издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И пусть им приносят цветы

И пусть
им приносят цветы

В старину на
Руси бытовало предание — пока кости
человека не будут похоронены, душа
его не обретет покоя. Я не знаю,
верят ли в это поисковики, но каждый
год на места боев отправляются
сотни ребят, чтобы собрать и
по-человечески предать земле
останки погибших в Великую
Отечественную войну. Есть среди них
мальчишки и девчонки из нашей
области.

— Мы ездили
прошлым летом на так называемый
Невский пятачок, это в Кировском
районе Ленинградской области, —
рассказывает Сергей Неизвестных,
командир поискового отряда
"Искатель" из Усольской школы N
12, — это небольшой участок, примерно
400 метров на 2 километра, на нем, по
официальным данным, погибло 240
тысяч человек, а по неофициальным —
полмиллиона. Здесь начиналась
Дорога Жизни. Солдаты говорили, что
тех, кто на Невском пятачке выживал
3 дня, называли старожилами, но это
редко кому удавалось…

— Нашли мы с
ребятами останки шести человек, —
добавляет Александр Ильич Засухин,
руководитель отряда
"Искатель", — одного с
медальоном. Сейчас этот медальон на
экспертизе, но похоже, что боец был
из Читинской области. Из этих шести
один — моряк, сохранился ремень и
части бушлата, а остальные —
пехотинцы.


Солдаты ведь неохотно носили эти
медальоны?

— Да, — кивает
Александр Ильич, — считали, что
медальон — это к смерти. Поэтому
часто невозможно установить
личность погибших. Зато, когда есть
медальон, проще. Поисковики из Тулы
нашли и передали нам медальон
Вологжина, мы уже нашли его сына и
двух внучек — они из Усть-Уды.

— Еще мы
раскапывали советский самолет, —
говорит Сергей. — Там воронка,
метров шесть, ее все время
затапливает и края обваливаются,
поэтому мы построили сруб и
вычерпали несколько тысяч ведер. По
колено в воде, по локоть в грязи…
Нашли кусок кожи и плечевую кость.
По номеру мотора самолета можно
будет установить, кто на нем летал.
Но в прошлом году мы это сделать не
успели, в июне поедем продолжать
работу.

В отличие от
усольчан, иркутский поисковый
отряд "Наследие" — сборный, в
нем ребята из школ N 5, 19, 32, а также
авиационного лицея. Руководят
отрядом Георгий Вадимович
Куприянов и Валерий Владимирович
Севрюк. Они ездят с ребятами на
раскопки Невского пятачка с 99 года.
Тогда иркутяне нашли останки
десяти человек, в том числе
разведчика-наблюдателя Грачева. Он
погиб на немецких позициях, откуда
корректировал по рации огонь
советской артиллерии. Весь окоп
вокруг него был в кольцах от гранат,
видимо, Грачев держался до
последнего.

— В 2000 году
нам удалось обнаружить и извлечь
останки 12 человек, — рассказывает
11-классник Василий Маслобоев, —
среди них была санитарка, это
определили по форме челюсти, и там
вся воронка была в перевязочных
пакетах. При одном из погибших было
письмо, к сожалению, прочесть его
невозможно. Нашли еще
красноармейскую книжку и два
медальона. Один из них сохранился
плохо, только начальные буквы
имени, но потом еще одну бумажку
вытащили, развернули — это оказался
перевод на 120 рублей. Видимо, он
накануне жене отправил. Перевод
хорошо сохранился — и адрес, и имя.
Посмотрели по Книге Памяти — есть
такой: без вести пропавший
Замалетдинов Минзакир. Нашли его
сестру, уже старенькую женщину.

— Ребята,
а как узнаете, где копать? —
спрашиваю я.

— Сначала
смотришь щупом — это такой длинный
железный прут, — объясняет
11-классник Максим Михалев, —
протыкаешь землю, если на что-то
наткнулся, делаешь шунтирование.
Останки могут быть на глубине в 15
сантиметров, а могут и метра два с
половиной. Чаще всего, конечно,
оказывается снаряд или камень, но
если кость, начинаешь рыть вокруг.
Одни копают, другие руками
перебирают землю, чтобы не
пропустить мелкие предметы.

— А не
страшно прикасаться к останкам?

— Поначалу
страшно, аж дрожь пробивает, —
вспоминает 11-классник Вячеслав
Минулин, — потом ничего, привыкаешь.
Но ощущение опасности все равно
остается, там ведь на квадратный
метр — килограмм осколков, мин,
гранат, есть неразорвавшиеся.

— У меня
первая находка была — минное поле, —
подхватывает разговор Василий. —
Все мины в коробочках из-под
зубного порошка — это в Ленинграде
на каком-то заводе делали. Потом я
раскопал блиндаж, а там на бортике в
ряд гранаты на боевом взводе: боец,
видно, приготовил бросать, а тут его
убили… Такие мы сами не трогаем,
вызываем саперов.

— Находили
солдат с полным боекомплектом, —
наперебой рассказывают
"наследники", — значит, они
даже ни разу выстрелить не успели,
только высадились и их тут же
накрыло. Советские позиции — это
ровное поле, а немцы — на возвышении
и в лесочке. Нашим во что бы то ни
стало надо было взять этот лесочек,
а немцы оттуда артиллерией —
наши-то, как на ладони.

— Интересно,
что немцев почти не находят, —
добавляет Максим, — на 10-15 тысяч
останков всего около сотни
немецких. Хорошие у них были
похоронные отряды.

— А как
определить по костям, наш или немец?

— Ну,
остаются же не только кости, —
объясняет Василий, — сохраняются
сапоги, ремни, пряжки, компасы,
корочки военных билетов, подсумки,
масленки для оружия, противогазы —
все это советского образца, у
немцев другое было.

Действительно,
чтобы быть хорошим поисковиком,
нужно не только уметь махать
лопатой, но и очень многое знать. В
течение всего учебного года ребята
изучают анатомию, чтобы определять
по костям, сколько здесь погибших,
полностью ли собраны кости скелета
или нужно дальше искать. Ребята
учатся распознавать по внешнему
виду гранаты и мины, определять,
представляют ли они опасность. В
этом деле есть свои тонкости,
например, нельзя складывать
найденные боеприпасы кучкой на
открытом воздухе: высыхая, они
могут сдетонировать. Необходимы
поисковику и умение оказать первую
медицинскую помощь, и
туристическая подготовка. Сложно?
Но, может быть, именно поэтому
случайных людей среди них нет.

— И
все-таки, почему вы стали
поисковиками? У вас пропали
родственники на этой войне?

— Нет, —
отвечают ребята. — Деды, конечно, у
всех воевали, у Максима — с
японцами, был ранен, у Василия дед
попал в плен и прошел концлагеря, у
Вячеслава — перегонял самолеты с
Аляски в Красноярск. Но мы ведь не
своих туда ездим искать…

— Это наша
дань памяти. Благодаря тем людям мы
сейчас живем, — говорит Максим. — И
чем им лежать под асфальтом, лучше
мы их похороним. Чтоб родственникам
было куда прийти, цветы положить.

9 мая — в День
Победы и 17 сентября — в день начала
обороны Невского пятачка здесь
происходит торжественное
захоронение останков в братских
могилах. В Невской земле уже
упокоились около 1000 сибиряков, но,
конечно, это не все погибшие,
поэтому поисковики вновь
собираются в дорогу.

Военно-патриотическое
обьединение "Наследие"
благодарит администрацию города
Иркутска и лично мэра Владимира
Якубовского за финансирование
экспедиции на Невский пятачок.

Страницу
подготовила Ольга НЕНАШЕВА.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное