издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Меня при жизни сделали легендой"

Борис
Моисеев:

"Меня
при жизни сделали легендой"

Светлана
МАЗУРОВА, "Восточно-Сибирская
правда"

Недавние
концерты Бориса Моисеева, дважды
обладателя национальной
музыкальной премии "Овация", в
Иркутске (во Дворце спорта) и
Ангарске (в ДК "Современник"):
полные залы! Публика —
исключительно слабый пол. Редкая
женщина пришла с мужчиной. Когда
осветили зал, Моисеев воскликнул со
сцены: "Мужиков-то мало! Одни
девочки ко мне ходят. А пишут, что я
голубой…"

Вообще
журналистам от "скандального
феномена" досталось:

— Какого
черта они пишут?! Я никогда не был
педерастом по жизни, поверьте мне.
Нет, я серьезный артист… Потом в
газетах прочитаете, что я педераст.
Такое об мне рассказывают, ужас!

Концерт
начинается так. На сцене еще никого
нет. Кто-то ("за кадром")
периодически оповещает: "До
начала истории осталось 15 минут… 10
минут… 5…" Затем звучит голос
Пугачевой, который, конечно, ни с
чьим не спутаешь: "Главное, что он
талантлив. Не мешайте человеку
работать!"

Недавно
Моисеев отметил 25-летие работы на
профессиональной сцене. Были
большие концерты в главном зале
страны — "России". В них
участвовали Пугачева, Трубач,
балетные коллективы. Именно на этой
сцене Алла Борисовна ("мой друг,
моя учительница и ваша любимая
певица") в 1980 году представила
Б.М.

— Я вам такое
сегодня расскажу, — пообещал Б.М. — Я
приехал не доказывать, кто я и что я.

В результате
публика услышала:

— Я
нескольких стран почетный
гражданин, клянусь вам.

— В моем шоу —
уникальные люди. Дуэт "Чук и
Гек" скоро совратит всех женщин.
Киевлянин Оллеко — обладатель
"Золотого клоуна" в
Монте-Карло (1998г.). Девочки: Наташа
(из Красноярска) — "Мисс
Сибирь", Вика (из Риги) — лицо
уходящего века журнала
"Плейбой". Артисты балета
"Борис бойз" — из Минска,
Вильнюса, Самары и даже из Варшавы и
Берлина.

— Кто еще не
видел самую тонкую талию в мире?
Смотрите!

Удивительно,
но факт: сколько раз зрители
просили Б.М. исполнить суперхиты —
"Дитя порока", "Черный
бархат", "Просто Щелкунчик",
"Где же ты, где, звездочка
алая?.." — столько он их и
исполнял! Отпускать его не желали!
Сам он прокомментировал это так:

— А вы думали
— залетит петух… Нет, буду петь
сколько пожелаете.

Желали, не
отпускали, долго и бурно
приветствовали стоя.

А после концерта…


Сколько артистов задействовано в
вашей программе на гастролях?

— 16.


Костюмы?

— Валентин
Юдашкин, Жан-Поль Готье,
итальянские молодые художники до 16
лет (молодежная мастерская фирмы
Osmosi, Милан. Там специально для меня
разрабатывают новые эскизы, новые
направления: все эти балахоны, а ля
греческие, вышитые бисером — ручной
работы).

В спектакле
задействовано 297 костюмов. Но
кое-что у вас не показали. Например,
грустный, трагический блок. Потому
что концерт проходил во Дворце
спорта. Мой спектакль — не просто
концерт из эстрадных номеров, и
поэтому я выступаю в театрах.

У меня было
плохое настроение из-за зала. Мне
это все не понравилось!

— Но вас
ведь так хорошо принимали!

— Да, хорошо.
Но мне было неудобно работать…
Принимать будут хорошо, потому что
репертуар хороший.

— Кто для
вас пишет?

— Ким
Брейтбург. Виктор Чайка. Все.

— А кто
написал "Глухонемую любовь"?

— Женя
Кемеровский.


Недавно прочитала, что у вас было
"долгое и мучительное
восхождение наверх"…

— Конечно. А
что — простое? Я начинал в театре
оперы и балета в Харькове: был
артистом балета. У Аллы много лет
работал. Все не мог вскарабкаться
на все то, что сегодня происходит. В
принципе — очень мало рекламы. Плюс
негативная статья в одной из
главных газет. Представляете,
собрать после этого полный зал!
Видите, каков результат заказных
статей. Город доказал: публика идет
на своего героя. Все! Они знают, что
я честный актер, что мой репертуар —
необычный, яркий, острый. Начало
спектакля — вы обратили внимание? —
милитеровское. Страна — в войне.
Значит, актер должен правильно
начать (с правильного блока), чтобы
люди не расслаблялись. Помните о
наших героях! Я не зря давал недавно
концерт в Буйнакске (это было перед
Америкой).

У меня все
прекрасно! Но вы же хорошо знаете,
что такое заказные статьи, это же
понятные штучки! Захотели поиграть
со мной. Все эти статейки уважаемых
мною ранее газет — это есть
подлость, безысходность кого-то.
Как ни душили великого Высоцкого,
все равно он был, есть и будет. Как
ни душили Талькова и других…
Значит, мне при жизни уже дают титул
легенды, титул национального героя.
Поэтому залы переполнены — во всех
городах мои концерты идут с
триумфом. А сегодня у вас
технически нельзя было все играть:
нет условий. Нет кулис, негде
переодеваться, — очень сложно было
работать. Но спектакль прошел лишь
с маленькой купюрой: чуть меньше я
танцевал, потому что невозможно
было танцевать ту сложную
хореографию (я боялся из-за пола,
боялся вывалиться, поскольку не
видел края и можно было погибнуть
на сцене. А мне еще рано погибать, я
только начинаю).

Может быть, в
конце концерта и была какая-то
озлобленность. Не на публику, а на
все то, что делается прессой. Я и
говорю зрителям: это смешно, что они
пишут, и какую гадость они льют! Как
выдерживаю все это? Я и сам себе
часто удивляюсь. Публика меня
поддерживает. В последнее время
приходит много писем. Это очень
важно. Готовится эфир на РТР. Будет
наконец сказано, что это все — ложь,
провокация, что это все
"сделано".


Сегодня у вас новый коллектив?

— Конечно,
люди меняются. Другие девочки…


Помнится, раньше с вам была Нуца. Вы
объявили ее тогда будущей звездой.
Случилось?

— Случилось.
Она ушла в драматический театр,
играет во МХАТе, очень яркая звезда.
Нашла свою дорогу. И мне очень
радостно, что мои актеры находят
себя, что мой многолетний труд с
ними дает вот такие приятные
результаты. Люди становятся
звездами.

— На
концерте вы, представляя артистов,
каждого характеризуете одинаково:
"уникальный"…

— Да, все —
уникальны. И я уникален, что их всех
люблю.

— Еще два
года назад вы собирались сниматься
в Голливуде, говорили: "Я буду
играть Чайковского. Я всю жизнь
мечтал сыграть этого человека".
Сыграли?

— Я имею
контракт — на большой период — с
"Юнайтед-артист-компанией",
приглашен господином Трампом (он,
вы знаете, наверное, содержит все
казино мира). Я должен играть
Чайковского, буду учить английский,
готовиться к фильму. Фильм так и не
запустили: ждут меня. Наверное,
когда состарюсь. А у меня все
наоборот: плохо старею, все молодею
и молодею…

… Я выхожу из
гримерки. Опустел Дворец спорта,
погасли огни в гардеробах. Но
верные поклонницы (лишь одна из них
— с мужчиной) ждут выхода кумира, не
спешат домой. Спрошу-ка я их о Б.М.,
подумала. И вот он, глас народа
(сплошь — восклицания!):

— Моисеев?
Очень нравится! Энергетика большая.
Шоу красивое.

— Шоу
шикарное! И труппа у него шикарная —
и парни, и девушки. Танцуют
замечательно!

— Сейчас, в
принципе, народ ничем не удивишь. Мы
слышали отзывы тех, кто был на
концерте Моисеева в музыкальном
театре два-три года назад. Очень
хотели посмотреть. Концерт
замечательный!

— Он
красивый, обаятельный и лучше, чем
все мужики!

Что тут можно
добавить?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер