издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Телеграмма начальнику вокзала

Телеграмма
начальнику вокзала

Виктор сдал
ключи дежурной гостиницы и
отправился на вокзал. Закончилась
недельная командировка в этом
маленьком городке. Заводчане
поблагодарили его за работу,
особенно был рад директор, что для
пуска установки не пришлось
приглашать специалистов из
Германии. Виктору даже подарили
бутылку коньяка.

Вчера он
позвонил домой. Жена наговорила ему
кучу сумбурных нежных слов.
Оказывается, за несколько дней она
успела бешено соскучиться. Трубку
выхватила Машенька:

— Папа, что ты
мне купил?

Виктор
представил восторг дочери, когда
она увидит подарок — полный
комплект постельного белья для
куклы Барби. Он вспомнил, что она
укладывала ее на голую деревянную
кроватку.

На маленьком
обшарпанном вокзале было пусто. До
поезда оставался час. Скучающая
кассирша подняла на него глаза:

— А билетов
нет. Вам надо ехать до областного
центра, там больше ходит поездов. А
этот у нас аристократ: стоит минуту
и почти никого не берет.

— Неужели в
таком большом составе нет ни одного
места?

— Почему?
Есть одно в спальном вагоне, но это
дорого.

Виктор не
стал раздумывать и на последние
купил билет, попутно представив
вытянутое лицо бухгалтерши фирмы.
Перспектива коротать тут еще сутки
его не устраивала.

Поезд
подошел вовремя. Было приятно с
холодного мокрого перрона шагнуть
в теплое обжитое нутро вагона с
двухместными купе. Попутчиком
почему-то представлялся
ответственный работник, с ним можно
перекинуться несколькими фразами и
уснуть. Меньше всего хотелось
общаться в этот вечерний час с
хорошенькой молодой особой, вести
какую-то игру, испытывать
неловкость. Наверное, он просто
устал, немного вымок под дождем, да
и ботинки, заляпанные грязью, не
прибавляли настроения.

Проводница
постучала в купе. Подмигнув,
заметила:

— Попутчица у
вас приятная.

Да, это у его
соседки было не отнять. Есть такой
тип женщин, который ошарашивает
мужчин. Причем, руководствуясь
известными правилами, их нельзя
назвать красавицами. К черту летят
сантиметры талии и бедер,
требования к носу, лодыжкам и
прочая чепуха. По-видимому,
создатель в полную меру применил
великую тайну гармонии, когда
трудился над этим образом. Женщина
притягивала к себе. Необычайно
хороши были ее пепельные волосы,
зеленоватые глаза, матовая кожа,
какую теперь встретишь нечасто.
Где-то Виктор прочитал такую фразу:
"У нее было лицо ребенка,
повернутое к солнцу". Она как-то
удивительно симпатично и весело
посмотрела на него.

Звали ее
Ольгой. Через минуту, правда, оба
хохотали.

— Ну ведь я
тоже волновалась, кого ко мне
подсадят.

— И кого вы
представляли?

— Думала,
войдет такой дедок с медалями.

Виктор не
выдержал и задал своей попутчице
вопрос, внутренне содрогнувшись от
его банальности:

— Как же вас
муж отпустил одну?

— Я сама
удивляюсь, — ответила Ольга. — Чтобы
уехать на свадьбу к подруге, я
умоляла его целый месяц. Это первая
наша разлука всего на неделю. Но он
не знает, что я еду в двухместном
купе. А как вас отпустила жена?

— У меня
другое дело — командировка.

Завтра утром
она приедет в своей город и ее
встретит муж. А ему качаться в этом
вагоне еще сутки. Женщина-метеорит
в его судьбе. Для чего, зачем? И это
интимно сжатое пространство.
Нормальный мужчина не может в таких
обстоятельствах уснуть.

— Хотите,
выпьем коньяку? — предложил он.

— Смотря
какого, — улыбнулась Ольга. — Я пью
только хороший. Вы не замечаете, что
наше знакомство развивается по
обкатанному сценарию?

— Это зависит
только от нас, каким ему быть на
самом деле, — многозначительно
заметил Виктор.

Поезд мчался
теперь уже сквозь ночь. За окном
почти не было огней. Первая большая
остановка — ее город утром. Они пили
коньяк из чайных стаканов,
закусывая яблоками. Более
чудесного вечера Виктор не помнил в
своей жизни. Женщина, которая
случайно встретилась ему в пути,
нравилась все больше. Его умиляли
даже ее белые носочки, все, что она
ни говорила, было чрезвычайно
естественно. Но, откровенно, он не
хотел о ней много знать. О ее
проблемах, к примеру. И был ей
благодарен за ничего не значащее
щебетание, за то, что она не
пыталась говорить с ним умно. Он бы
поддержал и этот разговор, но флер
ночи был бы уже не тот.

Безумная
надежда обладать ею буквально
скоро, уже сейчас, разгоралась в нем
и заставляла не до конца пить
коньяк.

— Наверное,
нам больше не надо пить, — Ольга
словно прочитала его мысли.

Виктор
включил ночник, и они легли.
Напряженное молчание становилось
все тягостней. Стакан с чайной
ложкой путешествовал по столику и
издавал мелодичные звоны. И вдруг
она сказала:

— Если бы я не
встретила мужа, я бы любила вас всю
жизнь…

А дальше был
каскад страсти на узком диване. В
меру мягком, в меру твердом. В
синеватой мгле кожа женщины
светилась, что у русалки. В спешащем
домой поезде их мотало,
подбрасывало, но Виктор только
крепче целовал ее, и она отвечала на
его ласку с такой пронзительной
готовностью и благодарностью, что у
него перехватывало горло. Счастье
казалось полным.

Когда все
улеглось, им надо было еще пережить
жиденький хмурый рассвет, который
вставал за запотевшим вагонным
окном. Ольга стала деловито
собираться. Впрочем, из вещей у нее
была одна сумка.

— Мы не будем
обмениваться телефонами и
адресами, — сказала она, — это
больше никогда не повторится и
останется между нами.

Сказала, как
в рамку заключила. Когда поезд
остановился в ее городе, они в
последний раз обнялись, и Виктор
вдруг неприятно почувствовал, что
она, его прекрасная женщина, уже как
бы отсутствует. Ее с ним нет, хотя их
пальцы еще сплетались. И слова
говорились, но уже текли мимо.

Виктор
поставил ее сумку на землю и тут же
вскочил на ступеньку. Чего бы ему не
хотелось, так это увидеть Ольгиного
мужа. Но краем глаза он все равно
увидел его. Крупный, симпатичный
парень в черном кашемировом пальто.
Только немного поразило его
напряженное лицо.

Поезд
тронулся, и Виктор завалился спать.
В душе было пусто и неплохо. В купе
пахло коньяком, сигаретами и ее
духами. "Женщины нет, а духи еще
присутствуют", — подумал он.

А в это время
Ольга шла с Александром и поняла: у
него что-то случилось. Но решила не
задавать вопросов. Он сам остановил
ее у входа в вокзал.

— Дальше мы
не можем идти.

— Почему? —
удивилась она.

— Я должен
сказать тебе все здесь. Ты сама
реши, ехать мне домой или нет.

— Да что
случилось?

— Ольга, я
болен СПИДом, анализы уже повторил
— все точно. Это произошло полгода
назад. Сама понимаешь, тебе тоже
нужно провериться. Я снял
гостиницу. Но если тебе страшно, я
могу быть с тобой. Будем держаться
вместе.

Сбивчивые
слова Александра ударяли Ольгу как
молотом по голове, от жуткого
страха, теперь прежде всего за себя,
у нее подкосились ноги. Муж что-то
еще пытался ей рассказать,
объяснить, но она его плохо слышала.
С ужасом вспомнила про Виктора,
который едет сейчас к своей жене. У
нее было такое ощущение, будто их
всех вместе обвила холодная
беспощадная змея. Завтра утром
Виктор сойдет с поезда. Что делать?
Она же ничего о нем не знает! Дать
телеграмму начальнику вокзала,
чтобы тот объявил: "Виктор из
восьмого вагона, подойдите к
справочному бюро, для вас есть
важное сообщение?" Чушь какая-то.
А может, пронесет?

Александр
стоял и ждал, какое она примет
решение.

— Кто-нибудь
еще знает об этом? — спросила она
его.

— Нет, никто.
Все сделано анонимно.

— Тогда
поехали домой, ну не стреляться же
здесь, сейчас, — прошептала она.

А в беспечно
удаляющемся поезде пассажиру в
двухместном купе снился сон. Будто
встретила его жена. Они идут по
перрону и вдруг видят перед собой
сухое дерево, растущее прямо из
асфальта, бетонных перекрытий.
"Как оно здесь оказалось? —
недоуменно размышляет Виктор. — Оно
же мешает идти! Надо сказать
начальнику вокзала".

Татьяна
МАРКОВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер