издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Когда в товарищах согласья нет...

Когда в
товарищах согласья нет…

Светлана ЖАРТУН

"Когда в
товарищах согласья нет, на лад их
дело не пойдет". Это давно знал не
только великий баснописец Иван
Крылов, это знает и весь наш народ,
наблюдающий сегодня работу
Государственной Думы или, например,
перепалки областного
Законодательного собрания.
Примеров тому не счесть.

То же и в
театре — "зеркале жизни", как
может идти творческий процесс,
когда в нем не все ладно? О том, что
ТЮЗ имени Вампилова сегодня
лихорадит, знает почти весь город.
Что поделаешь, профессия публичная,
все поступки и эмоции ее
представителей тоже становятся
явлением публичным. Упаси бог
вмешиваться в распри, в которых
правду все равно не найти. Но о
последствиях всех театральных
несогласий, сказывающихся на
творчестве, говорить необходимо.
Для примера возьмем последнюю
премьеру — сказку "Урфин Джус и
его деревянные солдаты".

Спектакль
поставил Николай Елесин, оформила
художник Наталья Шунькова, заняты в
нем исполнители всех поколений. Не
вдаваясь в подробности успехов и
неудач режиссуры, сразу перейдем к
стилю, тону и партнерству актеров,
которые, по сути, являются лицом
театра.

Рядом, в
одной связке (в прямом смысле —
взяты в плен Урфином Джусом), почти
весь спектакль ходят Железный
Дровосек — опытный актер Владимир
Привалов, Страшила —
темпераментный Андрей Винокуров и
Лев — молодой, подающий большие
надежды Игорь Бялоус. Так я думала
об этих актерах, когда шла на
спектакль. И что же увидела? Актеры
разные, но в образах своих
героических персонажей одинаково
понуры, лишены воли и какого-либо
намека на проявление характера.
Условность и масочность игры
очевидны, но это не режиссерский
прием, это обыкновенное формальное
исполнение внешнего рисунка роли.

Взрослые и
дети хорошо знают сказку Николая
Волкова "Волшебник Изумрудного
города", не одно поколение
зачитывалось и зачитывается
сегодня ею, она выгодно отличается
от других фантазийных
произведений, посвященных теме
борьбы добра и зла. Эта сказка —
путешествие детей в мир взрослых,
такой, каким они его себе
представляют.

Не повезет
детям, которые придут на спектакль
театра и захотят разделить
эмоциональную радость или страхи
Элли. Они увидят только картинки, не
меняющиеся в ритмах движения, часто
нелогичные поступки героев. Почему
матрос Чарли лезет по веревочной
лестнице в сцене, где он получает
письмо о помощи, а стремительная
Каги-Карр ползком крадется
навстречу добрым героям? Может
быть, эти вопросы к режиссуре, но в
театре есть такое понятие, как
"оправдание" актером всех
постановочных задач.

Что
"оправдывают" Александр
Измайлов и Наталья Юдина,
исполнители ролей Чарли и
Каги-Карр, сказать трудно. Но другое
увидеть можно: актер и актриса,
герой и героиня по амплуа, давно
наработали приемы, которые стали их
сценическими штампами.

Известно,
что, эксплуатируя свои
психофизические данные, актеры
обретают не только мастерство, но и
эти пресловутые штампы. Только у
хороших актеров их много, а у плохих
мало. Ни в коем случае нельзя
сказать, что Юдина и Измайлов
плохие исполнители, Катарину и
Петручио в "Укрощении
строптивой" они играют
мастерски. Но почему в спектакле
для взрослых зрителей они могут
быть интересными, а для детей
становятся ремесленниками?

Известно, что
"для детей надо играть так же, как
и для взрослых, только еще лучше".
"Лучше" не получается и у
Владимира Безродного, исполнителя
заглавной роли — Урфина Джуса. Для
актера все его представление о зле
сосредотачивается только на том,
чтобы изобразить угрюмую гримасу
(которую, кстати, из последних рядов
плохо видно) и согбенную фигуру.
Лицо-маска, неизменная поза — вот и
весь набор сценических приемов;
актерское ремесло не бог весть
какого уровня.

Невыразительны
и обе исполнительницы роли Элли —
Мария Толочко и Елена Гущина. Их
девочки на сцене выглядят далеко не
девочками, ни о какой наивности,
полете воображения и речи нет.
Взрослая жизнь актрис так и
выпирает в позах и жестах, в сцене
переодевания в купца обе выглядят
заурядными
кривляками-притворяшками.

Писать обо
всем этом, поверьте, грустно. Все
перечисленные актеры были
"звездочками" на своих курсах
в театральном училище, которое они
закончили. В театре все тоже
начинали ярко и выразительно.
Сегодня блеск в глазах остался,
пожалуй, у одного Игоря Бялоуса, да
и то, наверное, потому, что в театре
он работает совсем недавно — не
наигрался еще.

Вообще ТЮЗы,
молодежные в основном по своему
составу театры, славятся своими
труппами, потому что в них входят
энтузиасты, люди, которым интересно
работать. Отсутствие мастерства
они восполняют обаянием и энергией
молодости. Сразу слышу не просто
возражения — протесты: в нашем
театре так и есть — молодые,
дерзкие, талантливые… Спорить не
буду, но добавлю: уставшие. Многие
за годы работы мастерства не
приобрели, а обаяние молодости
утратили. "Звездочки", так и не
успевшие стать звездами.

Недавно на
отчетно-выборной конференции
Иркутского отделения Союза
театральных деятелей один из
режиссеров ТЮЗа добивался, чтобы в
ее постановление был внесен раздел,
повышающий юридический статус
творческого работника театра. Он
забыл о том, что в театре актер
никогда не будет чувствовать себя
униженным, если ему будет интересно
в нем работать.

О том, как
сегодня работают актеры ТЮЗа, в
какой творческой форме находятся,
можно судить не только по "Урфину
Джусу", но и по многим другим
спектаклям. Нельзя специально
играть хорошо или плохо, актеры не
марионетки, которых дергают за
веревочки, они созидатели, соавторы
спектакля и авторы своей роли.
Только правда заключается еще и в
том, что актеры зависимы от
режиссуры, всей творческой
атмосферы театра.

Проблемы
театра юного зрителя имени
Вампилова можно было бы считать
"домашними", если бы в этот
неблагополучный сегодня дом не
приходили дети, которых в их юном
возрасте можно легко обмануть,
выдать видимость театрального
искусства за настоящее искусство.
Здесь они смеются и радуются. В
школе и дома рассказывают о
спектакле, который на самом-то деле
был всего лишь картинкой. Потом эти
дети приходят в театр еще и еще раз.
Вырастают. Они уже стали не юными,
взрослыми зрителями, как принято
говорить, театральными. Перешли в
драму. И вот…

Самым
кассовым спектаклем сегодня в
драмтеатре считается не имеющая
никакого отношения к "жизни
человеческого духа" мелодрама
испанского драматурга Алехандро
Касона "Дикарь"…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное