издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Для нас Отечество -- это вся Россия"

Евгений
ПРИМАКОВ:

"Для
нас Отечество — это вся Россия"

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда".

В среду, 17 ноября, Евгений
Примаков провел в Москве
селекторную пресс-конференцию. В
десять утра по московскому времени
в региональных штабах ОВР по всей
России собрались руководители
отделений избирательного блока и
представители СМИ. В Иркутске в
пресс-конференции участвовали
председатель регионального
отделения ОВР Юрий Шкуропат и
журналисты из "Восточки",
"СМ номер один" и "АИФ".

— Уважаемые
журналисты, дорогие друзья! —
обратился к участникам встречи
лидер блока. — Я приветствую вас. Я
высоко ценю ваш нелегкий труд и
желаю вам всего самого доброго.
Готов ответить на все ваши вопросы.


Трудным ли было для вас решение
вернуться в большую политику?


Судьбоносное решение всегда
трудное, как говорил один из наших
лидеров. Ты все взвешиваешь, тебе
советуют или не советуют. Как
видите, я решил и твердо иду по
этому пути.

Свердловск
задал "чеченский" вопрос.


Насколько велика для российских
городов опасность терроризма и
можно ли рассчитывать на то, что
конфликт в Чечне удастся решить
военным путем?

— Никто не
застрахован от террористических
актов, — сказал Евгений Максимович.
— Главное, чтобы милиция и другие
правоохранительные органы
работали по-настоящему. В Москве
после этих страшных взрывов было
обезврежено несколько взрывных
устройств. Надо, чтобы во всех
городах милиция работала активно.
Очень многое зависит от участковых
милиционеров. Они должны хорошо
знать хозяев, которые имеют
складские помещения и офисы в жилых
домах, а также контролировать
перемещение жильцов.
Правоохранительные органы должны
сделать все возможное, чтобы
предотвратить вероятность новых
террористических актов.

Военное
решение чеченской проблемы
невозможно. Но военный путь борьбы
с чеченскими террористами
необходим. Надо различать эти вещи.
Наше движение поддерживает все
усилия, направленные на
уничтожение террористов-боевиков,
на ликвидацию их потенциала. С
другой стороны, мы понимаем, что
таким только путем невозможно
решить проблемы Чечни, определить
ее статус в рамках России. Я
категорически против
интерпретации
антитеррористической операции как
войны против чеченского народа.
Надо отличать беженцев, мирное
население Чечни от террористов, от
тех, кто похищает людей, превращает
их в заложников.

Да,
действительно, проблема беженцев
существует. Но они наши. Они
россияне.


Создается впечатление, что сегодня
главный политический враг ОРТ и
некоторых других СМИ — это блок
"Отечество — Вся Россия" и вы
лично. В чем причина повышенного
внимания?

— Вы
правильно подметили тенденцию. Наш
блок "Отечество — Вся Россия"
превратился в единственную
практически мишень, в которую бьют
средства массовой информации,
которые в той или иной степени
связаны с администрацией
президента. И это показатель того,
что люди, сидящие в администрации,
во всяком случае многие из них,
опасаются нас больше, чем кого бы то
ни было. Почему? Да потому, что мы
выступаем против казнокрадства,
воровства. Выступаем против
ограбления нации теми, кто залезает
в государственный бюджет, пытается
подчинить себе денежные потоки. Эти
люди боятся того, что если мы
завоюем большинство в
Государственной Думе, то сможем
покончить с этим безобразием на
основе существующих законов и
действующей Конституции. Вот
поэтому мы и подвергаемся нападкам.

— Вас не
смущает то обстоятельство, что
усилия г-на Доренко и компании
приводят к снижению вашей
популярности?

— Я не
намерен втягиваться в полемику по
каким-то выдуманным Доренко
сюжетам. Я даже нигде не называю его
фамилию. Полагаю, что наш народ
достаточно умен, чтобы разобраться,
где правда, и он не даст себя
одурачить подобными выходками.
Поэтому подобная "пропаганда"
приводит к обратным результатам, не
к тем, на которые рассчитывают
"пропагандисты".

Я не верю, что
кто-то из кандидатов в президенты
может набрать 30 и более процентов
по рейтингу. Рейтинги — не только
отражение общественного мнения, но
и попытка его сформировать. Мне
кажется, что некоторые
социологические службы специально
завысили мой рейтинг с тем, чтобы
теперь его обрушить. Что касается
реального падения, то, если оно
есть, меня это не пугает. Если кто-то
лучше и его рейтинг растет — дай
бог!

— Люди
обеспокоены тем, что в средствах
массовой информации мало публичных
выступлений лидеров политического
блока ОВР. Делается ли что-нибудь
для увеличения числа таких
выступлений?

— Во время
избирательной кампании
практически всеми телевизионными
каналами для нас будет
предоставлено время. Мы будем его
использовать для изложения своих
программ.

— Как вы
оцениваете опыт взаимоотношений
Республики Татарстан с Российской
Федерацией? Не считаете ли вы, что
этот опыт можно рекомендовать для
изучения или даже перенять другим
регионам России?

— Я не совсем
понимаю ваш вопрос. Вы говорите об
отношениях между Татарстаном и
Российской Федерацией. Можно
подумать, что речь идет о двух
субъектах международного права.
Татарстан является частью
Российской Федерации. Он был и
останется в составе России. Другое
дело, что Татарстан, как и другие
национальные образования на
территории нашей страны, ставит
свои задачи самоуправления,
титульные задачи национального
самовыражения. Нужно привести дело
к тому, чтобы эти реальные и важные
для многонациональной страны вещи
сопровождались выравниванием
условий хозяйственной
деятельности всех субъектов
Федерации на экономическом фоне.

— В свое
время, когда вы были
премьер-министром, было принято
постановление правительства по
Ленинградской области. Оно
касалось развития морских
перевозок. Атомные электростанции.
Социальные вопросы. Сейчас вы
собираетесь к нам в область.
Скажите, что сдвинулось с момента
принятия постановления? Ведь вы же
готовитесь к поездке?

— Я не только
готовлюсь к поездке. Я внимательно
слежу за развитием событий. Могу
прямо сказать, что большого
удовлетворения это развитие не
вызывает. Многие постановления
правительства по Ленинградской
области были положены под сукно и
не выполнены. Это касается
строительства портовых терминалов
по нефти и углю. До меня доходит
информация, что здесь полный
застой. Имеются силы,
заинтересованные в том, чтобы
грузопоток шел через иностранные
порты.

"Земля
Нижегородская" поинтересовалась
позицией блока в отношении
крестьян.

— Нам
кажется, что это единственное
слабое место в экономической
программе "Отечества", —
заявила журналистка из Нижнего.

— Вам так
кажется зря. Мы очень большое
внимание уделяем сельскому
хозяйству, крестьянству. Очень
большое внимание уделяем
аграрно-промышленному комплексу. В
этом, если хотите, есть
генетические мотивы. Когда я
возглавлял правительство, то это
правительство очень плотно
работало с сельским хозяйством и
создало ряд условий для его
развития. Были, в частности,
понижены налоги на добавленную
стоимость до 10 процентов, были
уменьшены тарифы на перевозки
сельскохозяйственной продукции.
Были сделаны шаги по развитию
сельскохозяйственного
машиностроения, для того, чтобы
активизировать такую форму
использования машин, как
лизинговая форма, форма аренды…
Потому что у крестьян сейчас мало
средств, чтобы закупать технику. Мы
начали работать в плане
выравнивания цен на
сельскохозяйственную и
промышленную продукцию. Если мы
завоюем значительное число мест в
Госдуме, то у нас уже заготовлены
законопроекты, которыми эта работа
будет не только продолжена, но и
развита. Мы безусловно поведем дело
к тому, чтобы наши сельхозники
получали льготные кредиты. Только
так удастся снизить диспропорцию в
ценах. Мы будем делать и многое
другое, чтобы защитить
отечественного
товаропроизводителя.


Губернатор Челябинской области
Петр Тумин публично говорит о
движении "Вся Россия", но
ничего не говорит об
"Отечестве", как бы разделяя
эти два движения. Что вы думаете об
этой позиции нашего губернатора и
насколько в действительности
монолитен союз "Отечества" и
"Всей России"?

— Мы
составляем единое движение.
Движение действительно состоит из
различных частей: "Отечество",
"Вся Россия" и "Аграрная
партия". Мы идем плечом к плечу. У
нас нет на этом этапе предвыборной
борьбы никаких разногласий ни
между лидерами движений, ни между
штабами в регионах. Они опираются
на всех представителей
блокообразующих организаций.

Самарская
область пригласила Евгения
Примакова в гости и попросила
ответить на три вопроса. Но Евгений
Максимович предложил ограничиться
одним вопросом… в ответ на
приглашение.

— Что
могут ждать от победившего на
парламентских выборах блока
"Отечество-Вся Россия" г.
Тольятти и ВАЗ? И в дальнейшем, если
вы станете президентом? Чего ждать
нашей автомобильной
промышленности?

— Во-первых, о
своих президентских амбициях я не
желаю даже говорить. Я еще не решил,
буду ли участвовать в
президентской гонке. Слишком много
обстоятельств надо учесть для
принятия такого решения.

Что касается
нашей автомобильной
промышленности — ВАЗа и других
заводов, то мы будем всячески их
поддерживать. Необходимые условия
— обязательная и своевременная
выплата зарплаты рабочим и налогов
в бюджет. И чтобы никто при этом не
пытался обмануть государство.
Совершенно ясно, что надо сделать
все, чтобы наши автомобили стали
конкурентоспособны с иностранными
автомобилями. Для этого надо
создавать условия для инвесторов —
наших и, хочу это подчеркунуть,
иностранных…

— Как вы
относитесь к проблеме переселения
северян?

— У меня есть
точка зрения, которая совпадает с
точкой зрения нашего движения.
Переселение некоторой части
северян необходимо. При этом нужно,
чтобы все переселенцы сохранили
льготы, которые они имели на Севере.
Будет несправедливо, если человек,
проработавший на Севере всю жизнь,
потеряет в случае переезда все
пенсионные надбавки. Переселение
должно быть добровольным, и надо,
чтобы оно было ограничено теми, кто
не участвует в производстве… Еще
один момент. Мы не можем оставить
наши "севера" безлюдными. Мы не
можем пренебречь нашими
"северами". Поэтому должно
быть и обратное движение — движение
тех, кто готов поехать на Север и
там работать, приносить пользу
России. И это движение надо
поддержать.

— Как вы
оцениваете существующую налоговую
систему и намерены ли ее
реформировать, если придете к
власти?

— Надо
уменьшать число налогов. Надо
снижать налоги. Я имею в виду в
первую очередь НДС и подоходный
налог. Снижение этих налогов
безусловно приведет к тому, что
будет дан импульс для развития
реального сектора в экономике.

— Как вы
оцениваете, что у нас в
Башкортостане не окунулись в
приватизационный омут с головой? У
нас сохранились колхозы и совхозы,
которые развиваются наряду с
другими формами хозяйствования.
Это позволило сохранить
управляемость агропромышленного
комплекса. За это нашу республику
почему-то критикуют наши
московские коллеги-журналисты.

— Не хочу
противопоставлять вас московским
коллегам. Хочу сказать, что, с моей
точки зрения, должны развиваться
все формы собственности, в том
числе колхозы и совхозы. Они при
этом могут принимать новые формы,
выполнять новые функции. Главное,
чтобы возрастала эффективность
производства.

Саратов, в
котором недавно был Евгений
Примаков, уступил последний вопрос
Кузбассу.

— В
Кузбассе на Кузнецком
металлургическом комбинате идет
настоящая война. Вы настаиваете на
национализации приватизированных
предприятий? Действительно ли это
нужно?

— Не
настаиваю. Наш блок против
очередного передела частной
собственности. Это приведет Россию
к крови. Это мы проходили… С другой
стороны, если предприятие работает
неэффективно, если новые хозяева не
платят рабочим заработную плату,
если предприятие приобретено
обманным путем, если предприятие не
платит в бюджет, то здесь надо
разбираться особо, в каждом
конкретном случае. Что касается
Запсиба, я там был и видел, что
кредиторы повели настоящее
наступление на рабочих. Они делали
все, чтобы завысить цены на сырье и
занизить цены на готовую продукцию.
Они банкротили здоровое
предприятие. И когда дело в
результате действий коллектива и
арбитражного суда изменилось к
лучшему, я не верю, что кто-то
выиграет от того, что все вернется в
исходное положение.

На
этом Евгений Примаков закончил
пресс-конференцию, пообещав, что
ответит на остальные вопросы при
следующей встрече.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер