издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Петухи

Петухи

— Баба, давай
я тебе помогу. — Вовчик, взяв в руки
лопату, начал старательно ковырять
землю. Но силенок явно не хватало.
Чтобы лезвие вонзалось поглубже, он
запрыгивал на лопату, хватался за
черенок и балансировал туда-сюда.
Земля с трудом поддавалась. Таким
образом Вовчик прошел рядка
два-три. И с превеликим
удовольствием передал тяжеленную,
как он сказал, лопату в бабушкины
руки. Пока он в поте лица трудился,
вокруг него собрались курицы, штук
восемь-девять. Они лезли даже на
лопату, хватая из комков черной
земли дождевых червяков. И дрались
между собой. Одну рыжуху пеструшки
постоянно клевали, чуть она
приближалась к жирному пласту.

Вовка
пожалел рыжуху, взял на руки,
погладил ладошкой по огненной
спинке — она даже не сопротивлялась
— и понес к курятнику, приговаривая:
"Обижают тебя. Обижают. А ты не
поддавайся".

До этого
момента петух (надо признать, всем
петухам на зависть — красивый, с
переливающим всеми цветами радуги
оперением хвостом) только кококал,
призывая своих хохлаток к себе, но
они не обращали на него никакого
внимания. То ли чувство уязвленного
соперничества взыграло, то ли что
другое — пойми их, петухов, но вдруг
он налетел на мальчика и начал
клевать ноги. Вовка не ожидал
нападения, столь дерзкого, по его
разумению. Он выпустил курочку. Но
петух не успокоился. Надулся,
гребешок его еще более покраснел,
оперения на шее задвигались
угрожающе. Он явно вызывал
"соперника" на бой.

А что стало с
Вовчиком? Он тоже напрягся. Щеки его
вздулись и покраснели: весь вид его
говорил, что такого нахальства он
не потерпит, чтобы петух, пусть он
самый красивый в деревне и
голосистый, заставил его драпать.
Размахнувшись, Вовчик кроссовкой
пнул петуха. Но тот успел-таки
ущипнуть его за голень, да так, что
кровь выступила.

Потом они
долго стояли друг против друга, не
отступая ни на шаг. Борьба
разгоралась не на шутку. Вовчик еще
раз крутанулся и сделал выпад
ногой. Петух же, царапая землю
лапами, изогнув шею, с угрожающим
шипеньем двинулся на мальчика.
Подпрыгнув вверх, он клюнул его уже
в руку. И опять принял угрожающую
позу. "Ну, теперь ты точно
получишь от меня. Да я тебя…"
Вовка прошипел эти слова с
придыханием. Он разозлился. Да это
куры смеяться будут, если он убежит
от петуха.

Спор
прекратила решительным жестом
бабушка. Шлепнув внука по мягкому
месту, она этой же жесткой метлой
погнала петуха в летний
загон-курятник. Забияк
отгораживала теперь натянутая
сетка. Не замечая этой сетки от
злости, петух подскочил вверх и еще
раз пытался долбануть клювом
своего соперника, но был отброшен
сеткой в сторону. Вовка, видя, что
враг повержен, повернулся к нему
спиной. И пошел… Бой был выигран, он
не струсил. Но голосистое
"ку-ка-ре-ку!" за сеткой тоже
было победным. Курочки вернулись к
своему кумиру. А может, их бабушка
загнала, чтоб не мешали землю
копать для грядок. Лезут под лопату.

А небо было
голубое. И солнышко так тепло грело.
Цвели черемуха, яблоньки. Вдали в
лесу куковала кукушка. И Вовчик —
совсем не деревенский мальчик —
залюбовался природой и забыл о
петухе.

Вера
СОЛОМНИКОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное