издательская группа
Восточно-Сибирская правда

У России в Чечне нет выбора

У
России в Чечне нет выбора

Олег РАТНИКОВ,
журналист

На прошлой
неделе Масхадову наконец-то был
предъявлен ультиматум. Предъявил
его человек отчаянной храбрости,
сумасшедшего мужества и
бесконечных возможностей —
Григорий Алексеевич Явлинский.
Григорий Алексеевич предложил
начать вести переговоры с
Масхадовыми немедленно, дать ему 30
дней на выполнение условий,
выдвинутых лично Явлинским. И вот
уж если через 30 дней Масхадов не
выполнит условий, то тогда его и
боевиков можно "мочить".

А условия
самые простые. Масхадов должен
освободить всех людей, взятых в
заложники; прекратить новые
похищения и работорговлю; создать
минимальные основы гражданского
правового государства; выдать
российским властям террористов;
разоружить все негосударственные
вооруженные формирования (читай —
полевых командиров); ликвидировать
все военизированные
репрессированные органы и
отказаться от приема на территории
Чечни международных террористов.

Сказать, что
заявление Явлинского наивно, это
очень слабо. Любой не то что
политик, рядовой гражданин
понимает: никого Масхадов
разоружить не может. Скорее Басаев
с Хаттабом его разоружат, чем он их.
Не может Масхадов и распустить
"военизированные репрессивные
органы", потому что это его
единственная опора. Смешно
говорить и про работорговлю. Три
года она шла вовсю, в домах
"новых" чеченцев в качестве
обязательного помещения
проектировался бетонный погреб для
заложников. Масхадов ничего с этим
не делал, не делает и делать не
будет. Потому что это для Чечни
колоссальный бизнес. Таким образом
там зарабатывают миллионы
долларов. И не такому человеку, как
Масхадов, этот бизнес
"завернуть". Ну, а про основы
гражданского общества и прочее, что
надо организовать за три дня, и
думать смешно.

Во второй
чеченской войне у нас, к сожалению,
не осталось выбора. Если мы сейчас
не задавим "гадину", дадим ей
отдышаться, они не просто будут
взрывать дома в наших городах, они
станут, по сути дела, полными
хозяевами положения. И в самом деле
— выиграли две войны, делай что
хочешь, кто тебя остановит. Чечня за
эти годы стала высшим достижением
криминалитета. Сколько чеченцев
наезжали в Москву для совершения
заказных убийств и исчезали потом
на родине — пойди, арестуй их там.
Сколько криминальных фирм было
зарегистрировано в Чечне, пускай
налоговики съездят в Грозный и
проверят. Сколько контрабандного
оружия и наркотиков разъехалось по
России через республику Ичкерия.
Басаев за три года стал одним из
крупнейших продавцов оружия на
всем постсоветском пространстве.
Эдакое "Росвооружение" в одном
лице. И всей этой гадости дать
второй шанс на жизнь — смерти
подобно. Потому что, проиграв
вторую войну, мы не просто
продемонстрируем всему миру свое
полное бессилие. Мы
продемонстрируем, что нас просто
нет и с нами можно делать все что
хочешь.

Тем не менее
заявление лидера "Яблока"
совсем не бессмысленно. В нем есть
один практический смысл — давайте
на 30 дней прекратим боевые
действия, попытаемся поговорить с
Масхадовым. Дать 30 дней передышки —
это все равно что пустить половину
уже достигнутых результатов
военной операции коту под хвост.
Понимает ли это Явлинский? Во
всяком случае — должен.

Можно
предположить, что меньше всего в
этот момент Явлинский думал о
беженцах. Больше он думал, как снова
остаться во всем белом. Можно
вспомнить его "мэканья" после
взрывов в Москве, когда, с одной
стороны, он хотел оставаться
"культурным" и выступал против
поголовной проверки кавказцев, а с
другой — говорил, что проверять их
надо (электорат потерять боялся).

Другой
правый политик — Анатолий Чубайс —
достаточно ясно сказал все, что
думает о заявлении Явлинского:
"Реализация плана Явлинского
фактически не только нанесет удар в
спину российской армии, но и
поможет Масхадову вывести боевиков
и бандитов за пределы Чечни, укрыть
их от правосудия. В Чечне
происходит возрождение российской
армии, утверждается вера в армию, и
политик, который так не считает, не
может считаться российским
политиком. В этом случае есть
только одно определение —
предатель. И возможные попытки
Явлинского оправдаться, сказать,
что его неправильно поняли, сути не
меняют".

Это резкое
заявление Чубайса, который в 94-95
годах, находясь в правительстве,
поддерживал Гайдара с его
осуждением войны, показывает не
только, насколько изменилась
ситуация и отношение к войне. ДВР,
членом которой являлся Чубайс, была
первой партией, выступившей против
войны в 94-м году. Это при том, что у
Гайдара были хорошие личные
отношения с Ельциным, которые после
этого сильно испортились. А вся
партия моментально лишилась
господдержки. После чего не прошла
в Государственную Думу. На этот раз
правые, а Чубайс — их знамя, заняли
другую сторону. Это говорит лишь о
том, что они, в отличие от своего
политического соседа слева, в
ключевых вопроса интересами страны
не торгуют. Да и нельзя забывать о
том, что Путина в Москву вытащил
Чубайс и по своей сути премьер —
правый политик, защищающий
национальные интересы.

Это
заявление Чубайса показывает и то,
насколько изменилась российская
элита в целом. Одни слова про армию
чего стоят. Впервые за десять лет
(если не считать выборы 96-го года)
наша элита выступает единым
фронтом. Личные интересы отдельных
олигархов и чиновников, которые
имели такое разрушающее значение в
94-96-м годах, не могут изменить
общего хода дела. Люди, принимающие
решения, осознали, насколько важно
сейчас решение чеченской проблемы;
осознали свою ответственность за
государство; поняли, что, если
поиграть еще "чуть-чуть", то
руководить будет нечем. Все это
дает надежду,что Россия не
развалится под бременем больших и
маленьких бед. Что она имеет шанс
выжить в XXI веке. Выжить и тем самым
дать возможность Григорию
Алексеевичу Явлинскому по-прежнему
оставаться в белых одеждах.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер