издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Больша политика начинается на нашей улице

Больша
политика начинается на нашей улице

Новое
назначение

Об этом
скандале в "сером доме" мало
кто знал. Тогда не на шутку
переполошилась вся "верхушка".
Несколько замов губернатора во
главе с небезызвестным Владимиром
Яковенко со всех сторон давили на
полномочного представителя
Президента РФ по Иркутской области
Игоря Широбокова. У Широбокова язык
начинало щипать от чрезмерного
потребления валидола, но он твердо
стоял на своем.

Внешне повод
был вроде бы пустяковый. Широбоков
пригласил на работу в
представительство Президента
опального милицейского полковника
Анатолия Капустенского. Сначала
полковник категорически отказался:
"Не буду я работать с этой
администрацией". Но Широбоков
все-таки уговорил Капустенского,
убедив, что работа эксперта в
представительстве Президента как
раз в том и заключается, чтобы не
заглядывать в рот администрации.

Анатолий
Павлович согласился, но потом, видя
мощное давление на Широбокова,
пришел забирать заявление.

— Я, может
быть, тебе его и вернул, если бы ты
сам просился на работу, — сказал ему
представитель Президента. — Но от
своих принципов я не привык
отступать. Распоряжение о твоем
назначении подписано и ушло в
Москву.

Чем же так
напугало руководителей области
новое назначение Капустенского?
Еще недавно им пришлось приложить
немало усилий, чтобы снять
непокорного полковника с должности
начальника областного УВД. И вдруг
он появляется в самом сердце
"серого дома", да еще в
структуре, не подвластной, а,
наоборот, контролирующей
администрацию. Тут хорошего не жди.

Тогда же
спросил Широбоков руководителей
области:

— Чем вас не
устраивает Капустенский?

— Да он… Он
работать не дает.

— Воровать, —
так и хотелось сказать Широбокову,
но пока приходилось молчать. Пока. А
потом за три года их совместной
работы не без помощи
представительства Президента ряд
областных руководителей за грубые
нарушения финансовой дисциплины
были освобождены от занимаемых
должностей. Возбуждались уголовные
дела.

Приходилось
терпеть Капустенского команде
бывшего губернатора. А что еще
оставалось делать? На него не раз
пытались собирать компромат —
бесполезно. Тем не менее не раз
снимали и опять назначали. Впрочем,
все по порядку.

Почетная
ссылка или повышение?

Уж очень
инициативным заместителем
начальника УВД был Анатолий
Павлович. Милиция в те времена, как
никогда, враждовала с прессой, а он
на "прямую линию" в газете
"Советская молодежь"
напросился. На вопросы читателей
отвечал откровенно. У себя в
милиции организовал телефон
доверия, с помощью которого были
раскрыты сотни серьезных
преступлений. Даже партийные
органы, привыкшие только стегать
милицию, Капустенский вынудил
помогать. Для этого провез первого
секретаря горкома КПСС по злачным
местам, показал, в каких условиях
содержатся заключенные и как
работается рядовому следователю, у
которого, кроме авторучки, ничего
нет. Короче говоря, работать бы да
работать Капустенскому. Даже
несмотря на то, что отношения с
начальником, генералом Титаренко
были более чем натянутые.

Впрочем, этот
нарыв рано или поздно все равно
должен был вскрыться. А тут, как по
заказу, печально известная бригада
во главе с полковником Сванидзе из
МВД нагрянула. Было это в 1989 году.
Задача перед бригадой стояла
четкая: "размазать по стенке"
иркутскую милицию, на ее примере
показать, как не надо работать.

Генерал
Титаренко исправно выполнял волю
московского начальства. Он
выступил с докладом, в котором не
было ни одного светлого пятна.
Следом взял слово Капустенский — и
со многими выводами позволил себе
не согласиться. Не все в милиции
лентяи, подлецы и пьяницы, говорил
он, и в доказательство привел
множество положительных примеров.
В перерыве к нему подошел грозный
Сванидзе, перед которым даже
генералы на цыпочках ходили.
Сванидзе буквально трясло от
злости:

— Ты зачем
размазал доклад Титаренко? —
прошипел он. — Мы этого просто так
не оставим.

Думаете,
испугался Капустенский, кинулся
вслед всемогущему начальнику
прощения просить, оправдываться?
Ничего подобного. На следующем
совещании строптивый полковник
заявляет, что у него большие
претензии к работе бригады
Сванидзе, которая практически
обескровила иркутскую милицию. От
работы были отстранены более
половины начальников городских и
районных отделов. Большинство из
них хорошие профессионалы, честно
выполняющие свой долг.
Капустенский понимал, что теперь он
окончательно под "колпаком" и
добром все это не кончится. Да и
чувствовал уже: от начальства все
меньше понимания и все больше палок
в колеса.

Долго ждать
не пришлось. Вскоре в Иркутск
прилетел министр внутренних дел
Якутии. Прежде всего его
интересовала работа милиции
областного центра, вплоть до
мелочей. Вместе они провели два дня,
побывали в райотделах, трудовых
коллективах. Знакомством министр
остался доволен и предложил
Капустенскому должность своего
первого зама. Анатолий Павлович
прекрасно понимал, что это далеко
не личная инициатива министра и что
другого выхода у него нет. Пришлось
соглашаться.

Поначалу
трудно переживал он ту, вроде бы
почетную ссылку, хотя на работе все
ладилось. Но никакая должность для
него не могла заменить того, от чего
отлучили: семья, земля, где родился
и вырос, где похоронен отец. На
первых порах были такие моменты,
когда хотелось бросить все и даже
пешком двинуть в Иркутск. А там будь
что будет, хоть рядовым опером
работать, хоть дворником.

Года через
два вроде бы все уладилось.
Капустенский прижился в суровых
краях. У себя в громадном
коллективе и с руководством
республики хорошие отношения
сложились. В министры начали его
пророчить, ну а отсюда прямая
дорожка в Москву — не вечные же в
министерстве полковники Сванидзе.
Все шло как по маслу. Квартиру
приличную получил, а главное — жена
на дальний переезд согласилась.
Неожиданный звонок из Иркутского
облисполкома опять поставил все с
ног на голову.

Телефонная
трубка огорошила:

— Анатолий
Павлович! На очередной сессии
облсовета будет ставиться вопрос о
начальнике УВД. Общественность,
депутаты, несколько райотделов
милиции настаивают на вашей
кандидатуре. Вы согласны?

Вот тут,
казалось бы, настал его час. Но
Капустенский совсем по-другому
разговор повел:

— Я всей
душой за то, чтобы возвратиться в
Иркутск. Но у меня один вопрос:
Будет ли выставлять свою
кандидатуру Титаренко?

— Причем
здесь Титаренко? С ним вопрос давно
решен.

— Нет. Если
Иван Дмитриевич будет выставлять
свою кандидатуру, я по этическим
соображением откажусь.

Титаренко,
конечно же, не выставлялся.
Капустенский, когда вопрос с его
назначением был еще до конца не
решен, пошел с добрыми намерениями
к генералу. Генерал отказал ему во
встрече. С неприятным осадком, но с
чистой совестью покинул
Капустенский приемную УВД. И опять
— обозлиться бы ему. Через день
корреспондент областной газеты
берет у него интервью и, видимо,
устами собеседника решил пнуть
лежачего льва. Спрашивает, как
полковник к генералу относится. В
ответ без всякого ехидства — только
хорошие слова.

Другого от
Капустенского с его чувством
справедливости и порядочности и
ждать не стоило.

Губернатор
требует отставки

В девяностом
году Капустенский стал начальником
областного УВД — да не тем, каким
хотелось бы "серому дому".
Рассчитывали на него, думали, что
свой, доморощенный, он будет своим
во всех делах. Ошиблись.

Анатолий
Павлович с присущей ему энергией
взялся за дело. Одним из требований
к подчиненным у него было строгое
соблюдение Закона. Оперативники
облегченно вздохнули, доставая
дела, которым раньше не давали ход.
Несмотря на то, что во многих
материалах фигурируют известные
фамилии областных начальников,
новый руководитель приказал
продолжать дела. Сначала
Капустенского пытались аккуратно
поставить на место: дескать,
заблуждается человек. А он шел все
дальше. Настойчиво просил
губернатора приостановить
приватизацию, которую называл
грабительской и привлечь к
ответственности виновных.
Губернатор коротко и внятно
ответил начальнику УВД:

— Ты что же,
предлагаешь мне посадить за
решетку половину областных
руководителей? А кормить нас кто
будет? Кто нам деньги в бюджет дает?

Но и после
этого ни одно дело не было
приостановлено. Незримое
противостояние нарастало.

Снять
Капустенского было не так просто.
Как всегда, никакой "компры" на
него и по работе придраться трудно.
Область по криминальной обстановке
считается одной из трудных в
России, но выбилась в середнячки.
Сократились, например, нераскрытые
убийства (сейчас их в три раза
больше).

Когда
оставлять Капустенского в
должности стало слишком опасно,
решили убрать его без лишних
объяснений. Поздним вечером
начальник УВД узнал, что утром его
приглашают к губернатору на
совещание по вопросам борьбы с
преступностью.

… В зале все
знакомые лица — руководители
областной администрации и
Законодательного собрания. Перед
каждым лежит справка о состоянии
преступности. Прочитал Анатолий
Павлович этот документ и еще
сильнее удивился. В справке
большинство цифр и фактов не
развернуто.

— Кто готовил
справку? — спросил он у одного из
замов губернатора.

— У Ножикова
спросите, — последовал ответ.

Зашел
Ножиков. Поздоровавшись, он без
всяких вступлений предложил:

— У меня
созрело твердое решение —
предложить Анатолию Павловичу
Капустенскому уйти в отставку.

После
затяжного молчания слово взял
Капустенский.

— Я никогда
не приму келейную отставку. Меня
назначили демократическим путем,
пусть так же и снимают. Пусть
депутаты, коллеги выскажут мне свои
претензии. Окончательное решение
должен принять министр внутренних
дел страны.

Удивились
такому ходу событий в министерстве,
в УВД. Нынешний начальник УВД
Александр Россов на коллегии тогда
сказал:

— Думаю, что
эту справку обсуждать
нецелесообразно. Мы не видим повода
снимать руководителя. Нужно
выходить на прямой разговор с
администрацией и за поддержкой в
МВД.

Прямого
разговора не состоялось, ибо почти
все коллеги поддерживали
Капустенского. Поддержка МВД была
символической. Приехали несколько
замов министра и так же тихо уехали.
"Да и что они могут по сравнению
со всенародно избранным?" — решил
губернатор и уволил начальника УВД,
так и не добившись от него рапорта
об отставке. Говорили строптивому
полковнику:

— Напиши
рапорт, устроим на хорошую
должность. Иначе…

Что такое
"иначе", Анатолий Павлович уже
знал. Мэры, хозяйственные
руководители приглашали его на
работу, но как только вопрос
доходил до оформления, говорили:

— Извини.
Поступило указание "сверху".

Почти
полгода опальный подполковник не
мог устроиться на работу, пока на
его пути не попались добрые люди —
руководитель фирмы "Виктория"
Виктор Жуков, а затем
небезызвестный нам Игорь
Широбоков.


всегда буду помогать людям"

Не меняют
Капустенского ни времена, ни
должности. Что, казалось бы, ему
сейчас надо? Сиди себе спокойно в
тиши небольшого уютного кабинета,
чаек попивай, работая с бумагами, на
телефонные звонки отвечай, сам
изредка позванивай начальству.
Короче говоря, веди себя солидно,
тем более ты наконец-то стал
генералом. Да-да, за 31 год работы в
милиции Капустенский дослужился
только до полковника, хотя его не
раз представляли к генеральскому
званию, но по разным причинам
выходила осечка. И вот в 1997 году
Указом Президента Анатолию
Павловичу присвоено звание
государственного советника 2
класса, что приравнивается к званию
генерал-лейтенанта.

Говорят,
генерал — это не звание, это —
счастье. Но для него настоящая
радость приходит тогда, когда
удается помочь человеку. Впрочем,
это случается чуть ли не каждый
день. Кто только к нему не идет с
большими и малыми бедами! Но ни
дворник, ни наркоман, ни мэр города
не услышат: "Это в мои
обязанности не входит". Как
правило, люди покидают кабинет
приободренными.

Недавно был
свидетелем, когда в "сером
доме" дежурный, пропуская через
вахту пожилую женщину, добродушно
проговорил: "Всем вам
Капустенского подавай".

Правда,
сейчас кабинет осиротел. На период
предвыборной кампании по закону
Анатолий Павлович ушел в отпуск.

— Встречаясь
с избирателями, я еще раз убедился,
что большая политика начинается
здесь, на земле. Ну о чем мы можем
говорить, когда доярка грошовую
зарплату не может получить
несколько месяцев, а отправить
учиться ребенка в город для нее —
мечта заоблачная. Знаешь, —
признался он мне в доверительной
беседе, — я думаю, пусть меня даже не
изберут, и неизвестно, как сложится
моя дальнейшая судьба в связи с
реорганизацией нашей структуры, но
я всегда найду возможность
помогать этим людям.

В этом он
весь — Анатолий Павлович
Капустенский.

Александр
ИСАКОВ, журналист.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное