издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как будем голосовать?

Как
будем голосовать?
Анализ
электорального потенциала области

Самое
приятное и бесстрастное в ходе
проходящей в области избирательной
кампании анализировать не
кандидатов, а избирателей. Десять
лет опыта альтернативных выборов
позволяют разобраться в том, какие
мы, избиратели, есть, чего хотим и
почему мы имеем то, что имеем.

Первая
проблема — политические
предпочтения избирателей. В целом
по области от выборов к выборам они
менялись. В 1993 году предпочтения
были такими: за демократов — 34,2%,
патриотов — 22,9% и коммунистов 21,2%. В
1995 году, соответственно — 32, 18,1 и 34,8%.
Такой высокий процент голосов за
"левых" дал основание
причислить Иркутскую область к
"красному поясу". Качественно
предпочтения избирателей области
изменились в 1999 году, когда исчезло
обобщающее понятие
"демократы". Если рассчитать
от реальных голосов "за" по
группировкам с близкой идеологией,
то получится следующее. За все
"левые" объединения (лидер —
КПРФ) проголосовало — 28,4%,
левоцентристов (во главе с ОВР)
предпочло 14%, центристов (Единство) —
36,1%, правоцентристов (лидер Яблоко)
— 6%, либералов из СПС — 7,5% и
национал-патриотов (близких блоку
Жириновского) — 8%.

В итоге,
область изменила статус на
"центристский" регион. Учет
этих результатов в нынешних
выборах полезен. На основе
партийно-политических
предпочтений, отдельные кандидаты
лучше идентифицируются
избирателями.

Обратной
стороной избирательского права
выбора из альтернативных
претендентов выступает
ответственность. Все просто: кого
выбираем, так и живем. Большинство
избирателей понимает, что
избранник должен быть не просто
хорошим человеком. Он должен быть
профессионалом, уметь решать
проблемы и иметь возможность их
решать. Чем выше уровень
управленческой интегрированности
кандидата, тем больше у него
рычагов для исполнения депутатских
полномочий и выполнения наказов
избирателей. Время "борцов" и
"бойцов" заканчивается.
Иссякает лимит избирательского
доверия и к
"болтунам-популистам". Сегодня
в спросе люди дела, за которыми
стоят работающие предприятия,
реальные результаты, многотысячные
коллективы, поддержка со стороны
власти и дееспособных партий.

Другая
проблема — явка. Сравнительный
анализ избирательской активности в
области за последние десять лет
наглядно представлен на диаграмме.
Общая тенденция к снижению явки
проявляется пропорционально к
общей ситуации в Российской
Федерации. Однако именно с 1997 года,
именно с началом экспансии в
область "московских"
технологий, наблюдается провал
явки. Видимо, и технологии и
технологи далеки от понимания
региональной специфики. Видимо, и
избиратели не совсем готовы к их
восприятию.

Активность
избирателей Приангарья

Последние
данные социологического опроса
мнения 1442 иркутян, проведенного 8
июня "БАЙКАНАЛ ЦЕНТРОМ",
показали, что в выборах намерены
принять участие 40,5%, точно не придут
на выборы 32,8%, не уверены 20,8% и
остальные ничего не знают о
выборах. Однако настораживают
тенденции из анализа практики
предыдущих выборов.

В маленьком
по численности округе вероятность
срыва выборов из-за плохой явки в
среднем возрастает на треть.
Особенно, если это городской округ,
а на календаре — лето (дачный и
отпускной сезон).

На маленьких
участках внутри округа существует
такая же закономерность. При этом
она выходит за рамки сезонного
характера и проявляется в силу иных
факторов, например, вялости хода
кампании и нераскрученности
кандидатов. Это в полной мере
наблюдалось на выборах мэра
Иркутска в ноябре 1997 года. Тогда на
49,3% иркутских участков выборы не
состоялись. На участках с
численностью избирателей в
пределах 2-3 тысяч человек, явка была
выше, чем на участках с
численностью от двух тысяч и ниже.

Явка имеет и
половозрастные особенности.
Избирательская активность в пользу
женщин — 55%, мужчин — 45%. Это частично
отражает и демографическое
соотношение полов. Есть различия и
в возрастных группах.

Молодежь —
это такая категория избирателей,
которая обладает правовой
дееспособностью и не обладает
социальным опытом. Многолетние
наблюдения говорят о низкой
избирательской активности
молодежи. Доля молодежи в возрасте
от 18 до 29 лет тех, кто голосует,
колеблется около 20%. При выборе она
ориентируется на "лучшее в
настоящем" и не лишена влияния
социального окружения. Именно
поэтому за молодежь ведут
специальную борьбу. Это потенциал
не только явки, но и голосов.
Особенно это актуально в городах,
где есть образовательные
учреждения.

В борьбе за
явку законодатель заблаговременно
увеличил время голосования с 7 до 22
часов. Однако это не окончательное
решение проблемы явки. Дачный и
отпускной сезон в разгаре. Поэтому
облизбиркому стоит значительно
потратиться на агитационные
мероприятия по повышению
избирательской активности. В ином
случае, если выборы не состоятся
хотя бы на отдельных округах
(особенно тяготеют к этому
городские), то придется потратиться
больше на перевыборах.

Впрочем, это
абсолютно не угрожает
избирательным округам
Усть-Ордынского автономного
округа, где уровень явки всегда
превышает не только областной, но и
средний российский.

Есть и такая
проблема, как протестность
избирателей. В основе выражения
протестности, как правило, может
быть совокупность разных факторов:
отношение к власти вообще, общая
политическая ситуация,
социально-экономические условия
существования, подбор кандидатов,
реакция на "грязные"
технологии, личные мотивы и
немотивированная маргинальная
позиция. Есть две разновидности
протеста.

Открытая
протестность выражается
избирателями в голосовании против
всех. Например, на выборах в гордуму
Иркутска в 1996 году по округу №1
протестность составила 20,3%. Если
количество голосов против всех
больше, чем голосов за победителя,
то результаты выборов признаются
недействительными.

Скрытая
протестность есть ни что иное, как
испорченные бюллетени. В итоге
голоса избирателей не достаются
никому. Основная причина этого —
низкая политическая или правовая
культура избирателей. Три варианта
порчи: сбрасывание в урну
бюллетеней, не содержащих отметок
ни по одному из кандидатов,
содержащих сразу несколько отметок
и отметка вне отведенной рамки.

С этим же
связана и проблема воровства
бюллетеней. На выборах губернатора
области в 1994 году на участках
только Иркутска был похищен 1%
бюллетеней. Практика знает случаи
применения "грязной"
технологии по скупке бюллетеней у
избирателей на избирательных
участках.

Проблема
здоровья избирателей проявляется
через выезд членов избиркомов для
голосования к ним на дом. Это
необходимо для обеспечения явки.
Самый "больной" в городе
административный округ —
Правобережный. На выборах в Госдуму
в 1995 году количество больных
избирателей здесь было 4,4%, а на
выборах мэра Иркутска в 1997 году — 8,1%
от их общей численности.

Проблема
затратности выборов. На компактном
по площади округе или участке
затраты уменьшаются, а на имеющих
разбросанную территорию —
увеличиваются. Сочетание той или
иной численности и площади
избирательной территории дает
разные затраты. Кроме этого, не
равны фактические финансовые
затраты на кампанию в пересчете на
одного избирателя как со стороны
избиркомов, так и со стороны
кандидата. На малочисленных
округах или участках затраты выше,
чем на более крупных по численности
округах или участках. В текущих
выборах возникает также проблема
вероятности победы кандидата в
округах, включающих разные
административные территории.

Кандидат,
баллотирующийся от части
административной территории
(например, от части Усольского
района с численностью избирателей
12651) в одном округе (в данном примере
в округе №41), где цельно
представлено другое муниципальное
образование (Слюдянский район
численностью 33772 избирателя) имеет
меньшую вероятность победы.

Разные
районы, проблемы, главы
администраций, интересы. Разная
численность базы социальной
поддержки. При неизменности одного
— принципа "землячества" в
выдвижении и поддержке
"своего" кандидата. В итоге —
ущемляются представительские
интересы группы избирателей
определенной территории. Таких
проблемных округов в текущих
выборах 19.

В итоге
возникает проблема — легитимности
победившего кандидата.
Относительная легитимность
определяется голосами "за"
победившего кандидата к голосам
"за" других кандидатов. Она
зависит от результата кандидата,
количества соперников и их
результатов. Например, на выборах в
областное собрание в 1996 году
победитель по округу №4 Говорин Б.А.
получил 80,2% относительной
легитимности.

Другой
показатель — абсолютная
легитимность. Она отражает долю
избирателей, отдавших свои голоса
победителю, от общего количества
избирателей на округе. Она зависит
от численности избирателей округа,
явки, количества соперников,
голосов "за" победившего
кандидата, результатов соперников
по округу.

По итогам 1996
года итого меньше — оказывается,
что избранные депутаты равны по
закону, но по реальному
представительскому статусу не
равны. Однако это имеет лишь
политологическое значение.
Профессионалы в организации
избирательной кампании всегда
ощущают влияние на итоги
голосования многих факторов.
Некоторые факторы иначе, чем
"неопределенные" не назовешь.
Если прямо учесть такие факторы не
представляется возможным, то их
случайные воздействия следует
компенсировать применением
технологий по оптимизации менее
"виртуальных" факторов.

Сергей
ИЛЬИН, политолог.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector