайловна впервые в Иркутске. Она
летела сюда, как в незнаемое,
положившись только на мое слово,
что все будет хорошо. Началось с
того, что Иркутск нас не принял: был
туман, и мы сели… в Улан-Удэ. Но это
не оказалось плохим
предзнаменованием. Напротив, все
было замечательно! И прием, и
концерты, и встреча с легендарным
Байкалом…

Я обращаюсь к
певице:

— Тамара,
ходили слухи, что вы уехали: то ли во
Францию, то ли в Америку, потому что
вышли замуж то ли за француза, то ли
за американца… Где вы на самом деле
живете, чем занимаетесь, почему вас
не видно, не слышно?

— Во Франции
я была, в Америке была, это,
действительно, не слухи. Сандро, мой
ребенок, поехал учиться в Бостон, и
с ним поехала моя мама. И я,
действительно, так часто к ним
ездила, что кому-то надо было
преподнести будто бы я уехала. На
самом деле это не так.

— Где же
вы были все это время?

— Работала,
создавала программы, которые мы
записывали в Америке, во Франции. В
прошлом году по телевидению была
прямая трансляция с моего сольного
концерта из центрального зала
"Россия".

— Сейчас сын
учится в Нью-Йорке, в школе с
математическим уклоном, а я
нахожусь между Москвой и
Нью-Йорком, задерживаясь… в Париже.

— А как
же Грузия?

— Там живут
папа, брат, родственники. Я бываю не
часто, с 1993 года живу в Москве.

— С
кем-то из московских артистов
дружите?

— Нет,
пожалуй… Раньше было больше
возможностей для общения, хотя я и
жила в гостинице. Золотые годы были!
Все время проходили какие-то
праздники, презентации. А сколько
было сборных концертов! Со всеми
дружили, общались… А сейчас все это
очень редко бывает.

— За все
эти годы вы вдруг мелькнули на
телеэкранах в… рекламе шампуня
против перхоти. Представляю, как о
вас говорили…


Естественно, ходили разговоры,
раздавались вопросы. Для меня этот
проект был настолько
незначительным, и я даже
представить не могла, что люди все
это так серьезно воспримут! Мне
говорили (меня тогда не было в
Москве), что ту рекламу пускали
почти каждый час…

— Вы не
занимались, как другие артисты,
скажем, выпуском обуви, духов,
кваса?..

— Нет.

— Мы
занимаемся музыкой, — сказал
присутствовавший при разговоре
продюсер Тамары Евгений
Кобылянский.

— Я понимаю,
как создается мой образ: людям
легче поверить, что артист куда-то
уехал и больше не поет, не играет…
Как было с Диной Дурбин: снялась,
выступила, стала звездой и потом
куда-то исчезла, жила в какой-то
деревушке… Открытие каких-то кафе,
ресторанов, салонов, выпуск обуви,
косметики — все это не увязывается
со мной. Я человек настолько
далекий от такого рода бизнеса, что
даже если очень захочу этим
заниматься, знаю, что у меня ничего
не получится (рассмеялась). Просто
каждый должен делать свое дело.

Я лично
благодарила Бога, судьбу за то, что
в тяжелые для Грузии времена, когда
многие профессора, режиссеры,
артисты начали торговать фамильным
серебром (это трагедия, считаю), я
могла гастролировать, осталась в
своей профессии. Ничего, что
сегодня это, может быть, как
говорится, захолустье. Зато завтра
будут Париж, Лондон… Мои друзья не
стали открывать киоски, у них не
поднимается рука что-то продавать;
они остались артистами. Хотя, к
примеру, кино сегодня почти не
снимается: чем заниматься тем, кто
не мыслит себя без любимого дела?


Сегодня у вас много гастролей?

— Много.
Несмотря на тяжелые времена, люди
ходят на концерты. Правда, от
некоторых гастролей приходится
отказываться из-за того, что
утомляют перелеты, поезда…

— Тамара,
наверное, ваша семья, как и все
грузинские семьи, очень музыкальна?
Правда, что вас в пять лет отдали в
"Мзиури"?

— В пять — в
музыкальную школу. В "Мзиури" —
в десять.

Мама моя
хорошо поет, дяди — тоже. Вообще вся
мамина сторона…

— А в
"Мзиури" мама привела?

— Дело было
так. Я выступала на телевидении
(пела песню с оркестром), и в этой же
программе были девочки из
"Мзиури". Руководители увидели
меня и подошли к моей маме, сказали,
что я вся такая замечательная, и
попросили, чтобы она привела меня
на репетицию. А я не хотела! Потому
что училась в четвертом классе
музыкальной школы и серьезно
занималась фортепианной музыкой.
Меня не привлекала эстрада, песни
про Ленина, которые пели эти дети из
Дворца пионеров.

А потом один
умный человек сказал моей маме, что
все равно вы не сможете сделать для
дочери, как сегодня говорят,
промоушн, у вас нет для этого
ничего, не сможете сами представить
ее, познакомить с ней широкую
публику. Лучший способ для нее —
быть в детском ансамбле, где-то ее
увидят ("Мзиури" тогда
собирались в Ленинград). И мама
повела меня на репетицию. Я как-то
неохотно стала вливаться в новый
коллектив (мне ведь было всего 10
лет). Но педагоги помогли, они
сыграли большую роль в моей судьбе.
Я начала много ездить. Самым
радостным было то, что мы
пропускали уроки — это было очень
приятно! (Смеется).

В
"Мзиури" я выступала восемь
лет. А потом была консерватория.

— А ваш
сын — музыкальный человек?

— Он
занимался на фортепиано, у него
хороший голос. Но сейчас такой
возраст — 13-14 лет, происходит
мутация. Так что, пока скрипим…

Все говорят,
что у Сандро — колоссальное чувство
юмора, что он очень артистичный и
может стать голливудской звездой.
(Мама рассмеялась).

— Да, это так,
— подтверждает Евгений
Кобылянский.

— И на
здоровье. В той стране таланты
ценят, за них держатся. А если не
судьба стать артистом — ну не
судьба.


Интересно, как вы познакомились с
Мишелем Леграном?

— Это было в
1992 году. Я работала во Франции и мой
продюсер отправил ему мою
видеокассету. После чего
артдиректор Леграна позвонил нам и
предложил встретиться. У маэстро
замок под Парижем, там мы и
общались: разговаривали, пели и
играли на двух роялях. Это чудесный,
открытый человек, большой ребенок!..
Потом у нас были концерты в Париже,
Нью-Йорке. Недавно мы встретились в
Нью-Йорке. Мишель пишет музыку,
выступает , дай бог ему здоровья.


Слышала, что вы увлеклись
режиссурой?

— Гарик меня
заразил (смеется).


Кто-кто?

— Георгий
Параджанов. Он посвятил мне
сценарий фильма "Женщина в
пустыне", потом мы его вместе
переделывали. Он все-таки
сценарист, а я — человек сцены, знаю,
что значит творить, придумывать
что-то на сцене, что такое
сиюминутность… Конечно, кино — это
не эстрада, это совсем другое.
Параджанов был очень вдохновлен,
вдохновил меня, я написала музыку.

— Фильм
готов?

— Еще нет.
Сейчас у нас будут гастроли в
Израиле (пять больших концертов), мы
докончим съемки, надеюсь.

— Вы ведь
мечтали стать драматической
актрисой?

— Да.

— А если
не петь, чем могли бы заниматься?

(Задумалась…)
— Даже не знаю, чем бы могла
заниматься (рассмеялась) так
хорошо! Может быть, композицией… Но
для других я никогда не писала. Мои
песни как-то рождаются вместе с
моим голосом. Хотя многие артисты —
и в Грузии, и в России — просили
меня: "Напиши мне что-нибудь".
Их притягивает в первую очередь,
конечно, то, что я понимаю природу
певца, раз сама этим занимаюсь. Но
для других писать очень сложно!
Может быть, когда-нибудь Слава
Бэлза меня и заставит?
(Рассмеялась). Он иногда говорит,
как пророк: надо сделать так, будет
так, и так и получается!

Мне
интересно было бы написать что-то
для мужчины-исполнителя,
проникнуть в мужскую душу через
музыку.

— Может,
кто-то уже есть конкретно на
примете?


Единственный, пожалуй, кто приходит
сейчас на ум, — Градский.

Евгений
Кобылянский, написавший несколько
песен для Тамары, добавил:

— Чтобы
написать для исполнителя что-то
хорошее, настоящее, надо им жить — с
утра до вечера и с вечера до утра:
слышать его голос, видеть, хотя бы
мысленно, перед глазами, думать о
нем… Тогда, может, получится что-то
человеческое.

— Тамара,
это правда, что вы храните все свои
концертные костюмы?

— Правда. С
восемнадцати лет.

— Лариса
Долина, например, свои наряды
продавала с аукциона…

— Она худеет.
А я время от времени надеваю их с
гордостью: еще помещаюсь!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер