издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Он месил грязь на стройке вместе с нами

Он
месил грязь на стройке вместе с
нами

Алексей
Дмитриевич ЛОГВИНОВ, пенсионер

— С
Александром Тимофеевичем
Гамаюновым я проработал бок о бок 4
года на строительстве ЛПК. Он был
секретарем парткома стройки СЭВ, а
я — вначале начальником участка
СМУ-4, а затем — заместителем
начальника СМУ — секретарем
первичной партийной организации. У
меня остались о нем самые лучшие
воспоминания с первого дня
знакомства и до той поры, как
Александра Тимофеевича перевели
после пуска мощностей ЛПК на работу
в область.

А
познакомились мы так. У одной
девчонки из
комсомольско-молодежной бригады
Ирины Теплинской был день рождения.
Девчата, как всегда, перевыполнили
повышенное сменное задание, устали
и решили посидеть коллективом в
бытовке, а потом добраться в город
на попутках. Сидели мы и душевно
пели под гитару. Часов в 7 вечера,
когда ни начальства, ни высоких
гостей ждать не приходилось, вдруг
заходит к нам невысокого роста, в
каске и резиновых сапогах, молодой
мужчина. Огляделся, спросил, по
какому поводу веселье. Мы его, как
водилось в те времена, за стол давай
приглашать. Он вежливо отказался и
представился. Ну, думали, устроит
нам сейчас секретарь парткома
пропесочку, а потом и начальству
доложит, начнутся разбирательства.
Но ничего подобного не произошло.
Александр Тимофеевич поздравил
именинницу, присел за краешек
стола, стал расспрашивать о делах в
бригаде — нормах выработки,
обеспечении стройматериалами, о
семье, кто откуда приехал и в каких
условиях живет. Выслушав, пригласил
приходить к нему на прием по любым
вопросам, в любое время и не
стесняться, особенно, если есть
проблемы по работе.

Но
специально записываться на прием к
секретарю парткома нам не
приходилось. Пока шла стройка, мы
постоянно видели его на объектах,
среди людей. Зимой — в полушубке и
каске поверх шапки, летом — в каске
и резиновых сапогах. Грязь он месил
наравне с работягами и линейными
ИТР.

В 1976 году в
Усть-Илимск прибыл молодежный
строительный отряд из Венгрии,
который работал в нашем СМУ-4.
Венгерские строители вместе с
нашими участвовали в рабочей
эстафете, переживали за
своевременную сдачу объекта. Тогда
также была организована такая
особая форма соцсоревнования, как
комсомольско-молодежные
бригады-побратимы. Передача
профессионального мастерства,
личные контакты, совместные вечера
отдыха, спортсоревнования — все это
создавало непередаваемую
атмосферу той поры. И венгры, и
советские ребята жили единым
порывом: все для стройки, для
своевременного, что следовало
понимать до срочного пуска. Партком
при этом был не только
идеологическим, организующим,
хозяйствующим, контролирующим, но и
по-настоящему вдохновляющим
органом.

А какую
гордость за свою страну, народ,
стройку испытывали тогда все мы?! В
Усть-Илимске, тоже в нашем СМУ, в 1977
году работал еще и молодежный отряд
из Польши. И вот однажды наш участок
облетела весть: один из польских
рабочих пренебрежительно
отзывался о стройке, нашем народе и
государстве, а потом
демонстративно на глазах наших
ребят сжег советский рубль.
Начальник участка Г.Ф. Финашин был
возмущен и потрясен случившимся.
Подошел ко мне, как к секретарю
парторганизации СМУ, мол, что
делать? Я доложил в партком
Гамаюнову. Не буду подробно
рассказывать, какие действия
предпринял Александр Тимофеевич,
но через 24 часа тот поляк был уже за
пределами СССР.

Случай этот
стал известен в отрядах из
Болгарии, ГДР, Венгрии, в бригадах
СМУ. И надо было видеть, как он
поднял престиж нашей страны,
стройки и всех нас!

Вообще
Александр Тимофеевич был
человеком, у которого за словом
однозначно следовало дело.
Принятые решения он всегда доводил
до конца. У него не существовало
мелочей в работе. Он с той же
ответственностью, с какой решал
проблемы стройки, пуска объектов,
занимался организацией
деятельности добровольной
народной дружины. Конечно, были
какие-то недочеты, нерешенные
проблемы и в то время, но, каждый
согласится, что порядка в городе
тогда было больше, несмотря на
наличие 4 колоний поселенцев. Мы
могли без боязни ночью
возвращаться из гостей, гулять по
городу, оставлять ключи от квартиры
под ковриком. Если что, всегда можно
было обратиться за помощью к ДНД, в
опорный пункт милиции.

В целом, если
оценить то время, то оно было
трудным, но наполненным большими
делами и высокими помыслами. А
такие люди, как Александр
Тимофеевич Гамаюнов, определяли
дух того времени, вели за собой,
ставили задачи и решали их четко, во
благо людей. Не то что сейчас.

На мой
взгляд, в Государственной Думе
нового тысячелетия должны быть
представлены не просто хорошие
люди, высококлассные специалисты,
достигшие профессиональных высот и
научных открытий, не просто
совестливые, нравственные
граждане, которым близки проблемы
страны и народа, а люди, знающие, как
эти проблемы решить.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер