издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прыжок в неизвестность

Прыжок
в неизвестность

Алексей
Богатуров,
заместитель директора
Института США и Канады РАН

— У США есть
какое-то количество
"доброжелателей", которые
хотят, чтобы Америка основательно
влезла в Афганистан сухопутными
силами и завязла. Но вдвое больше
американских экспертов, которые
говорят, что этого делать не надо.
Условно говоря, тысяча
спецназовцев, которые высадились в
Узбекистане, это примерно то
оптимальное количество живой силы,
которое сами американцы хотели бы
выделить на эту операцию.

Меня
несколько удивляет, что начавшаяся
операция производит впечатление
недостаточно подготовленной по
сравнению с тем, что было в
Персидском заливе в 1991 году.
Союзники тогда действительно
готовились и обеспечивали очень
высокую концентрацию сил и средств.
А сейчас сделали это практически
меньше чем за месяц. Может быть,
цели у этой операции другие —
показательные, карательные, и они
по-настоящему ее не рассматривают
как боевую операцию?

Может быть,
конечно, в этом есть определенная
переоценка сил Северного альянса.
Мол, ребята из Северного альянса
войдут в населенные пункты, где
окопались талибы, и добьют всех тех
из них, кто останется жив. Но, мне
кажется, этот сценарий не очень
реален, потому что известно, что по
живой силе Северный альянс мало что
собой представляет. При том
количестве солдат, которое есть у
Северного альянса, рассчитывать на
то, что они смогут реально
контролировать весь Афганистан,
нельзя.

Тысяча
американцев, которые сейчас
высадились на узбекском аэродроме,
думают, что они готовятся к
наступательной операции или
спецоперации в Кабуле. А если,
например, талибы хлынут в
Узбекистан, и эти американские
стрелки окажутся втянутыми в эту
войну, но на узбекской территории,
прежде чем они ударят оттуда по
Афганистану? Вот как может быть. Я
думаю, что именно такой сценарий у
талибов существует. Они хотят
упреждающим маневром перенести
боевые действия на территорию
Узбекистана. Это ведь вполне
нормальная тактика — перейти на
территорию противника и там вести
боевые действия. Пока у них есть
основания на это рассчитывать. Мы
не знаем, как себя поведет
узбекская армия. Конечно, она будет
защищать свою страну, но в
достаточно ли хорошем боевом
состоянии она сейчас пребывает?

Мои беседы с
узбекскими коллегами в последние
два года убедили только в одном —
Узбекистан просто панически боялся
военного конфликта с талибами. И
если, действительно, у них
слабовата армия, то ситуация может
быть драматической.

Мир
возвращается к модели "Сталин —
Рузвельт — Черчилль"

Андрей
Пионтковский, политолог, директор
Центра стратегических
исследований.

Я думаю, что
талибы сейчас не в том положении,
чтобы переходить границу, и их
заявление об объявлении войны
Узбекистану носит политический
характер. Это моральный сигнал их
сторонникам внутри Узбекистана к
сопротивлению.

Сейчас все
силы талибов брошены на защиту
своих позиций внутри Афганистана.
Идет процесс перемалывания их
армии, и в первую очередь авиации,
которая была столь опасной и
грозной для Северного альянса и
которая все это время не давала его
армии перейти в наступление. В
перспективе Америка уничтожит
военную структуру талибов, а армия
Северного альянса будет сражаться
с их войсками и вытеснять их из
Афганистана.

Взятие
Кабула приведет к разладу в лагере
талибов и позволит создать там
коалиционное правительство,
например, во главе с бывшим королем
Афганистана Захир Шахом. Но я хотел
бы отметить, что будущее всей
операции зависит от того, как ее
будет воспринимать весь исламский
мир от Каира до Ферганы. И если
радикалы овладеют властью в этих
странах, то это будет провалом всей
операции.

Реально об
исходе этой борьбы мы сможем с
какой-то уверенностью говорить уже
через несколько недель, когда будет
ясно, удастся ли удержать умеренным
течениям власть в своих руках.
Тревогу вызывает реакция
мусульманской улицы: вспомните
демонстрацию в Пакистане. Так что
основная борьба предстоит в
политической и идеологической
сфере. Здесь коалиции придется
сделать очень много, чтобы эта
операция не воспринималась как
война с Афганистаном.

Эта операция
— как прыжок в неизвестность. Но я
хотел бы подчеркнуть, что поражение
Запада было бы катастрофой для
России, несмотря на заявления
многих политиков, зараженных
комплексом антиамериканизма.
Представьте себе, что будет, если
Америка проиграет. С кем останется
Россия? С Китаем и исламским миром.
Пока США делают за Россию грязную
работу, уничтожая на ее южных
рубежах очаг терроризма. Что
касается Европы, то она сейчас
теряет свое значение. Мы видим, что
НАТО оказалась мифологической
бюрократической организаций. Где
Германия, где Франция? США все
делают своими силами, и их
единственный союзник пока —
Великобритания, а в перспективе к
ним может присоединиться Россия.
Как ни странно, мы возвращаемся к
модели "Большой тройки", когда
все решали Сталин, Рузвельт и
Черчилль. Только теперь их места
заняли Путин, Буш и Блэр.

Страна.ru

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры