издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Кто такой Борисфен, чтобы его любить?

Кто
такой Борисфен, чтобы его любить?

Вообще-то этого человека,
Николая Павловича Кухаренко,
нумизмата и пушкиниста отлично
знают в Шелехове, где он живет, где
долгие годы работал. Да и в Иркутске
некоторые газеты рассказывали об
этом симпатичном, уже далеко не
молодом человеке. А вот областной
читатель, вполне вероятно, не
знаком с ним. Восполним этот пробел
в надежде, что и вам, читатель,
встреча с Николаем Павловичем
будет небезынтересной.
…А пришел он к нам
в редакцию как только прочел первые
статьи нашего теперь уже ставшего
постоянным выпуска краеведческой
страницы "Отчий край". Пришел и
предложил поучаствовать в
рассказах об истории государства
российского (и Сибири, конечно, в
том числе) при помощи своей
коллекции монет. Мы согласились — и
вот уже несколько его материалов
нашли своего читателя. Но как
только он принес в редакцию свой
заветный чемоданчик с монетами да
стал о них рассказывать, тут-то сама
собой и родилась мысль сделать с
ним беседу.

Между тем
оказалось, что такие вот
беседы-встречи, и не столько с
журналистами, сколько с прочим
население. особенно школьного
возраста, — дело для него и
приятное, и привычное. Бывало,
пригласит его учитель истории
какой-нибудь шелеховской школы — о
петровской эпохе рассказать
посредством монет. Ну, и в классе
начинается такое… По рукам
ребятишек идут монеты — и к каждой
пояснение Николая Павловича,
отчего и почему, скажем, во времена
оные медный бунт произошел. И немые
свидетели старины — монеты — вдруг
заговорят эпохой Ивана Грозного. Да
так увлекательно, что урок
пролетает незаметно. Свои лучшие,
"самые-самые" экземпляры
достает он из кляссеров и пускает
по классным рядам.

— И что
мальчишки, — спрашиваю Николая
Павловича — ни разу ничего не
утянули?

— Ни разу, — с
гордостью признался он. — Я вообще и
не скрываю, и особо не прячу свою
коллекцию. Практически любой
шелеховец всегда может зайти ко мне
в гости, и я рад поделиться тем, что
знаю, что имею. Хотя, наверное, не
такой уж и "крутой" я нумизмат,
но кое-что, у меня уникальное есть…

Вот,
например, посмотрите эту монету в 15
копеек. Видите? Кто ее выпустил? —
Иркутский ресторан под именем
"Россия", которым владела
некая А.Д. Широкова (сейчас в этом
здании располагается магазин
"Лена". Видимо, так уж мадам
хотелось свой ресторан прославить,
что и монеты в это дело пустила.
Уверен — такую монету в области
вряд ли у кого сыщешь.

— Ну, а
началось все?..

— Все
началось, наверное, с… Пушкина
Александра Сергеевича. В 1937 году
(мне тогда было 10 лет) широко
отмечалось в стране 100-летие его
гибели. И вот пришло в мою юную
голову начать все собирать о жизни
поэта, которого я полюбил сразу и
навсегда. Собирал все, что мог, что
попадалось: делал вырезки из газет
и журналов, у старушек добывал
предметы "той" эпохи —
канделябры, бюсты, статуэтки, книги,
открытки, чернильницы. У меня о том
времени коллекция не менее
интересна, чем монеты. Ну, а монеты
меня всерьез заинтересовали уже
после войны.

Он открывает
чемоданчик, и на свет божий
появляются серебром отливающие
монеты, посвященные теме Великой
Отечественной войны. Юбилейный
набор к 300-летию российского флота.
Серебряные монеты в честь 50-летия
Победы, 200-летия другой
Отечественной войны — 1812 года.
Строгие профили Суворова, Кутузова,
Нахимова, Жукова…

— Вы
знаете, что только Жуков награжден
двумя высокими наградами страны —
орденами Победы?

— Тут все
медали в честь победы над фашизмом,
все до единой, — с гордостью сказал
он, — можете проверить.

"Проверять"
я не стал. Мы просто рассматривали
монеты, и это доставляло, поверьте,
немалое удовольствие.

— Я, наверное,
коллекционер по натуре, —
продолжает он, — ну зачем, например,
мне нужно было столько лет собирать
и хранить подшивки газеты
"Власть труда", а потом и
"Восточки"? А поди ж ты —
сохранил. Потом увлекся значками —
собрал много тысяч. Календарями —
тоже около 6 тысяч экземпляров… А к
монетам увлечение то приходило, то
уходило. А потом уж, прикипел
окончательно. Вот, смотрите, медная
копейка — ровесница Ивана Грозного.
Несколько монет, выпущенных
Золотой Ордой… Почти вся Монголия.
Об Индии — 60 монет.

— Что
значит редкая монета, Николай
Павлович?

— Когда
выпущена очень малым тиражом или с
необычной историей. Вспомните о
знаменитых марокканских марках, —
сохранились два экземпляра и
притом выполненные с ошибками. Вот
эти-то ошибки сейчас "тянут" на
миллионы долларов.

Есть у меня
несколько древних монет. Три из них,
пулы, чеканились еще Золотой Ордой
больше шестисот лет назад. Но,
пожалуй, самая древняя в коллекции
— античная монета Борисфен (так
раньше называли Днепр) Северного
Причерноморья. Ей больше двух тысяч
лет.


Николай Павлович, а вдруг вы
приобрели, извините не то, что
предполагали. Проще говоря, вас
надули.

— Ну что вы!
Это исключено. У меня свыше 70 книг
по нумизматике. Есть журналы,
специальная литература, т.е. ты уже
знаешь, что тебе нужно. Обмануть
можно разве что новичка.

В коллекции
Кухаренка — деньги Сингапура и
Филиппин, Индонезии и Финляндии…
Целое богатство, аккуратно
упакованное в планшеты, альбомы,
коробочки, мешочки… Но это не
мертвые сокровища. В руках
коллекционера каждая монета словно
оживает, становится свидетельством
эпохи.

— Какая
монета самая любимая?

— Они все
любимые. Когда приобретешь новую
монету, первое чувство — радость
распирает. Ходишь несколько дней
будто помолодевший. Особенно если
приобрел редкую или древнюю монету.

— Вот вам
попала интересная для вас монета…

— Сначала ее
изучаю внешне: сколько весит, какой
пробы металл, что изображено, по
какому случаю отчеканена… На
монете может быть изображено
буквально все: лики ученых, героев,
события, архитектура. Но вот в
среднеазиатских куфических
дерхемах нет рисунков, на них
писали в основном изречения из
Корана. У меня есть такая монета, ей
больше тысячи лет.

На индийских
монетах — что типа
лозунгов-аншлагов: "Счастливый
ребенок — национальное
богатство". На монетах Новой
Гвинеи изображены животные,
занесенные в Красную книгу, и их
тоже очень много.

Есть случаи,
когда изображение некоторых
великих людей дошло до нас только
благодаря отчеканенным в свое
время монетам. Так, например, мы
узнали, как выглядел Александр
Македонский. У меня в коллекции
есть монета с профилем этого
полководца.

Собирая
деньги, изучаешь историю.
Соответственно, нумизматика и есть
один из подотделов что ли, истории.
А посмотрите, какая мелкая медная
монетка "чешуйка", или
"проволочка" — официальное
название монетки, производимой со
времен Ивана Грозного на Руси из
серебряной проволоки. Петр I
называл их "вшами" за малый
размер.

…Держу в
руках деньги: золотые, серебряные,
медные, пластмассовые… Монеты
давно ушедших эпох и современные
деньги стран СНГ: молдавские леи,
армянские лумы…

— Как все
это добро попадает к вам?

— Да любыми
путями! Вымениваю, покупаю,
выпрашиваю. Что-то дарят знакомые,
привозят из командировок, отпусков.
Правда, народ побогаче может
позволить себе купить и очень
редкую монету. Мне такое
неподвластно…

— А
вообще, нумизматика — дело
доходное?

— У нас есть
поговорка: хочешь, чтобы деньги не
пропали, — вкладывай их в
нумизматику. Впрочем, я не скажу,
что разбогател. Характер у меня,
наверное, не тот. Хотя в нашей среде
есть люди, которых можно назвать
"купи-продай". Они могут
неплохо разбираться в монетах, но
нет у них страсти настоящего
коллекционера. Практически любой
экземпляр они могут продать. А вот
человек, который по-настоящему
болеет нумизматикой, никогда не
расстанется со своей коллекцией. Ну
сможете вы продать любимую собаку?

— Вот вы
говорите, по деньгам можно
проследить чуть ли не эпоху в
истории народа…

— С известной
оговоркой. Но рассказать они могут
очень многое. Например, занялся я
монгольскими монетами — у меня
почти вся коллекция. Сколько же
книг пришлось перелопатить! Узнал,
что до революции и после нее в
Монголии не было своей
национальной денежной единицы.
Роль денег выполняли кирпичный чай,
кожа, даже овцы. В обращении
находились иностранные монеты и
банкноты, в основном российские. В
декабре 1925 года появились
серебряные монеты, тугрики, — они и
стали основным денежным средством.
На всех банкнотах и монетах эмблема
герба МНР.

— Тут у
вас и деньги Дальневосточной
Республики, армавирские,
ростовские. Это какие годы?

— Время
начала советской власти в России
было самым "денежным". Вот так
называемые "катеньки". В
первые годы после революции в
полном ходу были и царские деньги, и
керенки… Керенки ходили листами по
24 штуки. Были в то время так
называемые деньги-марки — одесские,
например.

Или еще
любопытное: свастика на деньгах…
Николая II, которые имели хождение
еще и в 1917-1918 годах. Да-да, свастика
на наших русских деньгах. Но это
сначала был индийский знак,
обозначающий богатство,
уверенность. Потом свастику
переняли китайцы, откуда она и
пришла в Россию. И только в 1934 году
ее взял своим символом Гитлер.

— М-да,
Николай Павлович. Слушая вас,
невольно думаешь: что же это я так
ничего и не сколлекционировал за
всю жизнь. Обидно даже.

— Я сроднился
с моим любимым делом, и не будь его
жизнь приобрела бы для меня совсем
другие краски. Хотя, знаете, бывает
такое: хандра, грусть одолеют, за
горло хватают. Тогда достаю свои
кляссеры с монетами, открываю книги
— и погружаюсь в мир иной.
Доступный, понятный, интересный. И
обо всем забываю…

С
гостем редакции беседовал
Борис АБКИН.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector