издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как это было?

Как это
было?

Александр
АЛЕКСАНДРОВ

По истории
политических репрессий в бывшем
СССР существует обширная
литература. Однако фактическое
изучение этого явления,
характеризующего суть
существования коммунистических
режимов в ХХ веке, остается слабым.
Так, до сих пор неизвестно точ- ное
количество жертв политических
репрессий. Имеющиеся оценки
основаны на косвен- ных данных, и
цифры, называемые разными авторами,
сильно расходятся. Какое же, в
действительности, было число жертв?
Как осуществлялся террор? Какова
доля смертных приговоров,
выносимых при внесудебных
расправах органами исполнительной
власти?

Сегодня
имеется возможность получить
ответы на эти вопросы на строго
документальной основе. Для этого
нужно воспользоваться новыми
источниками информации, появивши-
мися за последнее десятилетие. Это
архивные сводки с именами
реабилитированных жертв
политических репрессий, которые
издаются во многих субъектах
Российской Феде- рации и
государствах бывшего СССР.
Многотомные архивные сводки
получили извест- ность как "Книги
Памяти", "Мартирологи"
(списки мучеников), "Расстрельные
Книги" и т.п. Важно, что в основе
приводимых в этих книгах сведений,
лежат материалы спецархи- вов ФСБ
по уголовным преследованиям в СССР,
решения на которые пересмотрены в
хо- де процесса реабилитации. То
есть документальная сторона
издаваемых книг отвечает са- мым
строгим критериям достоверности.

К сожалению,
издаются эти книги до неприличия
малыми тиражами, что совершенно не
отвечает запросам общества в
такого рода материалах. С другой
стороны, массив имен в изданных
сводках далеко перевалил за
миллион, то есть стал неподъемным
для ручной обработки. Даже в
пределах одной области многотомная
серия региональной архивной сводки
с именами реабилитированных жертв
политических репрессий может
содержать от несколько десятков до
сотен тысяч имен. Например,
изданные четыре тома иркутской
"Книги памяти" с фамилиями лиц,
начинающимися на буквы А — К, уже
содержит более двенадцати тысяч
имен. А еще не обнародованы списки с
фамилиями, начинающимися на буквы Л
— Я, за счет которых список
безвинных жертв политических
репрессий по Иркут- ской области
перевалит за тридцать тысяч.

Обилие
информации, ее региональная
раздробленность, практическая
недоступность книг, порой вопиющие
технические огрехи изданий, делают
работу с изданными архивными
сводками весьма затруднительной.
Преодоление создавшегося тупика
видится на пути ис- пользования
современных информационных
технологий. На базе изданных
четырех томов архивной сводки по
Иркутской области нами был создан
электронный справочник с име- нами
реабилитированных лиц,
подвергшихся необоснованным
репрессиям в Иркутской области. Он
выставлен в сети интернет по адресу
www.MEMORIAL.ru, в разделе "СПИ- СКИ".
Электронный справочник оснащен
локальной поисковой системой,
которая позво- ляет преодолеть
недостатки неподъемных архивных
сводок, существующих на бумажных
носителях.

Воспользуемся
возможностями электронной сводки и
ее поисковой системы и попытаем- ся
выяснить, как в тридцатые годы
прошлого века в Восточно-Сибирском
крае, из которо- го впоследствии
выделилась Иркутская область,
проходила кампания по ликвидации
"врагов народа".

Абсолютный
рекорд по числу казней приходится
на 1937 — 1938 годы. Если в другие годы на
протяжении 1917 — 1960 годов, число
расстрелянных лиц, впоследствии
признанных невиновными, не
превышает первых десятков человек,
а в некоторые годы отсутствует
вообще, то в 1937 году число безвинно
казненных составило 504 человека. Но
рекордным является 1938 год, когда
было расстреляно более 4500 человек,
впоследствии посмертно
реабилитированных, признанных не
виновными в приписанных им
преступлениях. Из графика очевидно,
почему 1937 — 1938 годы совершенно
обоснованно вошли в новейшую
историю России как годы Большого
Террора.

Из списка 12134
имен, представленных в архивной
сводке, к высшей мере наказания за
1917 — 1960 гг. было приговорено 5208
человек. Доля смертных приговоров
составляет 42,9%. то есть вынесена
почти половине привлеченных.

Рассмотрим
динамику расстрелов по месяцам
трагических 1937 — 1938 годов.

Из графика
видно, что вся кампания по
массовому уничтожению "врагов
народа" уложи- лась в 17 месяцев,
менее чем в полтора года. С июля 1937
года по ноябрь 1938 года вклю-
чительно. Распределение числа
расстрелянных в этот период
неравномерно: рекордными являются
февраль, март и июль 1938 года, когда
число расстреливаемых в месяц в
Иркут- ской области превышало 700
человек. Абсолютный рекорд
установлен в феврале месяце 1938
года. Было расстреляно 938 человек.

В имеющейся
сводке, из 5208 человек, безвинно
расстрелянных за 1917 — 1960 годы, на 1937 —
1938 годы приходится 5049 человек, что
составляет 96,95%. Отсюда очевидно,
что для больной общественной
системы, основанной на диктате,
характерны периоды резкого
обострением болезни, когда
подозрительность возрастает
настолько, что становится при-
чиной массового уничтожения
граждан страны.

Выявив
месяцы в 1937 — 1938 годах,
характеризующиеся наиболее
массовыми расстрела- ми, попробуем
ответить на вопрос, как происходили
расстрелы по дням.

Соответствующие
графики показывают динамику
массовых расстрелов по дням
февраля, марта и июля месяцев
трагического 1938 года. Проведенные
исследования позволяют вы- явить,
как правило, расстрелы
производились партиями, не менее
двадцати человек. Тех- нически это
вполне объяснимо. Морга в подвалах
здания НКВД на ул. Литвинова в г. Ир-
кутске не было. Хранить трупы негде.
А гонять машину на тайное кладбище
под Пивова- рихой для захоронения
нескольких тел, было совершенно не
рационально. Рекордными являются
дни, когда расстрелу подвергалась
партия более ста человек.
Абсолютный ре- корд приходится на 12
марта 1938 года. В этот день было
расстреляно более 140 человек.

Разумеется,
поисковая система электронной
сводки позволяет легко установить
персо- нальный состав казненных в
тот или иной день.

Возникает
вопрос: почему реабилитация
растянулась почти на полвека?
Вспоминается от- кровенные
высказывания по этому поводу А. И.
Микояна. Он принадлежал к числу дол-
гожителей коммунистического
ареопага. Начинал А. И. Микоян еще
при Ленине. Пере- жил Ленина,
Сталина, Хрущева, двенадцать лет
проработал при Брежневе. О нем
ходила в советские времена
эпиграмма: "Без инфаркта и
паралича, от Ильича, до Ильича".
Как член Политбюро ЦК КПСС А. И.
Микоян поддержал доклад Хрущева на
ХХ съезде КПСС по обнародованию
правды о системе государственного
террора и репрессиях, существо-
вавших в стране. "Вы что же
хотите? — недоумевал искренне
долгожитель партийных вер- хов,
когда его спрашивали, почему после
ХХ съезда партии, развенчавшего
культ лично- сти Сталина, не были
сразу реабилитированы все
безвинные жертвы репрессий. — Вы хо-
тите, чтобы мы в один день признали,
что миллионы расстрелянных людей
невиновны? А на другой день сразу бы
возник вопрос: если миллионы
невиновны, то тогда кто же мы?"

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Актуально
Мнение
Проекты и партнеры