издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Хищные фигуристки

Хищные
фигуристки

Светлана
МАЗУРОВА,
"Восточно-Сибирская правда"

Как медведи на арфе играли,
купались под душем, с горки
катались…

Про Иркутск
на Западе ходит молва: там, мол, по
улицам медведи свободно
разгуливают. А у нас даже зоопарка
нет, и медведей мы видим разве что в
цирке, да и то бурых, а не полярных
белых. И вот наконец они добрались
до нас — "самые тяжелые и сильные
хищники на Земле", "наиболее
известные из сухопутных животных
Арктики и в то же время наименее
изученные", как пишут в
энциклопедиях. В Иркутском цирке
сейчас на гастролях единственный в
мире аттракцион "Северное
сияние" (белые медведи на
коньках) под руководством
Александра Денисенко. И мы не могли
пройти мимо такого события.

Начало


Александр Николаевич, почему ваш
выбор пал на белых медведей?
Наверняка, вы начинали с бурых?..

— Вы правы,
сначала были бурые. Я прошел
хорошую школу у знаменитого
Валентина Ивановича Филатова, там
работали великолепные
дрессировщики! У меня была такая
компания — аттракцион "Северное
сияние", когда в гости к белым
медведям "приезжали" бурые и
гималайские. Тогда еще я не знал,
как поведут себя белые медведи, на
что они способны, что будут делать,
и поэтому подстраховался
"буряками" и
"черносотенцами", как я их
называл. Но все шло довольно хорошо.
Оказалось, что белые медведи ничуть
не хуже. Правда, они тяжелее, не
такие ловкие скалолазы, как бурые,
но тоже достаточно умное и
способное зверье. И я постепенно
перешел на них.

Изюминка
заключалась в том, что мне хотелось,
чтобы они катались на коньках. А
получилось это так. Как только я
приехал из экспедиции с Северного
полюса (с Земли Франца-Иосифа), наш
генеральный — тогда
"Союзгосцирка" — где-то на
совещании сказал, что вот, мол, у нас
событие большое: Денисенко привез
десять белых медвежат, они катаются
на коньках, это успех! И тут меня
заело. Раз он ляпнул такое (а я
только привез их и еще не думал ни о
каких коньках), надо бы это осилить.

Но сначала
надо было научить их хорошо ходить.
Привлек к этому занятию свою дочь
Юлю. Ей не было еще 18 лет. Она
помогала кормить их, поить, играла с
ними, а это самое основное, чтобы
звери привыкли к человеку. Я же стал
для них воспитателем-вожаком, как в
природе мать-медведица. Память у
них хорошая. Мы работаем со стеком,
это такая маленькая, как школьная
указка, палочка, но почти не
применяем его. На Западе нам дали
разрешительное письмо от
синистерства культуры Франции и
"Гринписа" дрессировщиков на
то, что мы можем работать в Европе
без ограничения сроков. Значит, мы
на правильном пути. Просто так его
не получить. Там, на Западе, прежде
полгода следят за работой
дрессировщиков скрытой камерой и
одобряют такую методику — гуманную
дрессуру.

Нас часто
спрашивают: как мы воспитываем
животных — методом кнута или
пряника? Наша Бэлка, например,
частенько Юлю обижала: то подминала
под себя, то за руку кусала. Надо ее
отучать от этого, решил я. Мы взяли
металлическую щетку-"ежик" и
засунули ее под костюм. Бэлка, как
обычно, кусается, и вдруг ее губы
натыкаются на колючки. У нее была
такая удивленная морда! Губы
распухли и стало трудно лизать
сгущенку. Все, после этого на год
укусы прекратились. А через год —
снова, и пришлось повторить номер
со щеткой. Тогда она усвоила, что
кусаться нельзя.

В общем,
воспитывали их и учили: ходить, как
следует, вальсировать, елочки в
лапах носить. После этого — чапать в
ботинках. Затем на ботинки сделали
двойные полозья-коньки и выпустили
медведей на лед. Они стоят,
раскорячась, не понимают, что от них
хотят. Раздвинули мы полозья в одну
сторону, потом — в другую. Ноги у них
стали разъезжаться, а они тянутся
за печеньем или мясом,
волей-неволей пришлось им
подбирать ноги. И пошли-поехали!
После мы начали сужать полозья и до
одного дошли. И так впервые
появился аттракцион с белыми
медведями, катающимися на коньках.
Единственный в мире. Это, в общем-то,
была сенсация века.

— А
почему бурые медведи запросто
катаются на коньках, а белых никто,
кроме вас, не поставил?

— Может быть,
просто никому это в голову не
приходило… Все знали, что белые
медведи — хищники, северные
"людоеды", что они тяжелые.
Бурые и гималайские же более
ловкие, подвижные.

— Как
северные "людоеды" появились у
вас? Не из зоопарка?

— Первый раз
я получил их на зообазе в Планерном
(это в Москве). Потом туда их
перестали поставлять. Мы работали в
Петрозаводске и должны были ехать в
Австралию, а тут кто-то отравил
медведей (очевидно, конкуренты). Я
так был расстроен! Но характер у
меня решительный, и я организовал
экспедицию на землю Франца-Иосифа,
где и отловил 10 белых медвежат. Было
это в 1985 году. В 1983-1984 годах туда
отправлялись экспедиции с
московской зообазы, в первой погиб
охотник, ушел под лед, а во второй
человек сломал в торосах ногу, и его
еле дотянули до зимовки. Мне было
тяжело убедить начальство, что
ничего страшного не случится, и
очень помог мне тогда Юрий
Владимирович Никулин. Он дружил с
моими родителями (они были
цирковыми акробатами), знал меня и
попросил КГБ, чтобы мне помогли.

А в 1990 году я
организовал еще одну экспедицию и
привез семь белых медвежат, шестеро
из которых и находятся сейчас
здесь. Мы работали в Швейцарии,
Бельгии, Франции, Румынии,
Гонконге…

Репетиция

Я видела на
репетиции, как Денисенко работают с
животными. Юля катается с
медведями, держа их за лапу. Так это
трогательно! То и дело она ласково
приговаривает: "Ай ты, моя
хорошая! Умница! Зайка ты моя!"
(это медведю-то!). Александр
Николаевич — невозмутимое
спокойствие, кажется, совсем без
эмоций, лишь изредка делает
замечания.

На лед
выезжают две медведицы-фигуристки.
Дрессировщики садятся на карусель.

— Давай
толкай, — подсказывает Кукле Юля.

И медведицы
раскручивают карусель. Вот кому
позавидуешь в этот момент, так это
дрессировщикам! Катаются себе…

Все артистки
стоят на коньках уверенно, как их
молодая хозяйка, не падают. И вообще
с трудом верится, что эти добрые с
виду мишки — хищники. Ну до того
милые! Юля села на медведя, гладит
его, что-то приговаривает, за уши
нежно подергивает.

— А чем
это вы их подкармливаете за
выполненный трюк?

— Это кусочки
мяса, смазанные рыбьим жиром.

(Кстати, едят
с таким удовольствием, будто это
конфеты или мед).

В конце
репетиции всех выпускают на лед без
коньков. Боже мой, сколько,
оказывается, радости! Медведи — в
своей стихии, они ползают, валяются
по льду, скребут его когтями, играют
друг с другом. Довольные!

— Это у них и
прогулка, и разминка, и контакт, —
поясняют мне.

А потом
следует команда: "Домой!"
Косолапые нехотя покидают манеж.

За кулисами

Дом — это
клетки. На шесть медведей — три
рабочих, или ассистента. Они кормят
и поят зверье, купают, убирают за
ним. Здесь есть бассейн. Мишки
просто обожают в нем купаться!

— В бассейне
они без намордников, могут и
подраться, — рассказывают мне. — А
болячки у них долго заживают,
иммунитет слабый.

В одной из
клеток находится самый крупный
медведь — Грэм, единственный парень
из компании. Он не работал в Омске,
не увидят его, к сожалению, и
иркутские зрители. У него травма:
растяжение сухожилия на задней
лапе.

— Грэм 15 лет
работает, — говорит Юля, — и знаете,
как сейчас нервничает, что его не
берут в работу! Они ведь каждый свою
музыку знают…

Мне повезло.
Я увидела трюки, которые выполняет
Грэм (а кроме него их никто не
делает). Например, как он играет на
"арфе" (бутафорской,
разумеется).

— Грэм у нас
не фигурист. Единственный из всех.
Представьте, что будет, если массу в
700-800 килограммов поставить на
коньки! Ни один лед не выдержит.

А потом его
купали на моих глазах. Из шланга,
под струей теплой воды. Вот это, я
вам скажу, картина! Не описать
удовольствия животины… Это надо
видеть. Как он урчит, катается по
полу, трет лапой морду (сравнить
можно с кошкой)…

Очевидное —
невероятное


Александр Николаевич, поделитесь
парочкой забавных историй!

— Пожалуйста!
Был у меня медвежий "оркестр":
один белый медведь играл на арфе,
другой — на саксофоне, бурый
дирижировал, а посередине —
гималаец-ударник. Шло
представление в Ленинграде. Вышел
буряк, сделал поклон, повернулся к
оркестру и должен уже взмахнуть
палочкой, но что-то его отвлекло, и
он начал смотреть в зал,
принюхиваться. Я и так, и эдак, и
стеком его тронул, но он ни в какую
не хочет работать! Что делать? В это
время поднимается белый медведь,
снимает с себя саксофон, подходит к
этому горе-дирижеру и как треснет
его по башке! Тот перекувыркнулся,
тут же вскочил за пульт и давай
дирижировать. А белый медведь взял
саксофон, сел на свой стул и начал
играть. Вот что его побудило так
сделать?..

А в другой
раз я использовал подобную
случайность в работе.

Было так. В
Волгограде (давно еще) мы
показывали пародию на Аллу
Пугачеву и Раймонда Паулса. Однажды
я закончил работу и говорю:
"Дорогие друзья, а сейчас мы
представим вам небольшую
миниатюру. Это дружеский шарж на
самого любимого певца в Советском
Союзе". Появляется медведица в
белой тунике и рыжем парике и
"поет": "И снова я на сцене, в
этом зале…" — "Маэстро",
словом. Все сразу узнают Пугачеву, и
в зале уже ажиотаж. "Паулс"
сидит за роялем в костюме, с
бабочкой. "Она" садится рядом,
как тогда показывали по телевизору.
И вдруг эти двое устраивают драку!
Парик — в сторону…

— Это не
было задумано?

— Нет!
Клянусь. Они просто не поделили
кусок сахара. А в это время как раз
писали и говорили о том, что Паулс и
Пугачева поссорились, расстались. А
у нас на манеже такое… Что в зале
творилось, это вам не передать.
Визг, хохот, свист! Просили
повторить. А что повторять? Костюмы
изорваны, парик — тоже. И директор
цирка прибежал. Мы, кстати, пустили
номер незалитованный. И я потом
неделю его показывал. Это был
огромный фурор! А потом меня срочно
вызвали в Москву со всей этой
комедией, работать в цирк к Милаеву,
и там уже этот номер не пропустили…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное