издательская группа
Восточно-Сибирская правда

А роща шумит, и дорога осталась

А роща
шумит, и дорога осталась

Леонид Выговский

Имя автора этой статьи хорошо
знакомо читателям. Являясь
начальником главного управления
образования области, Л.А.Выговский
нередко выступает на страницах
газеты по актуальным проблемам
школьной жизни. Но сегодня, в канун
80-летия Иркутского комсомола, речь
пойдет о днях минувших — о событиях
почти 30-летней давности:
Байкало-Амурская магистраль в то
время только начинала строиться, и
в бамовских поселках рождались
первые школы…

Для многих
юношей и девушек семидесятых годов
звучное слово БАМ стало родным и
близким. Великая стройка
притягивала тысячи людей, и дело
было вовсе не в заработках, слухи о
размерах которых возрастали
пропорционально расстоянию от
Звездного и Усть-Кута, а в том, что
каждому хотелось окунуться в эту
романтическую и загадочную жизнь, о
которой день и ночь трубили газеты,
вещали ТВ и радио. Мечтали об этом и
многие из нас, тогдашних работников
Иркутского обкома комсомола, но
жесткий отбор в первые отряды
добровольцев напрочь отсекал всех,
кто не имел строительной
специальности. Однако жизнь брала
свое, и вслед за строителями
поехали жены, дети, а уж коль
появились последние, встал вопрос о
школе и об учителях. По этому поводу
к нам, в отдел учащейся молодежи и
пионеров, обратился заведующий
облОНО Л.П.Меньшиков: подберите
две-три кандидатуры молодых парней,
одного из них направят директором
школы в поселок Звездный.

Поскольку к
тому времени автор этих строк уже
пять лет проработал заместителем
директора школы, то решил не
торопиться с подбором кандидатов,
испытать судьбу и
"предложиться". В тот же день
на домашнем совете состоялось
бурное обсуждение проблемы и
вынесено "единственно
правильное решение": если
кандидатура Л.Выговского устроит
облОНО — ехать на БАМ и при первой
же возможности привезти туда семью.
Решить-то решили, но как повести
разговор, как предлагать самого
себя? Во-первых, не совсем удобно, а
во-вторых — ну как не пройдешь или,
хуже, самым банальным образом не
отпустят из обкома?

Короче,
машина закрутилась. облОНО добро
дал. И 10 августа 74 года второй
секретарь обкома ВЛКСМ Анатолий
Орлов вручил мне на аппаратном
совещании комсомольскую путевку, и
через несколько дней вертолет,
плавно обогнув "сопку Любви",
приземлился в Звездном, доставив
еще одного "строителя" —
директора школы.

Задача
стояла не из простых: учебный год
вот-вот начнется, а бригада
строителей Владимира Басова к
середине августа только
заканчивала рубку стен первого
этажа. Кроме того, надо было завезти
школьное оборудование, мебель,
учебники и многое другое, без чего
школа жить не может. К тому времени
подъехало уже несколько учителей, в
большинстве своем — жены
строителей, которые прошли с
мужьями не одну стройку. Разместили
нас, работников школы, в одной
20-местной палатке, которую все в
палаточном поселке называли
"ромашка": на одной из стен
кто-то из строителей нарисовал
красивую луговую ромашку.

Работа на
школе кипела в три смены, и уже 3
сентября состоялось ее открытие.
Импровизированный митинг,
посвященный этому событию, был
незатейливо простым и в то же время
волнующим и по-своему
торжественным. К полудню около
школы собралось все население
поселка. Стройка встала, замерла
сообразно значимости
происходящего, без всяких на то
команд и распоряжений. На трибуне
из двух грузовиков с откинутыми
бортами, как и положено, много
всякого начальства, море осенних
цветов, большую часть которых
доставили на вертолете из
Усть-Кута, а рядом самые главные
участники события — 11 первых
учеников, из которых 7 —
первоклассники. Владимир Басов по
поручению строителей вручил
директору символический ключ, были
произнесены красивые речи,
сфотографировались на память. В
школу не заходили, так как краска не
просохла.

Здание, что
передали ребятне в начале сентября
74-го, было только недостроенным
первым корпусом — без отопления,
без отделки, без освещения;
строительство продолжалось еще
долгих три года, и бамовские дети в
полной мере испытали на себе все
"прелести" обучения в
строящейся школе. С первого же дня
школа стала для поселка самым
настоящим народным домом. Не беру
слова в кавычки, потому что с утра
до вечера здесь были люди. В первой
половине дня — дети. Во второй —
дети и взрослые, вечером — взрослые.
В школьном здании размещался
кабинет участкового милиционера
Валерия Тимкина, молодого
обаятельного парня, которого за
глаза все звали Анискиным. Здесь же
находился поселковый совет, точне,е
его единственный представитель —
председатель поссовета Николай
Макаревич. Кроме этого, в здании
находились музыкальная школа и
вечерняя, в которой на первых порах
учащихся было больше, чем в дневной.
Всевозможные собрания — партийные,
комсомольские, профсоюзные,
совещания с присутствием
разнокалиберного начальства — все
это проходило в школе. Так что жизнь
ее была на виду у всех, и это ко
многому обязывало… Вспоминаются
десятки интересных событий,
которые наверняка остались в
памяти детей и педагогов.

Октябрь 74-го.
Еще не запущено отопление —
недостает каких-то деталей для
монтажа системы, холод стоит
повседневно изнуряющий, от него
негде спрятаться. Как-то рано утром
нам сообщают: в гости к строителям
прибывает летчик-космонавт СССР
Виктор Горбатко, будет и у вас.
Такого уровня гостей нам принимать
еще не приходилось. Виктор
Васильевич пробыл в школе
несколько часов, расспрашивал
ребят о бамовском житье-бытье,
рассказал о работе космонавтов, о
Звездном городке. Холод
"достал" и его, он изрядно
подзамерз и не преминул
высказаться по этому поводу на
подведении итогов поездки в
парткоме. Через день все
недостающие детали отопительной
системы были доставлены в школу,
еще через два дня заработало
отопление, и все с благодарностью
вспоминали открытого,
"простого" человека —
космонавта В.Горбатко, так и не
узнавшего, что он обогрел ребятишек
Звездного.

Разные
знаменитости бывали в школе:
артисты, ученые, писатели,
композиторы, общественные деятели.
Всем поселком принимали детский
хор Всесоюзного радио и
телевидения под руководством
В.С.Попова. Мест в гостинице не
хватило, поэтому разместили ребят
прямо в школе, оборудовав в одной из
рекреаций спальню. Знаменитый
хоровой коллектив дал несколько
больших многочасовых концертов, но
желающих побывать на них было куда
больше, чем могли вместить школа и
клуб. На концерт с трассы приезжали
бригадами, шли семьями. Особую
симпатию зрителей завоевали
солисты хора Сережа Парамонов и
Дима Голов. Это в их исполнении и
хора и сегодня звучат прекрасные
детские песни "Голубой вагон",
"В траве сидел кузнечик",
"Пусть бегут неуклюже…"

Еще об одной
встрече, которая ребятам и взрослым
запомнилась на долгие годы. В
сентябре 78 года, когда уже была
построена автодорога и вертолет
стал редкостью, из-за крутолобой
"сопки Любви" на площадку
плавно опустилась винтокрылая
машина. Правила мальчишеского
"этикета" мгновенно
переместили два десятка пацанов со
школьного двора на вертолетку. И
через некоторое время к школе в
окружении ребятни подошел дважды
Герой Советского Союза, генерал
армии Д.Лялюшенко. Учебный процесс,
конечно, "был сорван", и только
через два часа прославленный
полководец в сопровождении
"почетного эскорта" из
учащихся добрался до общежития, в
котором жили ребята из бригады
Александра Бондаря: именно к ним и
прибыл в гости знаменитый танкист.
На другой день генерал перед
отъездом искупался в ледяной Таюре
и уехал по трассе на самосвале в
Усть-Кут. Часа через три в кабинете
директора школы раздался звонок,
ребята из горкома комсомола
попросили поискать на берегу Таюры
именные часы генерала, подаренные
ему министром обороны: обронил их,
когда купался. Поисковая группа
была сформирована в несколько
минут. Взявшись за руки цепочкой,
проверили каждый квадратный
сантиметр поляны. Золотые часы
генерала нашли и переслали ему с
оказией.

Неустроенность
первого времени во многом
скрашивалась теплой и доброй
заботой о школе со стороны
многочисленных ее шефов. Приходило
множество посылок с книгами,
письменными принадлежностями,
сладостями, незатейливыми
самодельными подарками.
Комсомольцы Шелехова прислали
полный комплект детской хоккейной
формы, братчане подарили пианино,
которое первые два года было
единственным в поселке. Комитеты
комсомола ударных строек БрАЗа и
БЛПК помогли с оборудованием
школьных мастерских. Воины
Иркутского гарнизона доставили
несколько полевых радиостанций,
благодаря этому заработал кружок
связистов, и в школьной
"Зарнице" связь была самой
настоящей.

В школе
сложился дружный молодежный
коллектив, более трети его
составляли мужчины. Были своя
волейбольная команда и учительский
драматический кружок. С первых дней
между классами и бригадами стройки
установилось неформальное шефство.
Молодые парни и девчата охотно
сотрудничали со школьниками,
организовывали совместные
спортивные соревнования, водили
ребят в турпоходы, играли в
спектаклях. Как бы ни были заняты
уже тогда известные строители,
бригадиры, Герои Социалистического
Труда В.И. Лакомов и Л.Д.Казаков, они
всегда находили время для ребят,
встречались с ними и за шахматной
доской, и на волейбольной или
хоккейной площадках. Режиссер
театрального коллектива поселка,
всеобщий любимец Анатолий Бойков
руководил одновременно и детским
театром. Вместе с ним ребята
поставили спектакли "А зори
здесь тихие", "Молодая
гвардия", "В стране
невыученных уроков". Общение
детей и взрослых продолжалось и в
поселковом музее строительства
БАМа, которым руководил ветеран
Великой Отечественной войны
учитель истории А.М.Шараевский.

Сегодня,
осмысливая период становления
школы на БАМе, приходишь к выводу:
уже тогда, в середине семидесятых,
создавалась и работала педагогика
сотрудничества. Школа была чем-то
большим, чем образовательное
учреждение, — это была школа
лидеров. Впоследствии более
тридцати учителей стали
руководителями школ, многие
учащиеся избрали профессии
учителей и строителей — по примеру
своих старших товарищей и
воспитателей.

Школы сейчас
нет. Осталось пепелище, скрытое от
глаз людских красивой березовой и
лиственничной рощей. Деревья
посадили ребята после полного
окончания строительства школы на
крутом склоне, окружавшем ее.
Посадка была трудной, скальный
грунт упорно не хотел поддаваться
ребячьим рукам, так что одно дерево
сажали несколько человек. Саженцы
подбирали двух пород — березки и
лиственницы: они лучше приживались,
укрепляли склон, а по осени
радовали изумительными красками
золота и багрянца.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное