издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Мелочи жизни?

Мелочи
жизни?

Здравствуйте,наша
любимая редакция! Пишу из поселка
Онот (Тальковый рудник). Наш поселок
построен на обоих берегах реки
Онот, нас соединял подвесной мост
на тросах длиной сто метров. 7 июля
во время наводнения весь настил
снесло. Опоры сделаны из
железобетона, они стоят целые, трос
тоже цел. Снесло только настил. И
вот с тех пор мы живем, как на
каком-то заброшенном острове.
Многие люди, особенно пожилые,
сидят без хлеба, без продуктов
питания. Молодые плавают на камерах
от колес за продуктами, мы же,
старики, не можем плавать, как они.
Как нам быть? Поставили было
лодку-моторку. В один конец брали
пять рублей, то есть десять рублей
взад-вперед. Человек плывет за
булкой хлеба. Хлеб стоит 6 рублей. Да
10 рублей за переправу. Булка
становится 16 рублей. Но теперь
моторка сломалась — отказал мотор.
Несколько дней рабочие собираются
на берегу, понервничают и по домам.
Что будет завтра, ни один
руководитель не знает. Сейчас
рабочих перевозят на машинах в 7
утра и в 5 вечера. Значит, если с ними
ехать за продуктами, приходится
ждать десять часов, чтобы попасть
домой. Ну ладно, пока на машинах,
потом, может быть, наладят лодку. Но
вот начнется ледостав, начнутся
морозы. Тут уж ни на лодке, ни на
машине. А ведь есть больные, они без
медицинской помощи. А если кто-то
умрет? Кладбище — на другом берегу.
И никого снесенный настил не
волнует. Ни сельскую, ни районную
администрацию. Наш председатель
сельсовета необязательный человек:
обратился я к нему, мол, детям в
школу скоро, как им добираться на
другой берег, так он пообещал все
работы к началу учебного года
закончить. А обратился на следующий
день мой сосед с тем же вопросом, и
ответ был совсем другим: нет денег,
нет проекта, словом, будто не
деревянный стометровый настил
нужно налаживать, а настоящую
современную переправу наводить.
Никакой самостоятельности в нашем
председателе сельсовета нет. А
женщины некоторые ходят по домам,
просят в долг стаканчик муки и
чашечку сахара. От имени своих
односельчан прошу обратиться через
газету в областную администрацию,
может, она нам поможет. Нашему мосту
никакого проекта не нужно. Его
строили простые люди, без затей. И
если бы его отремонтировали,
"подтянули" вовремя, он бы
стоял еще сто лет.

Карип
Хамитович ХАЖЕЕВ. Поселок Онот,
Черемховский район.

Между прочим,
Карип Хамитович Хажеев написал
свое письмо 31 августа. Готовя его к
публикации, мы позвонили в
администрацию Черемховского
района 12 сентября. Как сообщил
газете заместитель главы районной
администрации по вопросам
жизнеобеспечения (!) Виктор
Иванович Третьяков, мост через
речку Онот восстановлен на тот день
не был; "Уралом" детей
перевозить на другой берег, к школе,
опасно. Так что ребятишки, как
выразился Виктор Иванович, начали
учебный год лишь "частично".
Более точной информации о
жизнеобеспечении поселка Виктор
Иванович Третьяков дать не мог,
объяснив, что "Онот — дальняя
территория, и связи с ней нет".

Но если бы
подобное письмо о
безынициативности местной
администрации было исключением в
нашей почте текущего дня! Читая эти
жалобы на "мелочи жизни",
делающие саму жизнь испытанием
терпеливости и мужества тех, кому в
периоды выборных баталий местного
значения претенденты на
руководящие должности сулили
исполнение всех требований и
решение всех проблем, копившихся
годами, думаешь: да, полно, остались
ли энергичные, смелые и умные люди в
нашей провинции, озабоченные
благополучием своих земляков,
почти как своим собственным? Вот
видите, даже особая должность
придумана в некоторых районах
Приангарья, название которой
наводит на мысли о чрезвычайных
ситуациях: ничего себе —
заместитель по вопросам
жизнеобеспечения! Только что же
входит в круг обязанностей такого
руководителя, какие личные
качества позволяют ему занимать
такой пост и где заканчивается
граница будничного
"жизнеобеспечения" и
начинается чрезвычайная ситуация?
К примеру, село Мирный, что в
Тайшетском районе, с мая живет без
света. С коптилками по вечерам, с
немым радио и с газетами недельной,
если не большей, давности.
"Причина погружения во тьму, —
пишут местные жители, — долги
бывшего Мирнинского леспромхоза,
который давно приказал долго жить.
Но при чем же здесь мы, регулярно
платившие за электроэнергию в
бухгалтерию леспромхоза? Где же эти
деньги, почему за разгильдяйство
или воровство бывших руководителей
бывшего леспромхоза отвечают люди,
ни в чем не виновные? Нашему главе
администрации Усманову Ю.Г. на все
наплевать. У него один ответ, когда
приходишь к нему за помощью: "Это
к моей компетенции не относится".
Ребятишки начали учебный год в
школе, в которой нет не только
света, но и отопления, потому что
четыре котла стоят в разобранном
виде, и когда запустят тепло в
классы, никто сказать не может. И
глава сельской администрации — тем
более. Мэр Тайшетского района
Зелезинский А.Д. приезжал, наобещал
кучу всего, а как уехал, так и точка
на его обещаниях. Потом приезжал
Топоров, его зам, тоже сулил много, и
тоже как уехал, так обо всем и забыл.
Так и существуем на одних
обещаниях".

… Наверное, в
уверениях высоколобых экономистов
есть доля истины: выруливая из
хляби бездорожья, начинаем все
определеннее чувствовать земную
твердь под ногами. Только разве из
Москвы разглядеть, к примеру, наш
Иркутск во всех подробностях его
бытия? Только из Иркутска так ли
отчетливо видны все "мелочи
жизни" затерявшихся дальних
углов Приангарья? Огромные
расстояния разве не глушат живые
голоса, не сглаживают остроту
ситуаций? К примеру, в деревне Узкий
Луг Черемховского района (опять
Черемховский район с его
должностью "зама по вопросам
жизнеобеспечения"!) беда у
родителей детишек, посещающих
младшую группу детского садика — ее
закрывают: "Мы возмущены
действиями главы сельской
администрации Молотковой Л.Н.,
которая хочет закрыть одну группу и
открыть в здании детсада
фельдшерский пункт, мотивируя свое
решение тем, что ФАП находится в
аварийном состоянии, а денег на его
ремонт нет. Молоткова должна бы
подумать, что соседство не очень
удачное, контакт с больными,
постоянный запах лекарств для
детей совсем нежелательны. Но, если
закроют группу, нам, родителям, куда
деться? Мы вынуждены будем
увольняться с работы и сидеть дома.
Без работы — значит, без денег,
значит, впроголодь! Деревня наша
перспективная, молодежи много. Даже
исходя из этого, будь глава
администрации поэнергичнее и
поинициативнее, можно было бы на
ремонт фельдшерского пункта найти
деньги, а группу в садике не
закрывать".

Вот ведь
какая наивность — кому-то там, в
глуши, захотелось иметь в
администраторах местного масштаба
кого-то из энергичных и
инициативных. Чтобы, значит, не
принимали решения из разряда
лежащих на поверхности. Только,
наверное, найти таких не легче, чем
свободную копейку для ремонта
фельдшерского пункта. Но, с другой
стороны, как же с безынициативными
и недальновидными "вертикаль
управления" строить? Ту самую, о
которой так много нынче говорят и в
Москве, и в Иркутске…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное