издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Сезон открылся балетом

Сезон
открылся балетом

Арнольд БЕРКОВИЧ

Пожалуй, за
всю почти шестидесятилетнюю
историю театра музыкальной комедии
и его юридического воспреемника —
музыкального театра не было такого,
чтобы театральный сезон открывался
балетным спектаклем. Однако
сегодня это не выглядит
противоестественным, ибо именно
балетный спектакль
"Щелкунчик" П. Чайковского был
признан лучшим спектаклем года и
удостоен губернаторской премии.
Это обосновано и тем, что ныне в
музыкальном театре, мне кажется,
найден достаточно оптимальный
вариант решения крупных
хореографических произведений,
несмотря на ограниченные
возможности балетного цеха. И,
пожалуй, самое главное —
формируется творческий состав,
который стремится воплощать
прекрасную хореографию на высоком
профессиональном уровне без скидок
на пресловутую провинциальность.

Сегодня на
сцене музыкального театра идет
балет А. Меликова "Легенда о
любви". Созданный на основе
прекрасной поэмы Алишера Навои
"Ферхад и Ширин" талантливым
Назымом Хикметом, балет не сразу
обрел своего композитора и
заслуженное признание. В 1958 году он
появился на сцене Куйбышевского
театра с музыкой Г. Крейтнера, но
спустя три года А. Меликов создал
музыку, которая была сразу принята
многими театрами страны, а после
сценографии Ю. Григоровича в
Ленинградском театре "Легенда о
любви" прочно вошла в золотой
фонд отечественной и мировой
хореографии.

Постановщик
"Легенды о любви" на иркутской
сцене главный балетмейстер театра
Ю. Надейкин, как всегда, творчески
осмыслил сценический вариант
балета. В частности, он изменил
финал, в котором у Н. Хикмета
декларировался отказ ферхада от
личного счастья во имя народного
благополучия. У Надейкина
торжествует любовь на фоне
торжествующего людского
благополучия, и от этого балет
приобретает особое
оптимистическое звучание.
Балетмейстер, учитывая
ограниченность состава
исполнителей, вновь, и на сей раз с
большей сценической
достоверностью, использовал
артистов хора. Артисты же балета
исполняют по несколько балетных
номеров, что создает убедительную
иллюзию большого его состава.

Весьма
эффектна и сценография спектакля
(художник В. Бурдуковский), она
двухмерна, отчетливо передает
восточный колорит поэмы, красочна и
обеспечивает обширное сценическое
пространство для балетного
действия.

В центре
спектакля яркий драматический
образ царицы Мехменэ-бану.
Трагедийное начало образа заложено
уже в нетрадиционности любовного
конфликта: Мехменэ любит Ферхада,
который, в свою очередь, любит
сестру царицы Ширин, а в саму
Мехменэ безответно влюблен Визирь.
Эти любовные коллизии чрезвычайно
убедительно представлены
музыкально.

Партию
Мехменэ-бану танцует И. Козаренко.
Представляю, сколь сложно было
балерине преодолеть наработанный
образ лирических героинь, партии
которых И. Козаренко столь ярко
воплощала на иркутской сцене. Образ
Мехменэ потребовал от балерины
новой сценической графики и
стилистики, акцентированных поз и
движений. И, может быть, в силу
определенной страховки
балетмейстер предложил балерине
рисунок танца, более близкий к
пантомиме, что И. Казаренко
воспроизводит темпераментно,
выстраивая образ драматически по
усложняющейся спирали. И там, где
Козаренко удается вырваться на
истинный танец, она, раскованная в
любовном порыве, рисует страсть
своей героини широко, масштабно. Не
хочу утверждать, что
Мехменэ-Козаренко — вершина ее
творчества, конечно, нет! Но это,
несомненно, прорыв балерины в новое
качество, это начинающаяся
страница творчества талантливой
балерины.

Трепетный,
нежный, сугубо традиционный
лирический образ Ширин предстал
перед зрителями в исполнении М.
Чистяковой. Сегодня, мне кажется,
именно эта сторона образа более
выразительна и сценически
осуществлена, потому как
драматические моменты партии еще
не обрели эмоционального накала.

Вообще,
должен отметить, что
лирико-поэтическая линия балета
преобладает над
героико-романтической. И в этом в
значительной степени
"повинен" Ферхад в исполнении
А. Романенко. Сегодня в Ферхаде есть
и любовная нежность, и чистота, но
нет мужественности, которая должна
превалировать у каменотеса
Ферхада. В этом отношении во многом
выигрывает И. Халеев, внешне и
внутреннее убедительно воплощая
экспрессию партии Визиря.

Ансамблевость
и постановочность балетных
спектаклей Музыкального театра
становится его характерной
"визитной карточкой", что
свидетельствует о сложившемся
гармоничном коллективе
единомышленников: балетмейстер Ю.
Надейкин, художник В. Бурдуковский,
художник по костюмам И. Машарина,
художник по свету засл. работник
культуры Г. Мельник. Растет
культура и зрелость сценического
воплощения балетных спектаклей на
протяжении последних театральных
сезонов. И это вселяет надежду на
будущие встречи с лучшими
произведениями мировой
хореографии.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное