издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Новая сцена академического театра откроется "Чайкой"

Новая
сцена академического театра
откроется "Чайкой"

Светлана ЖАРТУН

Новая сцена в
отреставрированном здании
академического драматического
театра имени Н.П. Охлопкова будет
одной из лучших, а то, пожалуй, и
лучшей в стране. Об этом говорили
заместитель министра культуры
Наталья Дементьева, многочисленные
гости, сведующие в театральном
деле, недавно посетившие Иркутск во
время проведения фестиваля
"Байкальские встречи у
Вампилова". Открывать ее будет
спектакль "Чайка" в постановке
Аркадия Каца.

Режиссер
недавно приезжал на несколько дней
в театр, чтобы познакомиться с
труппой, сделать предварительное
распределение ролей. Прежде чем
задать вопрос именитому гостю,
почему он согласился на постановку
в Иркутске, представим его.

Аркадий
Фридрихович Кац по окончании
Ленинградского института театра
музыки и кинематографии и трех лет
работы ровно четверть века
возглавлял Русский драматический
театр в Риге. Это был один из лучших
творческих коллективов бывшего
СССР. К Кацу ехали зрители со всей
страны, в его театре проводились
режиссерские лаборатории, семинары
театральных критиков. Многие
спектакли стали театральной
классикой.

В 1989 году он
уехал из Риги, предвидя скорое
отделение Латвии от России: "Не
хотел работать за границей", —
объясняет он ту боль и
разочарование, которые пришлось
испытать ему при расставании с
любимым детищем и городом, который
стал родным. В Москве ему
предложили возглавить театр на
Малой Бронной (в нем долгое время
работал выдающийся режиссер
современности Анатолий Эфрос).
Одновременно он получил
приглашение от Михаила Ульянова на
работу в Вахтанговский. Кац принял
приглашение Ульянова: "Нет
запаса времени, чтобы строить
театр, какой был в Риге. На Бронной
очень сложное положение".

У
вахтанговцев поставил ряд
интереснейших спектаклей, открыл
свой небольшой театр (в Москве
сегодня это распространенное
явление). Много работал за рубежом:
ставил в любимой им Болгарии,
преподавал в Мечиганском
университете США. Когда несколько
лет назад получил приглашение от
своего друга Наума Орлова,
режиссера Челябинского
драматического театра, поставить с
его актерами спектакль, согласился
с радостью — театральной России,
кроме Москвы, он не знал, да и город
для него неизвестен, почти как для
многих заграница. С той поры
работал в Омском, Челябинском и
Екатеринбургском театрах. Получил,
по его словам, великое наслаждение
от работы с великолепными актерами,
которые есть в каждом творческом
коллективе. Здесь, в Иркутске, с
удовольствием передавал приветы от
народных артистов Юрия Цапника,
Валерия Алексеева, заслуженного
артиста Юрия Ицкова, связанных
тесными узами с нашим городом.
Приглашение на работу в Иркутск
принял с удовольствием.

— Великая
честь открывать новую сцену
прославленного сибирского театра
пьесой, которую я люблю, ставил, и
каждый раз нахожу в ней тайны,
доселе неразгаданные мной. Иркутск
для меня имеет особое притяжение —
в 1976 году наш театр первым на
русском языке сыграл "Утиную
охоту" Вампилова.

Это был
первый и один из лучших спектаклей
"Утиной охоты", увидевший свет
задолго до московских постановок
Владимира Андреева и Олега
Ефремова. Рижане прочитали его с
чувством глубокого сопереживания
человеческим метаниям Виктора
Зилова, его трагическому
сопротивлению процессу
саморазрушения и оценки
собственных поступков в интонации
злой иронии.

— Когда я
познакомился с пьесой, она
буквально захватила меня. Сколько в
ней правды, понимания человека!
Проглядывался Чехов, Достоевский,
автор был с ярко выраженным
собственным голосом,
унаследованным им от главных
традиций русской классической
словесности. В Латвийском
министерстве культуры пьесу
приняли, но нужно было разрешение
Министерства культуры СССР. Наш
министр написал письмо общему
министру с просьбой на постановку.
Ответа не получил. Подождав
немного, снова написал — и снова
молчание: "Ах, так!", — сказал
он, и мы приступили к работе. В любой
истории абсурд присутствует
всегда…

Премьера
состоялась летом в Омске. Мы
специально подгадали момент: так
далеко большую комиссию из Риги не
пошлют. Действительно, приехало два
человека. После просмотра один был
"за", другой "против", а
так как в голосовании принимал
участие еще и художественный совет
театра, большинство было
подавляющим. Так пьеса, которая в
России была под строжайшим
запретом, у нас прошла с легкостью
необыкновенной.

"Утиная
охота" в Рижском театре прошла 196
раз, и ее играли бы еще, но одно
трагическое событие, последовавшее
за другим, сделало невозможным
восстановление спектакля.

— В Болгарии
на гастролях погиб актер Александр
Боярский, исполнитель роли
официанта Димы, через год Володя
Сигов — Зилов: трагическая развязка
судьбы спектакля. "Бывают
странными пророками поэты", — у
Вампилова много инфернального
заложено в этой пьесе, над ней
витает рок. Судьба самого
драматурга и многих исполнителей
роли Зилова была трагической, они
рано уходили из жизни. Вспомните
начало пьесы — венок, актер,
обвешанный траурными лентами
произносит: "Виктор Зилов —
СССР". Надо иметь определенное
мужество, чтобы решиться на
исполнение такой ремарки автора.

Уверен, что
Вампилов каким-то образом
предчувствовал свою судьбу и
определенно связывал ее с
"Утиной охотой". Не знаю, все
ли, но эта пьеса драматурга
обязательно перейдет в репертуар
театров третьего тысячелетия, ее
будет ставить не одно поколение
актеров и режиссеров — редкое
дарование и редкое единодушное
признание. Недавно в Москве, на
презентации книги "Избранное",
Розов назвал Вампилова грандиозным
писателем, он не подыскивал слова,
просто говорил с восхищением.

Сегодня,
читая Чехова, можно рассматривать
его пьесы через опыт знаний,
полученный в работе над Вампиловым.
Это хорошая преемственность,
наследие, умноженное знаниями,
понимание мира человека в его
временном измерении. Когда
охлопковцы попросили меня
поставить именно Чехова, я с
радостью согласился. Это театр с
серьезными намерениями, и дай бог,
чтобы все получилось!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное