издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Я служу земле, на которой родился"

Константин
Шаврин:


служу земле, на которой родился"

Константин Семенович Шаврин,
57 лет, по профессии
инженер-строитель, выпускник
Иркутского политехнического
института. По службе рос
последовательно, но быстро — от
мастера ремонтно-строительного
треста Иркутска до начальника
управления жилищно-коммунального
хозяйства области. Седьмой год
успешно руководит
Торгово-промышленной палатой
Восточной Сибири. Дело, за которое
берется, или которое ему
поручается, не просто доводит до
конца, но обязательно поставит
"на ноги". Если уж возглавил
коллектив, то сделает его одним из
лучших в отрасли. Если сдал объект,
то вслед за ним — либо знамя
переходящее или орден.
По словам коллег,
у Шаврине на редкость развито чутье
на все новое. Идею подхватывает с
лету и, если поверил в нее, внедряет
с завидной настойчивостью. Умеет
подобрать команду профессионалов и
не боится обратиться за советом к
тому, кого считает компетентнее
себя. Шаврин родился здесь, в
Усть-Удинском районе, в тех же
местах, где наш писатель Валентин
Распутин. И, похоже, всю свою жизнь,
а главное, работу навсегда связал с
родным Приангарьем.

— Вот уж,
действительно, Константин
Семенович, где родились — там и
пригодились. Но, насколько я знаю,
вы не просто жили и работали в
Иркутске, вы его обустраивали,
обихаживали и даже украшали.

— Да мне в
Иркутске каждая улочка знакома не
просто обличьем своим, почти каждую
знаю насквозь, от крыш до
канализационных колодцев. Вы
представляете, что это такое —
жилищно-коммунальное хозяйство?
Нервные и кровеносные системы
города — дороги, развязки,
подземные коммуникации, трамвайные
пути, троллейбусные сети. Где-то
сгорело, тут замерзло, там затопило,
тогда ведь службы МЧС не было. Чуть
что, мы бросались на прорыв. Но это
лишь часть работы. А сколько наше
управление построило в городе и по
области!

Я помню,
однажды один городской партийный
деятель бросил мне, желая упрекнуть
в недостаточном внимании к городу:
"Ты эту землю топчешь…" Я
просто в ярость пришел.
"Пошли", — говорю. И повел. По
скверу Кирова, который мы сделали
тем, что он сейчас есть, к Вечному
огню, по улице Ленина и Карла
Маркса, к дому актера. А трамвайные
пути в Солнечном, троллейбусные
линии на улицу Рабочего Штаба, в
аэропорт? Окружная дорога в
Ново-Ленино. В тяжелейших условиях
строили транспортную развязку на
болоте. Зимой организовали
круглосуточную работу скреперов,
не успели бы до весны — вся работа
насмарку. Зато несколько легче
стало дышать ново-ленинским
жителям, когда мы освободили улицу
Розы Люксембург от транспортного
потока.

А новый мост
через Ангару? В его строительстве
вместе с мостоотрядом N 31 наш
дорожный ремонтно-строительный
трест принимал самое активное
участие. Вы знаете, что это
экспериментальный мост,
единственный в мире? Здесь впервые
была применена новая сварочная
технология по методу Патона. Стоит
как миленький. Хотя практически
никаких профилактических работ не
ведется, к сожалению. А ведь многие
сооружения нуждаются в постоянном
контроле. Кстати, мой орден
Трудового Красного Знамени я
получил за мост.

Перечислять
можно долго — от мемориала у
Вечного огня до музея деревянного
зодчества на 47-м километре. Ну,
казалось бы, не наше это дело —
музей. А я вдруг вспомнил родную
Хайрюзовку, что ушла под воду, ведь
могилы предков моих на дне моря.
Возле нашей школы росли высокие
тополя. Уже взрослым я приехал в
родные края, добрался вплавь до
этих тополей, подержался за их
верхушки и простился с родной
деревней.

Вспомнил я
все это и… согласился. Мы тогда
специальный реставрационный
участок организовали. А музей
сделали. Я даже грамоту
облисполкома за него получил.

А был период,
когда я каждый свой рабочий день
начинал в Усть-Орде — очень остро
стояла там проблема питьевой воды.
Сейчас поселок уже забыл об этом и
пьет хорошую, чистую воду, добытую
нашими руками. Да, думаю, в каждом
городе области добром поминают ту
нашу коммунальную службу.

— И как
же вы, строитель "до мозга
костей", вдруг стали
руководителем
Торгово-промышленной палаты? Вроде
бы, профиль несколько иной:
торговля, экономика, коммерция.

— Ну не так уж
и вдруг. Дело в том, что в Монголии
тогда шло бурное развитие
промышленности. И Министерство
коммунального хозяйства принимало
активное участие в строительстве
соцкультбыта. Стройки были под
жестким контролем ЦК, и наш министр
чуть ли не еженедельно мотался туда
из Москвы, естественно, через
Иркутск. И однажды заявил: "Ты
ведь у нас строитель — чего же я
буду туда-сюда ездить?" Так я стал
представителем Министерства
коммунального хозяйства в
Улан-Баторе. Строили мы по всей
Монголии — очистные, водозаборы,
троллейбусные линии, тепловые
станции.

А потом
грянула перестройка, и
финансирование прекратилось. Мы
стали работать на контрактах,
занимались поставкой оборудования,
заключением сделок. Пришлось
вникать в сферу
внешнеэкономической деятельности.
Когда вернулся в Иркутск, друзья
уговорили меня организовать Союз
промышленных предприятий.
Начинали, что называется, с чистого
листа, а потом разработали
экономическую стратегию региона в
области промышленности. Но это
работа больше штабная, а я привык к
живому, конкретному делу. И когда
мне предложили возглавить
Торгово-промышленную палату, я
присмотрелся и понял, что дело это
мне знакомо.

— К тому
же оно уже имело и солидный стаж, и
традиции.

— Тем не
менее многое пришлось, что
называется, начинать с начала. Я по
сути пришел в голые стены. А ведь
куда в первую голову приходят послы
и полпреды, солидные бизнесмены и
коммерсанты иностранных
государств? Первый шаг — в
администрацию. А второй? Сюда, в
Торгово-промышленную палату,
потому что это независимая,
негосударственная структура,
которая существует во всех странах
и способствует продвижению своих
товаров но внешний и внутренний
рынки, развитию торговли и
предпринимательства. А солидный
партнер начинается с офиса.

Я пригласил
молодых архитекторов и дизайнеров,
и мы разработали интерьер в
старинном сибирском купеческом
стиле. По-моему, получилось неплохо,
а? Здесь хорошая аура, здесь
свободный дух. При этом, заметьте,
ни у кого не просили ни одной
копейки.

Сейчас
членами палаты являются более 150
предприятий области. И это самые
крупные, самые солидные
организации —
топливно-энергетический комплекс,
гиганты химической промышленности,
главные лесные и
лесоперерабатывающие предприятия,
металлургический комплекс,
машиностроение. "Пять китов",
которые формируют экономику
области. Мы не за количеством
членов гонимся, нам важна
стабильность и надежность
предприятия, ведь палата выступает
гарантом того, кого она предлагает
в качестве партнера своим клиентам.
Мы помогаем предприятиям в
ценообразовании, в экспертизе
приобретаемого оборудования, сырья
и других товаров, в анализе и
разработке внешнеторговых
документов, в поиске надежных
партнеров по бизнесу. Именно
деятельность палаты позволила
удешевить на миллионы рублей
строительство, к примеру,
диагностического центра, подобрав
альтернативное оборудование и при
этом не снизив требования к его
качеству. Примеров таких много. По
существу палата стоит на страже
экономических интересов
Приангарья, стараясь, чтобы каждый
рубль, принадлежащий области, был
истрачен с пользой для его жителей.

Влияние
палаты, ее авторитет в России и за
рубежом растет, и это не мое
субъективное мнение — это оценка
Российской палаты. По нашей
инициативе недавно созданы Форум
сибирских торгово-промышленных
палат и партнерство
"Тпп-Эксперт", объединившие
торговые палаты Сибири и Дальнего
Востока. Второй срок меня избирают
его председателем. Это деловой
союз, который во многом облегчает
нашу общую работу, — ведь все наши
товарные потоки пересекают
границы, и партнерство упрощает
работу на таможне, решаются
совместно и другие проблемы.

— Да, я
очень много добрых слов слышала о
работе палаты, причем это высокая
оценка исходит как из официальных
кругов, так и от руководителей
предприятий, представителей
бизнеса. Но вот сейчас вы
баллотируетесь в Законодательное
собрание области. С какой целью? Вам
тесно в рамках нынешней
деятельности? Или у вас есть
какая-то концепция, идея, которую вы
хотите реализовать в
законотворчестве?

— Во всяком
случае, это не личные амбиции. Мое
служебное тщеславие вполне
удовлетворено. Я занимал
достаточно высокие должности, под
моим началом работали сотни тысяч
людей. Да и здесь, в палате,
достаточно широкие горизонты для
работы. Я член президиума
Российской Торгово-промышленной
палаты. Это 14 человек, которые
определяют всю стратегию
торгово-экономических связей
России. Видите эту статуэтку —
позолоченное изображение бога
торговли Меркурия?

— Да,
очень красивая.

— Их
обладателями являются всего 4
палаты в России из 137. Конечно,
Санкт-Петербургская, самая первая и
старейшая — ей исполнилось 75 лет,
затем торговая палата из Нижнего
Новгорода — традиционного центра
российских ярмарок, Краснодарская
ТПП и вот наша, Восточно-Сибирская.
Этот символ, знак-приз вручается за
большой вклад в развитие системы
торгово-промышленных палат. Так
что, повторяю, дело не в личных
амбициях.

Здесь, со
своего служебного места, я
отчетливо вижу несовершенство
многих законов, которые
принимаются как на федеральном, так
и на местном уровне, их негативное
влияние на развитие экономики. Речь
идет не о лоббировании интересов
своего ведомства, отнюдь.
Торгово-промышленная палата,
являясь объединением многих
промышленных и строительных
предприятий, государственных и
коммерческих структур, среднего и
малого бизнеса, в значительной мере
определяет погоду в экономике. И мы
коллегиально решили, что в
Законодательном собрании должно
быть наше представительство, мы
должны участвовать в создании
законов, способствующих развитию в
области крупномасштабной
экономики, тем более что она у нас
имеет в основном экспортное
направление. Собственно, цели у
администрации и у палаты одни —
чтобы развивалась и процветала
область, чтобы больше было
благополучных предприятий. Будет
экономика — будут рабочие места,
будет пополняться бюджет, будет
развиваться социальная сфера.

Для чего мы
выбираем власть, создаем
государство? Чтобы оно
организовало нам достойную жизнь.
Почему жители территорий,
обладающих богатейшими ресурсами,
живут так плохо? Я недавно
встречался с губернатором
Хабаровского края, он справедливо
задает вопрос. Почему —
национальным богатством — нефтью,
газом, лесом пользуются отдельные
личности, как правило, даже не
живущие вблизи тех мест, где
добывается это сырье? Во всем мире
земля — самое дорогое из всех видов
собственности. У нас же она ничего
не стоит. Ведь обидно — страна,
которая располагает третьей частью
мировых ресурсов, не может
по-хозяйски, грамотно
распорядиться ими. Я знаю, каков
промышленный потенциал России
вообще и области в частности. И
хочу, чтобы он работал на людей.

— Вы
никогда не получали приглашения
переехать на работу в Москву?

— Получал, и
не однажды. Но отказался.

— Почему?

— В этих
каменных джунглях легко
затеряться. Не физически даже, а как
личность, потерять нравственные
ориентиры. Я вижу это по своим
друзьям, которые сегодня
возглавляют главки в Москве.

Когда я им
рассказываю, что вот был на Байкале,
ходил в тайгу, загнал соболя, провел
два дня на рыбалке, я вижу, какой
завистью и тоской туманятся у них
глаза.

— Вы что
же, охотник, рыбак?

— Да, большой
любитель. Я в жизни ни на какие
курорты не ездил — по мне, нет
лучшего отдыха, чем уйти недели на
две одному в тайгу. К сожалению, это
случается все реже — не вылезаю из
деловых поездок. Но из Иркутска,
знаю точно, не уеду.

— Корни
держат?

— И это,
наверное. Я уже говорил, что мое
родовое гнездо в Усть-Удинском
районе ушло на дно моря. Нас у
матери было трое. Она была
фельдшер-акушер, отличник
здравоохранения. А вот личная жизнь
не сложилась, воспитывала нас одна.
Трудно жили, может быть, потому и
состоялись все.

— А своя
семья?

— Тоже все
здесь, со мной. Дочь окончила
государственный коммерческий
университет в Иркутске. Работает в
торговле. Сын заканчивает школу,
собирается в политехнический, на
факультет автомобильного
транспорта. Жена — проектировщик.
Кстати, мемориал у Вечного огня я
строил по ее проекту. Тогда наша
квартира превратилась в
прорабскую. И ругались мы так, как
ругаются строители с
проектировщиками. Кстати, она
многие объекты здесь, в Иркутске,
проектировала.

— Так что
вы уже всей семьей "топчете эту
землю"?


Смейтесь-смейтесь. А я этой земле уж
точно жизнь посвятил, все, что знал
и умел. И дальше готов ей служить. И
ей, и ее людям.

Беседу
вела Виктория ГОЛУБЕВА, журналист.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector