издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мы живем на суровой земле

Мы
живем на суровой земле

Александр
ГИМЕЛЬШТЕЙН, "Восточно-Сибирская
правда"

Политическая атмосфера в
Иркутской области накалена до
беспрецедентной температуры.
Местные политики ведут себя так,
будто светопреставление в отдельно
взятом регионе уже началось. Все
это, конечно, бывало на немалых
пространствах современной России,
и только нашей девственной
неопытностью в настоящих
политических сражениях можно
объяснить то потрясение, которое
испытывают действующие лица в этом
трагифарсе.

Перед
тем, как приступить к работе над
этим материалом, я проанализировал
плюсы и минусы публичного
оглашения своей позиции. Можно
промолчать, потому что петь под
дудку, чью бы то ни было, мне скучно,
а в свободу слова, на самом деле,
никто ведь не верит. Я опять буду
получать вопросы, мол, мы не поняли,
ты за кого. И, скорее всего, и в
одном, и в другом политическом
лагере найдутся энтузиасты,
которые будут, потрясая газетой над
головой, говорить лицам,
принимающим решения, о том, что
"он не наш".

Но граф
Монте-Кристо, если кто помнит,
говаривал: "Я делаю, что хочу, и,
поверьте, это всегда прекрасно
сделано".

Итак, что же
такое происходит в Иркутской
области, доселе в политическом
смысле спокойно-консервативной и
не склонной к истерии?

Прежде всего
хотелось бы заметить, что жестокого
остервенения заслуживает только
один вид противостояния —
освободительная война.
Политическая борьба, напротив, по
умолчанию должна иметь признаки
игры, столкновения умов, а не
ядерных боезапасов.

В настоящее
время под ударом находится
репутация Иркутской области, а это
уже значительно важнее, чем
положение людей и корпораций.

Мы живем на
суровой земле. И живется на ней
нелегко. Край тюрьмы и каторги
здесь всегда был перемешан с краем
строителей и купцов,
промышленников и корифеев духа.
Именно поэтому сберечь любые
ростки созидания — это не право
жителей области, а долг.

Чьи интересы
сегодня присутствуют в
политическом пространстве региона?
Прежде всего это корпорации
общероссийского масштаба —
"Русский алюминий",
"ЮКОС", "Интеррос",
"Альфа", РАО "ЕЭС". У них
разная степень включенности в
общенациональные и
внутрирегиональные политические
процессы, но есть одно общее — они
пришли в экономику Иркутской
области всерьез и надолго и не
будут стоять в стороне от ключевых
элементов регионального влияния, к
которым относится и областная
власть. Общий стиль корпораций
известен: стремление вымотать и
ослабить всех участников
политического процесса, увеличить
их зависимость от финансовых и иных
влияний.

Двигаемся
дальше… В регионе действует
несколько крупных
производственных комплексов со
сложной структурой акционерного
капитала, но с решающим влиянием
менеджмента. И прежде всего это
"Иркутскэнерго". Увы,
политическая схватка медленно, но
верно трансформирует имидж этого
достойного предприятия. И сегодня у
публики, услышавшей о региональной
энергокомпании, скорее всего
возникнет ассоциация не с
выработанными киловатт-часами и
тысячами рабочих мест, а с выборами,
соотношением голосов,
многочисленными статьями в прессе
и прочей суете. О Викторе
Митрофановиче Боровском ведь уже
говорят сначала "кандидат на
должность спикера", а уже потом
"генеральный директор",
"заслуженный энергетик",
эффективный менеджер и лауреат
премии Петра Великого.

В основе
мотивов, заставивших энергетиков
двинуться в политику, лежит,
конечно, экономическая доминанта —
стремление сохранить контроль над
предприятием, усилив политическое
влияние. А население, с учетом
государственного регулирования
энерготарифов, битва за
"Иркутскэнерго" в общем-то не
волнует.

Местная
политическая тусовка не могла
внутренне не приветствовать пожар
политического конфликта. Схватка
для политиков — форма
существования, возможность продажи
влияния и способ поддержания
репутации. А в этом смысле в
Иркутске всегда были проблемы с
рынком услуг. И вот сегодня спрос
появился. Уровень таких политиков
разный: от доморощенного —
руководитель общественной
организации, который хочет
засветиться на той или иной
стороне, до федерального — депутат
Государственной Думы.

Как известно,
последние представляют собой две
категории. Депутаты, избранные
населением в одномандатных округах
и представляющие территории, у
которых и спрос повнятнее и задачи
решаются более прикладные, чем у
депутатов, избранных по партийным
спискам. Те по натуре своей
глобалисты, вопросы бюджета,
трансфертов, лоббирования
интересов территорий для них
находятся где-то не близко в шкале
приоритетов. Но вот идеологические
проблемы, критический анализ
деятельности органов власти всех
уровней, попытки выстраивания
новых политических конфигураций и
партийное строительство их
увлекает. К настоящему времени
только один депутат Госдумы
занимает прогубернаторскую
позицию. Пятеро остальных
проявляют впечатляющее единство,
но вызвано оно не идеологической
близостью (откуда ей взяться у
правого Курина и левого Левченко), а
стремлением усилить свое влияние
на внутрирегиональные
политические процессы. Я не хотел
бы делать обобщений и оценивать
депутатов "скопом", это
несправедливо и некорректно, но в
одном я практически уверен: логика
политического "рынка"
заставит большинство депутатов
Государственной Думы от Иркутской
области и представляющих нашу
область депутатов из партийных
списков участвовать в предстоящих
в будущем году губернаторских
выборах. И не столько с целью
победить на них, сколько
использовать широкую предвыборную
трибуну и передать, в случае
второго тура, свои ресурсы
вышедшему на финишную прямую
конкуренту действующего
губернатора.

Рядом с
основными противоборствующими
лагерями развили страшную
активность наивные энтузиасты и
"отморозки" с горящими
глазами. Их усилиями дискуссия
превращается в истерику, критика —
в обвинения, факты — в эмоции. Но все
это осталось бы предметом
обсуждения узкого слоя любителей,
если бы на "тропу войны" не
вышли профессионалы — специалисты
по PR и политтехнологиям. Я украду и
чуть трансформирую мысль
Стругацких: "Никто не любит
политтехнологов. И они сами их тоже
не любят". И я, кстати, не люблю. Не
за профессию, она заслуживает
стандартного к любой профессии
уважения, не за цинизм, он, увы,
свойственен многим. А за тактику
выжженной земли, которую они
склонны оставлять за собой,
успешно, с точки зрения результата,
закончив ту или иную кампанию. И
когда борются две команды
профессионалов, кто-то еще и
проигрывает. Проигрывает, правда,
только клиент, так как у
политтехнологов, как и адвокатов,
проигранных дел не бывает. А еще
проигрывают общество, население,
регион.

К сдержанным,
но могучим игрокам на региональном
политическом пространстве я должен
отнести Кремль. Объем возможностей
и полномочий администрации
президента переоценить невозможно.
Главная задача, на мой взгляд,
очевидна — обеспечение
государственного единства,
усиление подконтрольности
территорий и абсолютная
предсказуемость действий глав
администраций в общем контексте
развития "по Путину". Именно
это будет определять текущий и
перспективный взгляды на развитие
выборных процессов в Иркутской
области со Старой площади.

И, наконец,
ключевой фигурой в региональном
политическом пространстве, что
очевидно, является губернатор
Иркутской области Борис
Александрович Говорин.

Первая
проблема, которую хочется
рассмотреть, это вопрос о том, мог
ли сохраниться внутрирегиональный
консенсус, который существовал в
первые годы нахождения Говорина в
губернаторском кресле? Ведь были
просто "именины сердца", когда
оппоненты не просматривались даже
в перспективе.

Полагаю, что
сохранение такого состояния было
невероятным. Экономика лежит в
основе интересов, а в кризисном
обществе, которым было и остается
российское, губернатор не может
быть исключительно выборным лицом,
успешно направляющим бюджетные
средства в социальную сферу. А
значит, он будет вести
экономическую политику. В области 46
300 предприятий, и большинство из них
сегодня на подъеме. Трудно сказать,
почему сложилось так, что, например,
ИАПО, ИркАЗ, "Истлэнд",
Усть-Илимский и Братский ЛПК,
Ангарская НХК и Коршуновский ГОК
считают эту политику эффективной, а
"Иркутскэнерго" — нет.
Возможно, приоритеты могли быть
определены и по-другому, но
оппоненты любой позиции появились
бы все равно.

Я не
специалист и не стану ни
восторгаться выбором губернатора,
ни клеймить его. Скажу только одно:
причины можно называть разные, но
область экономически стабильна, и
точки роста очевидны. Это факт, а не
аргумент.

У меня есть
сложный опыт общения с нынешним
губернатором. В нем, в этом опыте,
было разное. Около двух лет мы
работали рядом, пять лет уже не
чувствуем в этом необходимости.

И годы
совместной работы, и эта дистанция
позволяют мне сделать выводы.
Прежде всего, он не простой человек,
которого можно оценить однозначно.
Он жесткий и достаточно
авторитарный политик, с трудом
воспринимающий иную точку зрения.
Но он нежен со стариками, он
искренен с детьми, и это не поза.

Он умеет
работать сутками и заставить это же
делать других, но люди, которые у
него работают, подчас не в
состоянии делать это эффективно.

Губернатор
умеет добиваться своего, но пути,
которые он выбирает, иногда создают
не меньшие трудности, чем решенные
проблемы. Он критиковал
предшественников, невзирая на то,
что мог при этом потерять в
общественном мнении. На мой взгляд,
это было контрпродуктивно, но таков
стиль Говорина — подвергать себя
испытаниям, не оглядываясь на
мнение политической тусовки.

Губернатор
до недавнего времени не был
расположен к собственно
политической работе, усилению
влияния в общественных группах, к
сложной интриге, привлечению
неожиданных союзников.
Пространство поддержки на
сегодняшний день у него, пожалуй,
широкое, но однообразное. И
поддержка эта пока проявляется,
увы, в скучных, хотя и искренних,
заявлениях писателей, ветеранов,
профсоюзов.

Региональная
политическая система "по
Говорину" за эти годы не
приобрела внятных очертаний.
Хочется рядом с ним увидеть
союзников, которые сумеют в этой
работе участвовать, а не суетящихся
подчиненных.

Но
медиа-война, развернутая против
Говорина в центральных СМИ, кроме
мощного негативного эффекта,
принесла неожиданный результат.
Обвинить губернатора по-
настоящему, что называется,
"пришпилить к позорному
столбу" компроматом,
оказывается, невозможно. Мало о ком
можно сказать со значительной
долей уверенности: этот человек
чист. Но если политические
противники, которые, несомненно,
очень старались, выносят на
газетные страницы глупости,
банальности и сплетни,
следовательно, обвинить
губернатора все-таки не в чем.

И этот вывод
дорогого стоит, поскольку
источником его является не
комплимент, а атака.

Но эта
медиа-война вызвала к жизни не
только встречную негативную
энергетику (уж извините за
случайную двусмысленность)
аналогичного плана и близкого
качества. Она формирует
общероссийское общественное
мнение, которое бьет не только по
губернатору, но и по всей Иркутской
области. Из нас делают некое
подобие Приморья, в котором люди
замерзают, а их просят по
шестнадцать раз сходить на выборы.

Жители нашей
области не могут быть только
объектами воздействия. Мы привыкли
и умеем думать, вот так уж не
повезло специалистам по
политическим технологиям. И я почти
уверен, что мы не слопаем "что
дадут", а посмотрим на реальные
результаты, оценим, как мы живем, и
наша позиция на губернаторских
выборах будет осмысленной и
безошибочной.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное