издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Меня купить невозможно!

Меня
купить невозможно!

Уважаемая
редакция! Хочу рассказать о том, что
случилось со мной после того, как 2
декабря под рубрикой "Почта
губернатора" вы опубликовали мое
обращение к Борису Александровичу
Говорину со словами поддержки и
одобрения его деятельности. Вскоре
поздно вечером мне позвонили люди,
которых я не знаю, и представились
журналистами из газеты
"Терминатор". Начали они с
того, что спросили меня, зачем я
написала свое письмо, адресованное
губернатору, и СКОЛЬКО МНЕ ЗА НЕГО
ЗАПЛАТИЛИ. Эти вопросы так
шокировали меня, что я растерялась,
но, оправившись от такой
незаслуженной словесной пощечины,
ответила на эти мерзкие и другие
нелепые вопросы. Ответила
предельно вежливо, тактично, за что
и ругаю себя сейчас. Я должна была в
разговоре с анонимными
собеседниками быть более жесткой!

Так
разрешите мне сейчас исправить
свою оплошность и ответить через
вашу газету, СКОЛЬКО ЖЕ СТОИТ мое
личное письмо губернатору. Дорого,
очень дорого оно стоит,
господа-товарищи из газеты
"Терминатор"! Мое письмо
оплачено кровью моих родных,
уничтоженных тем самым режимом,
вернуться к которому зовет ваша
газета.

Мои далекие
предки — это публицист, историк,
профессор Казанского университета
А.П. Щапов и святитель Иннокентий,
митрополит Московский и
Коломенский; кстати, оба они вышли
из самых низов и для своего времени
были людьми образованными. Я до сих
пор со стыдом вспоминаю, как
расстроилась, узнав о том, что в
нашем роду был священнослужитель
столь высокого сана. Сегодня знаю
многое о жизни и деятельности этого
человека. А я, одурманенная
коммунистической идеологией,
стыдилась его — была
"идеологизированной дурой". Но
давно уже быть таковой не желаю! Я
далека от идеализации настоящего
времени, я многое сегодня не
приемлю — досадны и обидны ошибки и
просчеты руководителей
перестройки. Но ведь
представившиеся журналистами из
газеты "Терминатор" даже,
наверное, и не прочли внимательно
опубликованное 2 декабря мое
обращение к Говорину. Они
спрашивали, сколько мне лет, хотя
письмо и начиналось именно с моего
признания о своем возрасте; их
интересовало, в каком округе города
я живу, ну и прочее. А я вот думаю: уж
если они телефон мой разыскали,
стоило ли спрашивать о других моих
координатах? А еще я никак не пойму,
почему нашему губернатору добрые
письма могут писать только якобы
"купленные" люди? Он что, не
достоин искреннего уважения? Разве
не при нем построены многие
лечебные учреждения, школы,
строятся мосты и дороги? Разве не
при нем хорошеет Иркутск? И разве не
получаем мы вовремя пенсии?

Да, по
современным меркам я нищая. У меня
нет других источников дохода, кроме
пенсии. Но я не ною, не сетую на мои
экономические возможности. Время
наше трудное, но интересное. Я
благодарю Бога за то, что дожила до
него; сейчас можно думать,
анализировать, сопоставлять,
сравнивать. Иметь обо всем свое
мнение. И не бояться его
высказывать вслух. Это ли не благо!
К сведению моих ночных телефонных
собеседников из газеты
"Терминатор": я принадлежу к
той категории людей, которых КУПИТЬ
НЕВОЗМОЖНО. И учить меня, где свет и
тень, добро и зло, правда и ложь,
поздно. Я давно прозрела… Я сделала
свой выбор…

Анна
Андриановна КУЗНЕЦОВА.
Город Иркутск.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное