издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Во всем виноват лом?

Во всем
виноват лом?

Владимир КИНЩАК,
"Восточно-Сибирская правда"

Разруха на тепловых станциях
Усть-Кута поставила северный город
на грань катастрофы. О том,
насколько серьезной была
опасность, можно судить по тому, что
через считанные часы после первой
аварии, в ночь с 15-го на 16-е декабря,
президент России дал поручение
руководителям Федеральной службы
безопасности принять участие в
ликвидации последствий. А через
четыре дня, в четверг, ситуация
ухудшилась. Одна из двух основных
котельных повторно вышла из строя.
Спасти положение помогла погода.
Потеплело. В понедельник в городе
было всего пятнадцать градусов
мороза. Однако синоптики не
обещают, что это надолго.

В
понедельник нам удалось связаться
по телефону с редакцией усть-
кутской газеты "Ленские
вести", а затем и с городской
администрацией.

Журналистка
Прасковья Михайловна рассказала,
что "жареный петух" начал
"клеваться" еще год назад.
Прошлой зимой, когда вконец
изношенная тепловая система города
начала разваливаться, жители
самого большого микрорайона
Речников испытали стресс,
оказавшись перед перспективой
холодной зимовки. Тогда катастрофы
удалось избежать, и с тех пор шаткое
тепловое равновесие удается
поддерживать благодаря
постоянному присутствию в
Усть-Куте руководителей
жилищно-коммунального хозяйства
области и аварийных бригад из
Иркутска.

Летом, по
словам Прасковьи Михайловны, была
проведена реконструкция тепловых
станций. Она обошлась городу и
области в "копеечку" — сорок
миллионов городских рублей и сто
миллионов областных. На
железнодорожной ТЭЦ "Лена",
которую было решено сделать
центральной, заменены на новые все
четыре котла. Два котла подключили
к микрорайону Лена, два — к Речникам.
Что касается ТЭЦ, которая подвела
Речники в прошлую зиму, то она была
переведена в статус "пиковой",
чтобы дополнительно подключаться
при сильном понижении температуры.

Так что
работа была проделана огромная.
Только на ремонт внутренних
тепловых сетей денег ушло вдвое
больше, чем планировалось. В
результате средств на закупку
топлива не хватило.

Есть, правда,
и другая точка зрения, которую я
услышал от одного из участников
ликвидации аварии: "Вместо того,
чтобы закупить топливо,
администрация истратила деньги на
зарплату…"

Перебои с
топливом, а также так называемый
"человеческий фактор" стали
причинами того, что полностью
обновленная железнодорожная ТЭЦ,
снабжающая теплом весь город, вышла
из строя 15 декабря. В этот момент
"пиковая" котельная уже
стояла. На ней отказала мазутная
станция.

К середине
прошедшей недели аварийным
бригадам, прибывшим в город по
"боевой" тревоге, удалось
поднять температуру в домах, но в
четверг опять подвела
"пиковая" станция. Сломался
насос, подающий мазут. Еще немного,
и пришлось бы сливать воду из всей
сети. Не слили. ТЭЦ работают — и
железнодорожная и "пиковая".
Но только часть котлов. Ремонт
продолжается.

Сегодня в
квартире у Прасковьи Михайловны
терпимо — двенадцать градусов выше
нуля. Но не потому, что батареи
горячие — они греют сами себя.
Благодаря электрическим
обогревателям, которые стоят у
всех, кто может себе это позволить.

О
технической и "человеческой"
стороне дела Прасковья Михайловна
говорила осторожно — не
специалист…

В поисках
специалиста я позвонил в
администрацию Усть-Кута. Телефон
мэра не отвечал. В приемных первого
и второго замов посоветовали
позвонить после обеда. После обеда
ответил телефон заместителя главы
администрации по вопросам
коммунального хозяйства. Однако
трубку взял не "коммунальный"
зам. Александр Булдаков, а
генеральный директор областного
государственного предприятия ЖКХ
Николай Попов.

Он
профессионально и лаконично
обрисовал создавшуюся ситуацию. По
мнению Николая Ивановича, город мог
бы замерзнуть, если бы меры не были
приняты своевременно. Наиболее
опасной была ситуация
девятнадцатого декабря. Удалось
удержать…

Подсчитан
ущерб. Разморожено 200
"стояков", пострадала
железнодорожная больница. Без
тепла осталось 18 домов.

Местные
коммунальщики вместе с
прилетевшими на помощь
специалистами из Иркутска (их здесь
около 50 человек) воспользовались
"теплой" погодной паузой и
немедленно взялись за латание
"дыр". Сейчас это можно делать
с остановом теплоисточников.
Работа идет практически на всех
участках теплового хозяйства.
Чтобы оперативно отремонтировать
котлы, остановлена котельная
"Лена" (центральная),
ремонтируется насосная станция.
Температура теплоносителя
повышена настолько, что в домах уже
чувствуется тепло (на "Лене"
температура теплоносителя
доведена до 67 градусов, на
"пиковой" — до 54-х). Проверка по
квартирам, которую провели на днях
работники МЧС, показала, что самая
низкая температура в жилых домах —
около восьми градусов тепла. В
основном же, 16 градусов и выше.
Конечно, надо учитывать, что у людей
стоят электрические обогреватели.

С
материальными ресурсами (на
сегодняшнем этапе) и с топливом
вопрос решен. Область дала деньги —
15 миллионов. Заключен договор с
Востсибуглем на поставку полутора
тысяч тонн угля ежедневно. Хуже с
нефтью для "пиковой" станции.
Жидкое топливо в Усть-Куте свое
(нефть из собственной скважины), но
поступает, что называется, с колес,
и его запас не превышает
двухсуточной потребности.

— Утром
деньги, стулья вечером, — пояснил
Николай Попов местную
нефте-рыночную схему.

Однако не
техническое состояние котлов и не
проблема топлива беспокоят Николая
Ивановича. Все это можно наладить.
Самое "слабое звено" — вода. Ее
в городе не хватает. Система
водозабора сильно изношена. И если
можно отремонтировать котлы и
завезти топливо, то для обеспечения
сетей теплоносителем необходимы
капитальные работы по
реконструкции системы водозабора.
Это, естественно, требует
серьезного финансирования и
времени. Впрочем, по словам Попова,
и здесь ведется работа:

— Мы здесь не
с пустыми руками. С инженерами, с
приборами, с инструментарием. Меры
принимаются. Есть варианты решений.
"Расшиваем" ситуацию.

Коснувшись
причин аварии, Николай Попов
сказал, что есть официальное
заключение комиссии. Причиной
аварии является то, что
использовали березовские угли с
Красноярского края, с малой
зольностью и высокой
калорийностью. Произошел
механический перегрев топок.

— Это было
видно невооруженным глазом. Топки
на такой уголь не были рассчитаны. А
взяли его не от хорошей жизни. Сняли
с эшелона, который шел на
Северобайкальск. Поработали на них
4 дня. Этого хватило. А если говорить
про человеческий фактор, то это
тоже есть. Везде. В данном случае и
неумение людей работать с этими
углями, и озлобленность из-за
отсутствия зарплаты… О чем
говорить, если в четвертой топке
лом был вставлен именно туда, куда
надо было его вставить, чтобы
вывести топку из строя.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное