издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Сегодня вопрос номер один -- это кризис власти..."

Александр
Тимофеевич Гамаюнов:

"Сегодня
вопрос номер один — это кризис
власти…"

— Для
начала банальный вопрос: что
побудило Вас идти в законотворцы?

— Ну, скажем,
не только что, но и кто. Последние 9
лет я занимаюсь разработкой
экономических проектов и моделей
эффективного управления
структурой. Политикой я занимался
всегда, вот и теперь хочу применить
свой опыт и знания в деятельности
депутата Госдумы. Предложение же
выставить свою кандидатуру на
выборах исходило от моих коллег по
работе прошлых лет, как от
руководителей, так и от
подчиненных.

Это
предложение поддержал круг
предпринимателей, с которыми мне
приходилось работать в последнее
время. И я подумал: а почему бы и нет?
Кроме опыта и знаний, у меня есть
силы, есть огромное раздражение
против того, что происходит сегодня
со страной и людьми. Кроме того, я
убежден, что, приложив усилия, еще
можно навести порядок в стране, в ее
политическом устрое. Поздно не
бывает никогда.

— Каков
Ваш взгляд на политическую
ситуацию в стране?

— Сегодня
политическим и социальным вопросом
номер один является вопрос
недоверия к власти на всех уровнях,
когда человек уже не идет во власть
со своими бедами и проблемами.
Народ не уверен, что его заботами
кто-то будет заниматься, он
попросту отодвинут в сторону и
постоянно подвергается
экспериментам и неприкрытой лжи. По
существу, это можно назвать
кризисом власти. И это, в первую
очередь, вопрос к законодательной
власти.

— Так в
чем же выход?

— Основой
практической связи народа и власти,
которую он избирает, является
подотчетность и контроль. Без этого
невозможна нормальная
деятельность ни одной структуры,
тем более государства с огромным
разветвленным аппаратом
чиновников, которые распоряжаются
богатейшей сырьевой базой и
ресурсами страны. Возьмем стиль
работы Госдумы второго созыва. Как
принятые законы сработали на
экономику страны, в которой уровень
жизни населения стремительно
падает? В своем недавнем
выступлении академик Львов, как
экономист, проанализировав
ситуацию, сделал вывод: есть такой
показатель уровня экономики страны
— соответствие 10% самых богатых и 10%
самых бедных. Во всем мире разрыв в
пять-семь раз считается приемлемым,
когда он зашкаливает за 15 — в
обществе критическая ситуация. У
нас этот показатель больше 25. И это
усредненный вариант! Разве не яркий
пример кризиса власти —
систематические задержки, а то и
невыплаты заработной платы? Было бы
справедливым, если бы местные
администрации получали свою
зарплату только после того, как ее
выплатят людям. Теперь уже заслугой
считается факт погашения части
задолженности. Может, это звучит
резко, но назревает вопрос: может ли
чиновник называться
государственным, если большая
часть населения страны живет за
чертой бедности?

— За Вас
будут отдавать свои голоса жители
Тулунского избирательного округа.
Их в первую очередь интересуют
проблемы своего региона. Вы, как
потенциальный депутат Госдумы, как
опытный хозяйственник, какой
представляете себе концепцию
экономического развития нашего
округа?

— Экономика
нашего региона, базируется на
сельском хозяйстве, угледобывающей
отрасли, горно-добывающей, лесной и
лесохимической промышленности.
Экономическая политика в регионе
будет тогда результативна, когда на
практике осуществится тесная
взаимосвязь предприятий всех
отраслей, когда эта интеграция с
привлечением государственных и
частных инвестиций создаст условия
для дополнительного производства и
переработки местной продукции с
минимальными затратами. Тогда
предприятия и производства будут
рентабельными, что позволит в
дальнейшем развивать сельское
хозяйство.

Что касается
передачи земли в частную
собственность, то этот вопрос может
решиться на государственном уровне
только в одном направлении —
долгосрочная аренда с
государственным контролем над
эффективностью использования
земельных ресурсов. Никакой
продажи. На угольную отрасль у меня
такой взгляд: наш регион включает в
себя несколько разрезов, и все они
расположены в Тулуне и Тулунском
районе, стоит вновь вернуться к
мысли о создании Тулунской
угольной компании. Уголь — первое
звено в технологической цепи
экономики области, создающий
конечный продукт в виде алюминия,
ГСМ, химической продукции и т.д. А
конечный продукт является
предметом расчетов и привлечения
финансовых средств.

Тулунская —
главная топливная база для
энергетики и экономики области.
Запасов угля хватит на добрую сотню
лет. При низкой себестоимости он
конкурентоспособен. И при этом
регион остается экономически
бедным — все налоги идут в центр, за
исключением отчислений Тулунского
угольного разреза, которые
наполняют местный бюджет на 40%! А
если заставить работать на город
остальные два разреза?..

В
Железногорске расположен
единственный в регионе комбинат,
занимающийся производством
железно-рудного концентрата — это
Коршуновский ГОК, с которого
началась, так сказать, моя
производственная карьера. Так вот,
этот комбинат сейчас является
нерентабельным, объемы
производства концентрата на нем —
ниже плановых. Сегодняшние
структуры руководства с комитетом
кредиторов не могут решить всех
проблем этого предприятия. Значит,
необходимо привлекать
государственные структуры на
уровне Иркутска и Москвы, но с
учетом интересов коллектива ГОКа и
населения Нижнеилимского района,
так как Коршуновский ГОК является
градообразующим предприятием.

— У Вас
большой стаж партийного
руководителя, в биографической
справке есть упоминание о том, что в
1991 году вы были управляющим делами
в Иркутском обкоме КПРФ. Вы и сейчас
состоите в КПРФ?

— В 1991 году я
ушел из партийных органов
"историческим" человеком,
управляющим делами обкома, если Вы
помните, тогда все искали "золото
партии", мешки с деньгами. Мне
тоже тогда пришлось давать
объяснение в специальных органах.
Но сама система отчетности тогда
была настолько точной, что никаких
"лишних" денег и быть не могло.
Я сдал все дела и на время отошел от
политики. На данный момент я не
состою ни в какой партии, хотя
партбилет коммуниста храню.

Что касается
КПРФ, то эта партия на сегодня одна
из самых организованных, хотя и
превратилась в этакую
парламентскую партию критики
сегодняшней власти, но не в партию
предложений и проектов, являясь
фракцией большинства в парламенте
депутатов КПРФ. Я думаю, настанет
время, когда КПРФ придется заняться
критикой своей критики. Другие же
партии, по моему мнению, больше
похожи на предвыборные
группировки. На эти выборы я был
выдвинут инициативной группой по
одномандатному округу. Моя партия —
мои избиратели. И перед ними я, в
случае моего избрания, буду держать
ответ.


Существует мнение, что кандидатов в
депутаты привлекают прежде всего
льготы и привилегии депутатов
Государственной Думы. Вы с ним
согласны?

— Коль мы
живем в цивилизованном мире,
общаемся с другими государствами,
то государственные представители
должны выглядеть достойно во всех
смыслах. Другое дело, что все должно
быть пропорционально, и, конечно же,
депутат не должен быть в десятки
раз богаче пенсионеров.

— Вы
состоятельный человек?

— Нет. Но
своей работой я обеспечиваю
нормальную жизнь своей семье. Есть
квартира в Иркутске, есть дача с
земельным участком в 4 сотки.
Частного предприятия у меня нет.
Наверное, я смог бы организовать
дело, но отказался от этому мысли.

— Как вы
относитесь к использованию
компромата на власть имущих?

— Если
компромат существует, то это плохо.
Но использовать его
безнравственно. Тот факт, что им
пользуются во власти — еще одно
доказательство кризиса этой
власти.

— Вам 60
лет — это все-таки возраст. Не
поздно ли Вы решили заняться
политикой?

— Одни люди с
возрастом стареют, другие —
становятся старше. Во всем мире. как
правило, в Законодательных органах
нет преобладания молодежи. Я.
конечно. не исключаю присутствия в
политике способных инициативных
молодых людей. Но жизнь, богатая
практикой, порой нелегкая, дает
опыт, мудрость, знания,
уравновешенность. Спекуляция
насчет возраста не стоит и
выведенного яйца, если, конечно,
годы не сказываются на здоровье
человека и на его деловых
возможностях. И важно не то, что мне
—60, а то, что я здоров. Я всегда делаю
в жизни то, что труднее: не пью, не
курю, не забываю о спорте. В
студенчестве увлекался йогой,
чтобы научиться управлять собой.
Все человеческие болезни идут от
неумения управлять своими
эмоциями. Человек в XXI век входит в
атмосфере парадокса: пытается
познать космос, не познав себя.
Каждому из нас нужно стремиться к
совершенству — к гармонии тела и
духа. Это как в скульптуре Родена
"Мыслитель" — единство
красивого атлетического тела и
мысли. К этому можно подойти через
здоровый образ жизни, через общение
с искусством. Я не люблю телевизор —
он отучает думать. Книги —
заставляют. Не представляю себя без
книг, особенно без поэзии Есенина. И
без музыки я беднею.

— Вы
верующий человек?

— Да,
наверное, верующий. Веровать нужно.
Я верую по-своему. Бог должен быть у
каждого в душе.

— Что для
Вас семья?

— Семья — это
прежде всего жена. Она помогает мне,
она мудрее, душевно красивее. Я в
семье — мне хорошо. А теперь новое
ощущение мира открывает мне моя
внучка. По-новому понимаешь
заповедь Христа — "Возлюби
ближнего своего". Это правильно.

Интервью
подготовила Светлана БАЖЕНОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное