издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Иркутская "незнакомка"

Иркутская
"незнакомка"

Людмила СНЫТКО,
зав. сектором русского искусства
Иркутского областного
художественного музея
им. В.П. Сукачева

Мы уже сообщали о том, что в
картинной галерее Иркутского
художественного музея (ул. Карла
Маркса, 23) открылась выставка
"Быт России XVIII — начала XX
века". Софья Шемякина
рассказывала об экспозиции,
посвященной русскому фарфору. Но не
менее уникальна часть выставки,
посвященная русской акварели и
графике.

Среди
множества графических работ на
выставке особое внимание
привлекает "Портрет княгини
Голицыной". Изящный овал, столь
популярный в русском портрете еще с
18 века, нежный теплый фон, в который
вписана легкая, грациозная фигурка
княжны… Красота модели,
одухотворенность ее облика
позволили художнику создать
подлинно романтический образ.

Автор
портрета Петр Федорович Соколов
блестяще закончил Петербургскую
академию художеств. Впоследствии
заслужил звание академика
акварельной живописи. Быстрота
исполнения, портретное сходство,
виртуозная техника принесли ему
известность. В.А. Соллогуб в повести
"Тарантас" писал: "Всякая
невеста, выходя замуж, дарила
жениху свой портрет, писанный
Соколовым".

Более 60 лет
портрет хранится в фондах
иркутского музея (передан в 1938 году
из Третьяковской галереи).
Происхождение героини не вызывает
сомнений. Однако род Голицыных
столь многочислен и разветвлен, что
не было надежды установить
личность иркутской княгини.

Первое имя
она обрела в 1993 году, когда портрет
был впервые опубликован в
альбоме-каталоге "Иркутский
художественный музей имени В.П.
Сукачева", изданном в
Санкт-Петербурге. Рецензенты
государственного Русского музея с
завидной легкостью определили его
как "портрет княжны Александры
Александровны". Однако все
последующие годы иркутских
музейщиков не покидало сомнение.

В 1999 году
княжна получила новое имя — Вера
Аркадьевна. Автор идентификации
(установления личности) — научный
сотрудник Московского пушкинского
музея Е.В. Павлова. Ее вывод основан
на сравнении иркутского портрета с
двумя другими изображениями
княжны, хранящимися в московском
музее. Один из них принадлежит
кисти известного художника В.И. Гау,
другой предположительно написан
тоже П. Соколовым. Оба датируются 1846
годом. Эта идентификация, на наш
взгляд, более убедительна.

Итак, что мы
знаем о княжне Вере Аркадьевне? Три
знаменитых российских фамилии
соединились в этом загадочном
образе — Мордвиновы, Столыпины,
Голицыны. Она была пятым ребенком
(всего 7 детей) в семье тайного
советника, сенатора, близкого друга
М.М. Сперанского Аркадия
Алексеевича Столыпина (1778—1825) и
Веры Николаевны, урожденной
Мордвиновой (1790—1834). Один из
современников (Ф.Ф. Вигель)
несколько пристрастно описывает
семейство Столыпиных (отца Веры),
проживавшее в Пензенской губернии,
как "семейство безобразных
гигантов, величающихся, высящихся
яко кедры ливанские… Огромнейший
из детищ, Аркадий, служил при Павле,
там сошелся, сблизился с человеком
самого необыкновенного ума
Сперанским… Глядя на его рост, на
его плечи, можно было принять его за
богатыря". Свое положение в
Петербургском светском обществе А.
Столыпин получил благодаря
женитьбе на дочери Н.С. Мордвинова,
известного прогрессивностью своих
взглядов. Декабристы прочили его в
состав правительства после
государственного переворота. Он
еще в 1824 году единственный из
Государственного Совета выступил
за отмену "кнута и плети" как
средства наказания, а в 1826
единственный из членов
следственной комиссии по делу
декабристов (туда входил и
Сперанский) отказался подписать
смертный приговор. Женат он был на
скромной девице, дочери
английского консула Кобле, всегда
вел жизнь домашнюю, уединенную, за
чинами не гонялся, охотно принимал
у себя ученых, артистов и
литераторов. Его считали
республиканцем, патриотом,
некоторые называли Н. Мордвинова
"нашим Сократом, Цицероном,
Катоном и Сенекой". Таким был дед
Веры Аркадьевны.

Когда умер
отец, Вере едва исполнилось четыре
года. Ее мать осталась с семью
детьми. 12 мая 1825 года в "Северной
пчеле" было напечатано
стихотворение К.Ф. Рылеева,
посвященное ее матери. Оно звучит
сочувственно:

Не отравляй
души тоскою.

Не убивай
себя: ты мать.

Священный
долг перед тобою —

Прекрасных
чад образовать…

Пусть в сонме
гордых исполинов

На ужас
гордых их узрим,

И смело
скажем: "Знайте: им

Отец —
Столыпин, дед — Мордвинов".

Вере было 13
лет, когда умерла мать, и она вместе
с другими детьми перебралась к
своему знаменитому деду, который
воспитал своих многочисленных
внуков. Благодаря разветвленности
рода Столыпиных Вера познакомилась
со многими выдающимися
современниками. В августе 1832 года
на даче деда Н. Мордвинова близ
Петергофа она впервые увидела
своего двоюродного племянника М.Ю.
Лермонтова (ему было 18 лет), только
что приехавшего из Москвы с
бабушкой Е. А. Арсеньевой — родной
сестрой отца. Поселившись у
восьмидесятилетнего деда в
Петербурге, в его доме на
Театральной площади, она была
свидетельницей многих интересных
встреч.

Родной брат
Веры Аркадьевны Алексей,
прозванный Монго, был одним из лиц,
близких к М. Лермонтову. Он учился с
ним в школе юнкеров, служил в том же
лейб-гвардии гусарском полку, в 1840
участвовал с ним в экспедиции в
Малую Чечню, с 20 мая 1841 года жил с
ним в одном доме в Пятигорске, был
секундантом в дуэлях с Э. Барантом и
Н. Мартыновым.

Старшая
сестра Веры Аркадьевны Мария
второй раз была замужем за сыном
поэта П.А. Вяземского.

О жизни самой
Веры Аркадьевны известно мало. В 1846
году она вышла замуж за Д.Ф.
Голицына — камер-юнкера, надворного
советника, состоявшего при русской
миссии в Константинополе в 1844 году.
Он был сыном пензенского
губернатора, внуком
екатерининского вельможи С.Ф.
Голицына, соратника А. Суворова, и
внуком знаменитой красавицы,
племянницы Потемкина В.
Энгельгардт, воспетых Г.
Державиным…

Через 7 лет
совместной жизни муж Веры
Аркадьевны трагически погиб при
переправе через реку Пронь в
Тамбовской губернии. В том же году в
Дрездене умерла и Вера Аркадьевна.
Она тяжело и долго болела. Вот
строки из стихотворения,
посланного к ней, уже больной, в
Константинополь поэтом П.
Вяземским в 1853 году:

Поздравить с
Пасхой вас спешу я,

И, вместо
красного яйца,

Портрет
курносого слепца

Я к вашим
ножкам, их целуя,

С моим
почтеньем приношу

И вас принять
его прошу.

Но если
скажет мой портрет,

Что я вам
предан всей душою,

Что каждый
день и каждый час

Молю, с
надеждой и тоскою,

Чтоб ваш
хранитель-ангел спас

Вас от недуга
и от скуки…

Что я молю,
чтобы с весною

Опять
босфорской красотою

К здоровью, к
радостям земли

Вы
благодатно расцвели…

Иркутский
портрет выгодно отличается от
московских изображений Веры
Аркадьевны своей законченностью и
глубиной. Даже в небольшом по
размеру произведении чувствуется
ее высокий рост от батюшки и стать
бабушки-англичанки.

И еще о
Мордвиновых в Иркутске. В зале
русского искусства 18 века внимание
зрителей неизменно привлекает
портрет адмирала в полной форме
кавалера высшего ордена Российской
империи — Андрея Первозванного. При
всей репрезентативности
изображения у него неожиданно
доброе и мягкое выражение лица. Это
прадед нашей героини Веры
Аркадьевны — знаменитый русский
адмирал Семен Иванович Мордвинов.
Заслуженный моряк, воспитанник
Морской академии, начавший службы с
гардемарина. Был послан Петром I
"для практики" на службу во
французский флот (1717—1722). Автор и
переводчик специальных сочинений
по морскому делу. В 1764 году
Екатериной II произведен в адмиралы.

А в фондах
музея хранится пейзаж
"Венеция" кисти еще одного
Мордвинова. Это граф Александр
Николаевич — внук адмирала и дядя
Веры Аркадьевны по матери. Пейзаж
из коллекции В.П. Сукачева.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер