издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Прощаясь с годом уходящим...

Прощаясь
с годом уходящим…

На днях состоялась встреча
губернатора иркутской области
Бориса Говорина с журналистами.
Иркутские газетчики говорили с
губернатором запросто, за чашкой
чая. Говорили о многом — об годе
уходящем, о будущем, о зарплатах и
налогах: "Восточно-Сибирская
правда" предлагает читателям
лишь некоторые фрагменты
полуторачасовой беседы с Борисом
ГОВОРИНЫМ.

Прибавка в
зарплате — вопрос решенный

Вы заметили,
что тенденции последних лет,
особенно после прихода Владимира
Путина к управлению страной,
направлены на централизацию
власти. Это относится как к
политическим полномочиям, так и к
экономическим, финансовым в первую
очередь. Сегодня в Иркутске или в
Красноярске, или в Улан-Удэ можно
сидеть достаточно долго, и ничего
не сделать для региона. Поэтому я
сейчас придаю большое значение
работе в Москве.

Что делается
в течение всех этих поездок? Первая
тема, которая волнует сегодня всех
и вся — это насколько реально
повышение с первого декабря 2001 года
заработной платы работникам
бюджетной сферы. Руководство
области на протяжении трех лет с 1998
года по 2000-й приложило немало
усилий, чтобы восстановить порядок
в Иркутской области. Порядок в
работе школ, больниц, учреждений
культуры и социального
обеспечения. Этот порядок стоил
больших усилий, потраченных
времени и нервов. Мы считаем, что
именно состояние дел в социальной
сфере позволило увеличить
производительность и качество
труда на всех предприятиях
Иркутской области. И наметившийся
рост промышленного производства
связан в первую очередь с этим. Не
может человек производительно
работать, если не работают школы,
больницы, жилищно-коммунальные
органы. Администрация области
создала условия для роста через
стабилизацию в бюджетной сфере.
Потерять эти завоевания — значит
потерять очень многое. Так что для
нас вопрос совершенствования
оплаты труда работников бюджетной
сферы — вопрос решенный. Убежден, —
подчеркиваю! — убежден, что сегодня
уровень оплаты труда в бюджетной
сфере не способствует
заинтересованности людей в работе.
Нет мотивации: уровень оплаты труда
чуть выше прожиточного минимума.
Задолго до того, как было принято
решение на федеральном уровне, мы
приняли решение увеличить
заработную плату работникам
бюджетной сферы за счет средств
областного бюджета на 20%.

Но теперь нам
нужно повысить заработную плату
почти вчетверо. После того, как мы в
регионе повысили зарплату всего на
20%, на территории области уже
появились очаги, где не смогли
выплачивать такую заработную
плату. И нужно понимать, что таит в
себе повышение заработной платы
сразу на 90%. Мы самым внимательным
образом проинспектировали бюджет
2002 года. Да, у нас есть там так
называемые региональные решения,
разного рода областные надбавки
бюджетникам, которые стоят 1 млрд. 260
млн. рублей. Я знаю, что
развернулась дискуссия вокруг
необходимости этих наших
региональных преференций, и на этот
счет были даже выступления
некоторых профсоюзных лидеров. Но
не надо забегать вперед, не нужно
считать областную власть
отдаленной от насущных проблем.
Если какие-то устремления есть у
финансистов, это еще не значит, что
с ними согласны руководители
области. Я убежден, что
региональные преференции должны
быть сохранены. Потому что это
попытка смягчить удары, которые
обрушивались на работников
бюджетной сферы, попытка сделать их
заработную плату хоть как-то
приближенной к условиям
потребительского рынка.

Москва бьет с
носка:

Расчеты
показывают, что при сохранении
наших региональных надбавок, на это
нам нужно порядка пяти млрд. рублей.
Если в 2001 году мы тратили на выплату
заработной платы 45% доходов
консолидированного бюджета, то
сейчас, если ничего не менять, на
это пойдет уже 65% всех доходов. По
всем правилам финансового
менеджмента этот порог является
запредельным, после него власть
теряет все инструменты для
социально-экономического развития
региона. То есть в каждом рубле 65
копеек будут уходить на заработную
плату, и лишь 35 копеек будет
оставаться на финансирование
остальных полномочий, которые на
власть региона возложены
федеральным центром. Это разорит
бюджет, в первом же квартале мы
войдем в задолженность по
заработной плате. Стабильность,
которую мы созидали в течение трех
лет, будет разрушена. Только
безответственные политики, зная
это, молчали бы. Мы — администрация
Иркутской области — себя относим к
ответственным политикам. Мы
объявили об этом всем, и депутатам
Законодательного собрания, и
центру — я направил президенту
Владимиру Путину соответствующую
телеграмму. Важно, что он на нее
отреагировал, и состоявшийся
разговор с Валентиной Матвиенко —
продолжение той телеграммы.

Во время
поездки в Москву представители
Иркутской области продолжили
работу в министерствах и
ведомствах, в правительстве
Российской Федерации для того,
чтобы аргументировать свою
позицию. Ведь у нас помимо
заработной платы есть еще тема
северного завоза: На протяжении
трех лет Российская Федерация
ведет себя некорректно по
отношению к населению Иркутской
области. С одной стороны, она
признает объемы северного завоза,
как в физическом измерении, так и в
денежном, с другой — средства,
которые предусматриваются для
финансирования на несколько
порядков отличаются от этих сумм. В
2001 году при объеме в 788 млн. рублей в
денежном выражении программы
северного завоза нам в федеральном
бюджете было предусмотрено 8,5
миллиона рублей. В итоге на решение
этой проблемы мы были вынуждены
использовать свободные остатки
территориального дорожного фонда.
Программа северного завоза по 2002
году стоит почти миллиард рублей,
на это в федеральном бюджете нам
дали: 12 миллионов рублей. Тут 5
миллиардов, там миллиард — по
существу, шесть миллиардов
непредвиденных расходов у нас
падают на областной
консолидированный бюджет. Поэтому
мы провели встречи в Счетной
палате, в правительстве Российской
Федерации. У нас есть все основания
требовать, чтобы межбюджетные
отношения между областным бюджетом
и федеральным были приведены в
соответствие с теми задачами,
которые возложены на областной
бюджет в 2002 году. Пока федеральный
центр предусмотрел перечислить на
выполнение задач по повышению
заработной платы 400 с небольшим
миллионов рублей, то есть 12% от
расчетных данных, которые сам
Минфин и обосновал.

Давши слово —
крепись

Тем не менее,
мы тоже будем выплачивать
повышенную заработную плату. Все
дополнительные ресурсы бюджета
будут направлены на обеспечение
выплаты заработной платы, но первый
квартал для бюджета сам по себе
тяжел. Это закономерность
бюджетного строительства — в первом
квартале лишь от 10 до 15% доходов
формируются. Но мы будем платить
так, как это обозначено нашим
государством. Мы сделали все
расчеты и вывели те суммы, которые
должны быть направлены в бюджетную
сферу.

Раз мы
обозначили, что с 1 декабря выплата
заработной платы должна быть в
повышенном размере с учетом новой
тарифной ставки первого разряда,
значит, в январе события, связанные
с реализацией этого решения,
наступают, и мы будем выплачивать
заработную плату в увеличенном
размере.

Прощаясь с
годом уходящим:

Год
завершается. Он был разный, этот
год. Возьмем год политический. Мы с
вами в начале 2001 года получили
работающее Законодательное
собрание (по истечению полугода
после избрания первой группы
депутатов). Мы пережили непростые,
достаточно драматичные выборы
губернатора Иркутской области. Так
что политический год был насыщен
событиями.

Экономическая
жизнь Иркутской области также
изобиловала событиями. Во первых,
мы сохранили рост объемов
промышленного производства. Я еще
не могу сказать, как мы завершили
год в целом, но по итогам 11 месяцев
мы имеем прирост промышленного
производства в 3,3%. Все отрасли
промышленности работают стабильно,
за исключением
нефтеперерабатывающей. Но
последнее связано с политикой,
которую декларирует нефтяная
компания ЮКОС по вытеснению с рынка
недобросовестных продавцов
давальческой нефти. Так что
экономическими итогами года мы
можем быть удовлетворены. Может
быть, не обрадованы — но
удовлетворены, это точно.

Нужно
отметить имевшие место в этом году
инициативы некоммерческих
общественных организаций по
формированию основ гражданского
общества. Очень приятно отметить,
что у нас сформировано губернское
собрание, в котором принимают
участие очень разные общественные
силы. Отрадно, что представители
многих общественных организаций
приняли участие в форуме, который
прошел в Москве. Мы видим, что
диалог общества с властью
принимает новое развитие. Важно,
чтобы этот диалог был
конструктивен, важно, чтобы во
главу были положены национальные
интересы, интересы всего народа, а
не интересы каких-то отдельных
групп.

Несомненно,
этот год был очень тяжел в плане
чрезвычайных ситуаций. Весенний
паводок на Лене и Бирюсе, на Нижней
Тунгуске потряс территории севера
и северо-запада Иркутской области.
Мы не успели отойти от этого
паводка, как случился новый, и
территории юга и юга-запада
подверглись такому наводнению,
которого не было 50 лет. Этим
паводкам предшествовала
жесточайшая зима, какую синоптики
не наблюдали сто лет. Надо отметить,
что несмотря на такие тяжелые
потрясения, в области были
мобилизованы необходимые ресурсы.
В организации помощи людям,
попавшим в беду, приняли участие и
коммерческие организации. Мы
получили более 100 млн. рублей
помощи, которая была направлена на
восстановление элементов
гражданской инфраструктуры: школ,
дорог, мостов.

Словом, год
был драматический, непростой, и то,
как мы сегодня финишируем,
показывает, что наши возможности в
преодолении проблем и трудностей
велики. Этот год войдет в историю
Иркутской области как год
насыщенный событиями, как хорошими
так и недобрыми, в которых мы смогли
сохранить достоинство,
человеческое лицо и победить.

Записал

Дмитрий ЛЮСТРИЦКИЙ,
"Восточно-Сибирская правда"

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер