издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Медвежья падь

Медвежья
падь

Геннадий МАШКИН

На
разведочный участок Медвежья падь
нагрянул из района
законспирированный проверяющий.
Это был крупный мужчина с золотым
пушком над плешью, одетый в
геологическую робу с необрезанными
ярлычками и новеньким ружьем на
плече.

Начальство
участка в лице бородатого Прораба и
молодого остроглазого Техника пило
чай из прокопченного чайника. По
таежному обычаю гостю тут же
предложили кружку крепачка, в
которую плеснули спирту из початой
бутылки. И тут же Проверяющий
рассказал, как недавно в соседней
партии споили ревизора и тому
пришлось искать себе новое место,
которое по нынешним временам не так
просто найти.

— Так оно у
нас как получается, — забормотал
Прораб, опуская глаза в алюминиевую
кружку, — жизнь в тайге
незначительная, подкрашивать ее
надо каплей спиртного. Опять же
порядки демократические… теперь…

Вихрастый
Техник наступил старшему на кед
геологическим сапогом и прошептал:

— Не линяй,
земеля, вырулим.

А гость в это
время вглядывался в окно, изучая
падь, окруженную величавыми
гольцами.

— При такой
красотище стыдно жаловаться, когда
и рыбалка здесь отменная, и охота,
как я слышал, — заметил он.

Прораб
смахнул с бороды капли, стянул
морщины к потресканным губам в
подобие улыбки и вздохнул:

— О другом
маракуем денно-нощно, уважаемый
товарищ Проверяющий. Копают наши
ребята, как экскаваторы, а расценки
все ниже…

— Мантулим за
гроши, и те с какой задержкой, —
добавил Техник.

— Мое дело —
проверить на месте объемы, — сказал
гость и перебросил "ижевку" на
другое плечо. — Приписываем из года
в год кубики и погонные метры, а
потому расценки планово срезаются
— производительность-то вроде как
вырастает.

— Кайла,
лопата да аммонит те же, товарищ
Проверка! — напомнил Прораб.

— Конечно,
кое-какие резервы находим,
гражданин ревизор, — заметил
Техник, — но наши объемы вне
подозрений, уверяем вас, можно акт
подписать в зимовье. Как говорится,
умный в гору не пойдет — умный гору
обойдет.

— А мы сходим,
— заявил Проверяющий, поглаживая
стволы двустволки. — Авось на какую
дичь выйдем. Ружьецо пристрелять бы
не мешало… Хоть рябца какого
привезти в город, жене, дочке
показать — в тайге был отец,
приятное с полезным сочетал.

— Да у нас это
запросто, господин хороший! —
взвился Техник. — Какие там
рябчики-куропатки, когда кабарги
навалом, изюбри вот-вот заревут,
сохатого загнать можно!

— Медведи
забредают к нашим горнячкам на
канавы-шурфы, — подхватил Прораб,
подмигивая Технику. — Можно и шкуру
добыть, дорогой товарищ.

Проверяющий
покосился на собачью шкуру поверх
нар, осклабился и поинтересовался:

— Что, зверье
и взрывов не боится?


Адаптировались, — закивал вихрами
Техник, — прут на выработки похлеще
каких рэкетиров.

— Косолапые
будто шурфы на зиму приглядывают
себе под берлоги, — воскликнул
Прораб. — Вот какие объемы у нас,
паря!

— Качество
выработок! — уточнил Техник.

— Это мы
отметим, — пообещал гость. — А
сейчас, не теряя времени, надо
подзамерить ваши наработки, потом
сравним с документацией, все как
положено.

— У нас все на
мази!

Прораб
прихватил сумку, геологический
молоток и направился к двери с
видом полного хозяина тайги. Техник
подвесил на пояс большой охотничий
нож, сунул в карман куртки рулетку и
засвистел бодрый мотивчик.

Проверяющий
заспешил за хозяевами, заряжая на
ходу ружье.

Тропа
каменистым ручьем уводила в падь,
кучерявую от кедрового стланика,
проткнутого пиками елок. Горные
выработки издалека темнели
рубчиками на склонах гольцов, в них
копошились проходчики,
поблескивали лопаты, и курился
дымок на отвалах.

— Да у вас тут
прямо благодать! — завелся гость. —
Пожить бы тут с недельку, побродить
по тайге, поохотиться!

Словно в
ответ на запрос охотника, из пышной
куртины стланика раздался рык, над
ветками взметнулась лохматая туша,
и медвежья морда закачалась бурым
маятником в зеленом кипенье.

Троих на
тропе будто ошпарило этим кипеньем.
Прораб и Техник отпрянули к гостю с
ружьем и подтолкнули того вперед.

— Стреляй!

— Бей без
промаха!

— Поранишь —
не сдобровать!

Проверяющий
испуганно вскинул ружье —
торопливый дуплетный выстрел
грянул, глушась кустами. Забыв
перезарядить ружье, охотник
оттолкнулся прикладом от пня и стал
отступать мелким шажком.

— Без
собак-то как на медведя? — бормотал
он. — Хоть были бы у вас ружья,
товарищи! Без подстраховки на
медведя — большой риск! Опять же без
хороших собак во время гона…

— Сейчас они
лютые, — подтвердил Прораб,
спотыкаясь о корень поперек тропы.
— Собаки зверовые нужны.

— Горняки
наши самодельные бомбы носят, когда
медвежий гон, — вторил Техник.

Оглядываясь
на стланиковый островок с медведем,
троица уже во главе с охотником
резво отступала к жилью. Заскочив в
избушку последним, Техник прикрыл
дверь на задвижку.

— Технику
безопасности блюдем по всем
статьям, — объяснил он
Проверяющему.

— Береженого
Бог бережет, — добавил Прораб,
выбирая из бороды колючку. —
Косолапые в голодные годы, бывает, и
в избы вламываются, не говоря про
палатки.

— Почему
собак не держите? — отдышался гость
и опустошил кружку чаю со спиртовой
добавкой.

Прораб
развел руками, прихватывая свою
кружку:

— Хороших
собак теперь днем с огнем, а шалавок
заводить — лишние рты.


Двортерьеры еще и медведя наведут
за милую душу, — пояснил Техник и
принялся наполнять кружки
"таежным коктейлем".

Проверяющий
великодушно принял свою кружку,
покосился на собачью шкуру и
пообещал:

— В следующий
раз приеду с элитными собаками — из
питомника возьму.

— Ну, с
добрыми лайками тут можно добыть не
одного зверя, — закивал Прораб,
прихлебывая из кружки.

— Документы
не забывайте справить на охотничьи
трофеи, — напомнил Техник. —
Справки, лицензии…

— Меня уже
наставляете, господа таежники? —
свел кочкастые брови над кружкой
Проверяющий. — Не рано ли?

Прораб
поперхнулся чаем, а Техник поднял
обе руки в знак повиновения.

— Впрочем,
мужики, считаю, исходя из
знакомства, все у вас на выработках
в порядке.

— Даже падь
оправдывает название, — подсказал
Техник.

— Хо-хо-хо… —
раздельно согласился Проверяющий.

Затем он
засобирался, ссылаясь на автобус,
который, несмотря на его
предупреждение, может уйти из
поселка.

Прораб
извлек из-под нар туесок,
источающий запах речной рыбы, и
протянул гостю.

— Семье —
таежный гостинец. По своим знаем,
как обрадуются.

Техник
проворно скатал шкуру и тоже сунул
Проверяющему под мышку.

— В память о
Медвежьей пади!

Гость
попытался возражать, но под напором
таежников не устоял, засунул
подарки в рюкзак и посоветовал:

— Не
забывайте о технике безопасности,
друзья!

Когда шаги
гостя затихли за стенами зимовья,
Техник рассмеялся.

— А ты,
земеля, чуть не дрогнул под его
прессингом.

— Вдруг
похрабрей окажись охотник!

— Да мне же по
рации мой земеля все про него
доложил, башка ты неслушная,
Макарыч!

— Проверка —
мужик в годах, Вадик, мог запросто
засечь подставку. Медведь —
молодняк! Когда его Федяй поймал-то?


Восьмимесячный он, да попробуй без
хозяина сунься к нему! Вдвоем с
Федяем еле привязали его к
листвяку.

— Хорошо и
собаки не вырвались из вольерки, —
рассудил Прораб, оглаживая бороду.
— Все ж таки ум хорошо, а два — лучше.

— Не без
помощи других, Макарыч, не забывай!
— погрозил пальцем Техник.

— А к
следующему приезду проверялы кого
делать будем, парень? — уставился на
младшего старший. — Миха-то
озвереет!

— Не боись,
земеля, выкрутимся! — подмигнул
Техник лукавым глазом. — Мы же
таежники, а там — кабинетчики. Мы
работаем по своей совести, а те — по
своей. Параллельные миры
перекрещиваются редко, как наш
ревизор с медведем.

— Миша орал
по-настоящему, — вспомнил Прораб. —
Жрать захотел — сразу видно.

Техник
кивнул, схватил котел и стал
сбрасывать в него объедки со стола.

— Да мы с
Федяем специально не кормили его
перед привязкой, чтоб злость
подходящую показал. Теперь Миша
заработал свою порцию! А Федяю
придется бутылку ставить. Тут уж
вместе раскошелимся, Макарыч.

— Сам две
выставлю, Вадик! — рявкнул
по-медвежьи Прораб, кинул в котел
кусок мяса и подтолкнул младшего к
двери. — Корми нашего спасителя! Он
беда и выручка. И Федяю наряды
закроем по полной катушке.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector