издательская группа
Восточно-Сибирская правда

О принадлежности

О
принадлежности

Владимир
СКИФ


Я все еще принадлежу тебе,
Хотя давно принадлежу кому-то

Ольга Гизатулина

Я думала:
тебе принадлежу,
ты — мне принадлежишь,
а в сердце смута.
Домой к тебе однажды прихожу
И вижу: ты принадлежишь кому-то.

Хотела я
тебе принадлежать,
Дарить тебе смущение и
нежность.
Я от тебя надумала рожать,
А ты нашел другую
принадлежность.

Принадлежать
друг другу не грешно,
Когда любовь — принадлежать не
жалко.
А у тебя всегда, когда темно,
Торопится грешить
принадлежалка.

Памятное лето


Я весь июнь хожу в пальто,
Лишь сердце жаркое раздето…
… Любовный бред сведет меня на
нет…
… Я превращусь в блаженство и
мольбу
И стану твоей звездочкой во
лбу…
Татьяна Назарова

Ты что-то
сотворил со мной не то,
Когда звенело над Зимою лето.
В горячий зной хожу теперь в
пальто,
А под пальто я донага раздета.

Мной
овладел любовный жуткий бред:
Я вдруг себя представила
богиней,
Сняла пальто и платье, и берет
И даже… даже скинула бикини.

Мне
говорят: — Назарова! Ты что?
С нудистами поехала на Кубу?
И снова я напялила пальто,
А на пальто — поношенную шубу.

Я
превращаюсь в жаркую мольбу…
Любимый мой, я отомщу за это,
И не звездой, а рожками на лбу
Тебе отмечу памятное лето.

*
* *

И
косновенья и кусанья
Остановки, полустанки, станции.
словно вехи,
в памяти останутся —
именами, голосами, лицами,
целомудро-грешными
светлицами…
… Где целомудро косновенье
плеч.
Где время бесконечное до
встреч…
… Где косновенье губ опухших
расскажет жарко, как я ждан…
Цена твоей закушенной строки…
Кому дано ее измерить грани?!
Виктор Отинов

Грех
целомудрия

Влажно-суховейными
ресницами
ты меня объяла у куста.
Грешно-целомудрыми зеницами
ты к кусту манила неспроста.

Время
бесконечно-нескончимое
нам дарует заземленье встреч.
Как твое сегодня, о любимая,
целомудро косновенье плеч!

Звездами
сияя мелко-крупными,
небо нас прикрыло у куста.
Ты меня опухлостями губными
закусила жарко-досыта.

Ты
шептала сквозь кусанья: —
Суженый!
Посмотри, какая красота!
Я лежал, почти тобою скушанный,
и рыдал: — Любимая! О, да!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер