издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"В жизни я немного другой"

Борис
Моисеев:


жизни я немного другой"

Светлана
МАЗУРОВА, "Восточно-Сибирская
правда"

В прошлом
году он пообещал иркутянам и
ангарчанам: "Я приеду к вам через
год с новой программой". И
приехал, привез своего
"Лебедя".

И было очень
красивое шоу. Много новых песен и
костюмов, появились новые танцоры…

Самый
эпатажный артист российской
эстрады, скандальный феномен, дитя
порока, падший ангел, одинокий шут,
крошка Боря — это все о нем, Борисе
Моисееве. О нем сплетничают, как ни
о ком другом, сочиняют анекдоты.
Голубой — не голубой? Есть или нет
семья? Какая?

— О личной
жизни я не рассказываю не потому,
что это тайна. Мне не интересно
говорить об этом — о рождении, о…
Надоело! Мне интересно будущее, а не
прошлое. В конце концов, в Интернете
есть миллион статей обо мне,
фотографий.

Что бы о нем
ни говорили, как бы ни злословили,
но аншлаговые залы он собирает, это
факт. И надо видеть, как его
принимает публика! Надо видеть ее
неистовую радость. Она, в общем-то
солидная, в основном — женская,
просто стонет, когда на сцене
появляется он, когда раздаются
первые аккорды полюбившихся песен.
И когда он кокетничает или
хулиганит — показывает язык, всякие
непристойности, отпускает
презабавные реплики.

Меня все
время спрашивают: "А какой он в
общении, как ведет себя?" Он
разный. Его — много. Один — на сцене,
другой — в общении с коллегами за
кулисами, и совсем неожиданный — в
гримерке, когда дает интервью
(разный — с разными журналистами.
Умные ему интересны). Он может
говорить тихо, ласково, вкрадчиво,
может ерничать, ехидничать, может
взорваться и материться так, что
мало не покажется! Очень
тщеславный. Очень ранимый…
Впрочем, судите сами.

— Борис,
в прошлом году вы, отмечая 25-летие
пребывания на профессиональной
сцене, сказали: "Я только
начинаю". Что это — кокетство?

— Да, я только
начинаю. Я знаю, на что способен как
художник, артист. Я не хочу себя
ограничивать. Зачем? Если не будет
веры в будущее, значит, не будет
успеха, мастерства. Поэтому каждый
раз — сначала. Тогда есть результат.
А наслаждаться цветами, триумфом,
считаю, может позволить себе
малоразвитый, слабоумный человек. Я
пришел не на пять минут. Я пришел
надолго. И всерьез.

И вся эта
полемика по поводу моего голоса и
моих сценических данных просто
смешна. Бред сивой кобылы. Это
бездарности могут пихать меня. От
зависти и от боли. Потому что они — с
вопросом. А я — уже с ответом.

Мой
спектакль — это не ансамбль песни и
танца Бори Моисеева. Это серьезный
шоу-театр. Настоящий. Со всеми
канонами мирового класса и уровня.
Начиная с декораций, световой
партитуры до режиссерских ходов и
находок. Посмотрите, какие
перепады: пик — и вдруг слеза. Пик —
и еще раз подумайте. И финал —
думайте!


"Лебедь" — это московский клуб?

— Нет уже
такого клуба! (внезапно свирепеет
на глазах мягкий Моисеев)
.
"Лебедь" — это мой спектакль.
Лебедь — это характер. Без цвета —
черный, белый, без окраса.
Величественная и гордая птица,
которая не поддается дрессуре,
живет одиноко. Я — гордый человек.
Да, меня можно унизить физически,
растоптать. Но если я пережил все,
то, естественно, для меня
сегодняшние затеи смешны, не
интересны. Не потому, что я
всесильный. Нет. Просто я уже знаю,
чего достоин, чего добился в жизни.
Я — начинаю. И когда будет финал и
будет закрываться мой главный
занавес — жизненный, я перед Богом
скажу, в чем — грешен, а в чем — чист.
Чист, как волна реки Ангары (я
сегодня долго стоял на мосту и
смотрел на нее)…

— Вы
носите темные очки. Ппрячетесь за
ними в жизни?

— Нет.
Никогда. Нельзя прятать себя от
людей.

— А как
вы реагируете, когда вас узнают на
улице?

— Я
стесняюсь. Но меня не часто узнают.
Многие думают, что это не я, а кто-то
похожий, двойник. Все равно в жизни
я немного другой.

Я иногда
играю в жизни. То есть иногда рулю
ею. Выруливаю. А иногда она меня
выруливает. И бьет кнутом. Не только
духовно, но и телесно. Очень больно
— до кровавых подтеков, ран, которые
долго-долго лечат.

— Вы
говорили, что являетесь почетным
гражданином нескольких стран. Это
шутка?

— Нет. Есть
официальные удостоверения.

— И каких
же стран, можно узнать?

— Америки.
Украины. Но — не России. Я просто
гражданин России. Не заслуженный и
не народный артист. Это — на совести
партии (в прошлом) и правительства.
Но я имею хорошее звание: актер для
народа. А другое звание для меня
сейчас уже не важно. Оно не сыграет
роли. Я перешел уже на другую
лестницу, на другой постамент.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное