издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Узнать себя на сцене

Узнать
себя на сцене

Светлана ЖАРТУН

Вряд ли
зрителей конца XX века в спектакле
по пьесе Островского "Свои люди —
сочтемся" привлечет ликбез по
экономике, объясняющий, почему
богатому купцу выгоднее объявить
себя банкротом, чем заплатить долги
кредиторам. Куда интереснее
нравственные проблемы, которые
решают его герои: бессовестный
поверил, что совесть есть, и,
обманывая сам, понадеялся на то, что
его не обманут. Доверяя, совершил
поступок "короля Лира Мценского
уезда".

Действие
пьесы происходит в Москве, и
художник спектакля Наталья
Шунькова стремилась обрамить его
легкими, стилизованными
конструкциями, отдаленно
напоминающими не то магазин, не то
будуар. Бытовых подробностей нет,
все просто, зато затейливы пышные и
богатые костюмы — есть вкус, нет ли,
с деньгами хорошо одеться можно, на
что и "кутюрье" существуют.

Во фраках,
золотых жилетках, криналинах,
шляпках и капотах герои спектакля
ведут действие, которое,
потоптавшись на месте,
устремляется вперед, определяя
главным своим персонажем не
человека, а обман. Именно обман
движет помыслами, чаяниями, мечтами
всех обитателей дома купца
Большова и приходящих — свахи
Устиньи Наумовны (Наталья
Королева), стряпчего Сысоя Псовича
(Виталий Сидорченко). Оказывается,
профессии у героев такие — идти на
сделку с совестью, любой ценой не
упустить своей выгоды.

Если к
социальной принадлежности этих
персонажей прибавить яркость
характеров, выписанных Островским,
можно легко представить, с каким
удовольствием актеры играют свои
роли. Королева в первом действии
предстает в манерной жеманности
полусветской дамы — хозяйки
положения, необходимой в каждом
доме, где есть жених или невеста. Во
втором — оскорбленная тараторка,
которая за словом в карман не
полезет, чтобы, рассыпая брань, хоть
как-то отвести душу на совершивших
обман. Стряпчий Сысой Псович,
мелкий жулик, не теряющий
уверенности за рюмочкой, к концу
действия жалок, ничтожен — променял
совесть на деньги, чтобы семейство
кормить, а его же за умение
организовать обман самого и
обманули.

Но сваха и
стряпчий лишь на вторых ролях у его
превосходительства обмана,
организованного купцом Большовым и
приказчиком Подхалюзиным,
представителями старшего и
младшего поколения деловых людей,
умеющих делать деньги "из
воздуха". Они родственные души, и
все-таки разница между ними
огромна: Большов хоть и без совести,
но знает, что она есть. Подхалюзин
не может быть совестливым, потому
что не имеет представления об этом
понятии. А что будет с совестью
мальчика Тишки, добросовестного
ученика двух учителей
развивающегося купечества,
представить несложно.

Роль
Большова в спектакле играют два
актера — заслуженный артист
Николай Дубаков и дебютант
иркутской сцены Виктор Ведерников,
который интонационно, пользуясь
термином изобразительного
искусства — декоративно,
представляет характер русского
купечества вообще. Николай Дубаков
конкретен: у его Большова есть
смекалка, находчивость и природный
ум, обмененный им, в конце концов, на
хитрость. Но именно хитрость и
подвела его. Если бы он понадеялся
на ум, то смог бы сообразить, что
ПОРЯДОЧНОСТИ среди деловых людей
не бывает, нет ее и у детей,
воспитанных не добром, а
баловством. (Сегодня таких называют
"мажеры")

Большов
Дубакова почти трагичен: на коленях
умоляя зятя и дочь заплатить за
него деньги, он становится поистине
королем Лиром: "Дуй, ветер, дуй,
пока не лопнут щеки!.." Сломленная
личность, уверовавшая в любовь и
порядочность детей, воспитанных им
же в цинизме.

Дочка
Липочка — Марина Елина, жена
Аграфена Кондратьевна — Татьяна
Кулакова в спектакле убедительны в
бытовых деталях, подробностях
взаимоотношений женщин,
избалованных деньгами и пустым
времяпрепровождением. У старшей
еще сохранилось сердце, а у младшей
его просто нет.

Режиссер
Валентина Дулова выстраивает пьесу
Островского, уделяя основное
внимание не только проработке
характеров, но и подробностям,
деталям: сваха Королевой
блистательно подбирает платье и
деньги, брошенные ей в качестве
подачки, нюхает табак, а потом
смачно чихает. Стряпчий Сидорченко
пьет водку так, будто она
проливается через все тело,
содрогая его какой-то особой
дрожью. Мальчик Тишка — актер
Братенков и студент театрального
училища Филимонов, ключница
Фоминична Слабуновой — актеры
находят сценические детали,
которые делают их персонажи
убедительными.

Валентина
Дулова в своем стремлении помочь
актерам быть на сцене подробными в
характеристиках персонажей не
обратила внимания на постановочные
возможности, которыми
зарекомендовал себя русский
режиссерский театр. Действие в
спектакле — его внешняя сторона:
веселая предсвадебная суета,
частушки и подтанцовки не помогают
внутреннему построению ритмов.
Действие движется только на уровне
слов, выразительной убедительности
их произношения.

Но режиссера
понять можно, он пытался бытовую
пьесу перевести на язык стилизации,
ритмы "чаепития" привести к
темпам сегодняшнего дня. Она
стремится вывести Островского в
пространство жизни, которая
меняется внешне, но не в способах
человеческого мышления. Замкнув
столетия на характере человека —
его слабостях и страстях, Валентина
Дулова сделала свой спектакль
актуальным для сегодняшнего дня.

На сцене
купец новой формации, о котором,
собственно, и написана пьеса
Островского. Приказчик Подхалюзин
в исполнении Александра Дулова —
это умный, расчетливый молодой
человек, который не погнушается
ничем, чтобы ухватить свое счастье
— деньги — любой ценой. Он умеет
одинаково унижаться, быть
высокомерным и вполне
бессовестным. Он очень современен:
крутит что-то на пальце, как ключи
от машины, покупает дом в
престижном районе и заказывает
экипаж, явно подразумевая под ним
джип или "мерседес". "Я" у
него гипертрофировано, и надежды на
то, что поколение, которое он
представляет, может думать и
заботиться о ком-то, кроме самого
себя и жены, которую он купил на
украденные у нее же деньги, не
остается никакой.

Заключительная
сцена спектакля кажется почти
инфернальной: манекены, которые
украшали проемы арок декорации,
подхватываются мужчинами и
женщинами в туре вальса. Живые
кажутся мертвыми, призраками,
такими же бесстрастными, как куклы.
Обнявшись, они сливаются в один
образ призрачного подобия жизни.

Ох уж эти
деньги, что они делают с людьми!
Герой нашего времени обман,
проникнув в души персонажей
спектакля, сегодня дает
возможность каждому посмотреть на
себя со стороны…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер