издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Работаю. За известностью не гонюсь

Работаю.
За известностью не гонюсь

Мой
собеседник — бывший военный,
безработный, удачливый
предприниматель, а ныне зам.
генерального директора дорожной
службы Иркутской области, кандидат
в депутаты областного
Законодательного собрания по 8
избирательному округу Иван Гущин.

— Вы
известны среди иркутян как
учредитель городского фонда
социальной защиты населения и
межрегионального фонда содействия
борьбе с организованной
преступностью…

— Накануне
выборов любовь к пенсионерам и
беспризорникам, сиротам и
инвалидам обуяла всех. У моих
соперников это сострадание
приобретает причудливые формы —
кто-то пытается концертом, бутылкой
пива или обещанием халявного
киловатта компенсировать
недостаток внимания. Я за
популярностью не гонюсь. Моя работа
в фондах не зависит от
политического климата.

Недавно
Иркутск проводил в очередную
командировку в Чечню своих ребят.
Фонд содействия борьбе с
оргпреступностью снарядил их
обмундированием и спецсредствами.
Мы считаем себя обязанными воинам и
их семьям. Помогаем чем можем. Берем
на себя транспортировку раненых,
"груза 200" с Северного Кавказа.
На нашей совести лечение и
реабилитация ребят. Фонд
занимается трудоустройством
отставных сотрудников МВД. Между
прочим, первыми в России мы стали
приобретать квартиры для
участников боевых действий в Чечне.

— Вы не
боитесь вызвать раздражение
власти? В вашем лице она имеет
конкурента.

— Власть в
Иркутске в руках умных людей, и
враждебность с ее стороны мне не
грозит. Они понимают: чем больше
"гущиных" станут решать
социальные проблемы, тем легче
будет государству. Скажите, будут
ждать крохи из дома ребенка
"Солнышко", когда найдутся для
них деньги на яркие игрушки, одежду,
сладости? Когда я берусь помочь
ребятишкам, особенно, если это
сироты, я всегда думаю: им недодано
с рождения любви, нежности, ласки.
Мы жалеем для них ласки и заботы
сейчас, назавтра они будут мстить
обществу за равнодушие и нищее
детство.

А что
касается конкуренции, то
нуждающихся в помощи так много, что
работы хватит на всех. Власти нужно
законодательно обеспечить
благоприятную среду для
благотворительности. Ведь
пожертвования, поддержка культуры
и образования — в традициях России.
Для этого я и иду в Законодательное
собрание.

— О вас
можно сказать, что вы человек
необычной судьбы?

— О себе могу
сказать, что всего добивался сам, не
полагаясь на кого-то. Благодарен
родителям. Много они дать мне не
могли. Ни в детстве, ни когда
выбирал профессию. Но благодаря не
очень сытому детству понял: кому-то
везет с хорошими стартовыми
возможностями, кому-то нет. Всегда
надеялся только на себя.

Сказать, что
быть бизнесменом в России трудно, —
это ничего не сказать.

— Иван
Анатольевич, делая такой вывод,
похоже, вы ждете сочувствия?

— Сочувствия?
Ну что вы, когда вокруг столько
бедности, исповедь на тему
"богатые тоже плачут" едва ли
может вызвать умиление. Просто,
поработав в малом бизнесе, приобрел
огромный опыт. Иногда даже
подумываю написать книгу, где мог
бы суммировать свои впечатления и
наблюдения. Парадокс — с самых
высоких трибун у нас раздается клич
поощрять предпринимательство. А
мой опыт показал, что только
вопреки можно чего-то добиться в
этой сфере.

— Но ведь
получилось же?

— Сколько сил
и нервов нам, тогда молодым и
неопытным, это стоило. Сейчас
понимаешь, скольких ошибок можно
было бы избежать. Ведь когда мы
начинали в 93-95 годы, не имели ни
гроша за душой.

Без кредита
нечего было и думать о бизнесе. А в
те годы ставка коммерческих банков
по кредитам составляла от 200 до 500
процентов. А налоги? Федеральные и
местные? А как их повышали с каждым
годом? Любой предприниматель с
таким же стажем, как у меня, закатит
глаза к небу при воспоминании, как
сдавал балансовый отчет своего
предприятия. Государству-то все
равно, если или нет у тебя опыт,
нанял ты профессионала-бухгалтера
или тебе свел баланс простой
советский завбух.

— Вы
как-то ничего не говорите о рэкете?
Вас это не коснулось, что ли?

— Еще как
коснулось. Тогда ведь были годы,
когда трудно было сказать, что
сильнее давит — государство или
криминал. В итоге шли срывы
платежей по банковским и налоговым
обязательствам. Образовались
долги. Часть из них приходится
возвращать до сих пор. Но с годами
мы научились договариваться с
руководством коммерческих банков о
реструктуризации долгов, отсрочке
платежей. Постепенно пришло умение
ориентироваться в бизнесе,
наладилось сотрудничество с
органами государственной власти. У
нас ведь многопрофильное
предприятие "Лотта и К.".

— Какая
репутация у вас в сфере бизнеса?

— Задайте
этот вопрос гендиректору ЗАО
"ИркутскГАЗсервис" Александру
Степановичу Попову, с которым мы
сотрудничали несколько лет. Я лично
доволен нашей с ним совместной
деятельностью, думаю, что и у него
нет оснований быть мною
недовольным.

— Как это
вы, будучи госслужащим, остаетесь
владельцем "Лотты"?

— Уйдя на
госслужбу, я оставил в
доверительное управление
принадлежащую мне долю.


Госслужба стала для вас
избавлением от не очень удачного
предпринимательства?

— Ничего
подобного. Сейчас предприятие
выведено из кризиса. А в
"Дорожную службы" я пошел
потому, что вырос из малого бизнеса,
как мальчишки вырастают из старой
одежки. Опыт и знания, умение
работать с людьми, принимать
решения — мой багаж, мое богатство.
Я несу ответственность за судьбы
более чем 5 тысяч сотрудников. Мне
очень лестно, что мой потенциал
почувствовали люди, которые
принимали решение о моем
назначении в "Дорожную
службу". Здесь я понял — это мое
дело. Есть простор для творчества,
мысли, энергии.

Елена
ИВАНЦОВА.

Публикация
оплачена из избирательного фонда И.
Гущина.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер