издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Амплуа" -- невидимка

"Амплуа"
— невидимка

Геннадий МАШКИН,
писатель

"Мир —
театр, люди — актеры", — сказано
Вильямом Шекспиром не ради
красного словца, а как руководство
к действию.

— В театре
все должно быть надежно сколочено,
— как бы продолжил великого
драматурга Юрий Клековкин в первую
нашу встречу в Иркутском Доме
литераторов. — Все должно быть
точно выстроено, начиная с вешалки
и заканчивая самим спектаклем.

— А твой
участок где в сложном театральном
мире, земеля? — поинтересовался я на
правах любителя театра. — Где ты
конкретно служишь Мельпомене?

— В моем
ведении сама сцена со своими
причиндалами, — ответил он, гордо
вскинул лепную голову с седыми
кудряшками волос и обезоруженно
улыбнулся. — Готовлю подмостки для
исполнителей всяких разных ролей. У
меня роль невидимки в любом
спектакле.

Однако
вскоре же выяснилось, что в самой
жизни Юрий Алексеевич Клековкин за
пять десятков своей жизни был
участником многих действ,
драматических, трагикомических и
фарсовых причем не на последних
ролях.

Родился он в
поселке Каменск, что на западном
берегу Байкала, в многодетной
трудовой семье. Вспоминая об
орденах отца, Юрий рассказывал мне,
как первую награду отец получил на
границе во время событий на
Халхин-Голе.

"Выскочил
навстречу отцова разъезда японский
отряд во главе с офицером в очках на
белом коне, — образно жестикулируя,
изображал сын стычку отца с
неприятелем. — Но батя, несмотря на
численный перевес противника,
по-казачьи ринулся на японцев,
увернулся от самурайского меча и
сам рубанул офицера, да так, что
рука отлетела вместе с мечом на
много метров".

Самого отца,
израненного в войнах, пришлось
поддерживать "на плаву",
заменяя его по хозяйству, в таежных
промыслах и в воспитании меньших.
Чтобы остаться рядом с домом, Юрий
поступил в каменскую
"фазанку", местное ГПТУ. А
чтобы постоять за себя и меньших,
парнишка стал заниматься в секции
бокса, которую вел Владимир
Евгеньевич Кончевский. Дружба с
преподавателем физкультуры и
спорта продолжилась и после службы
в армии, где Клековкин достиг
немалых высот в спорте и в
выполнении служебных задач, став
старшиной электриков на атомной
субмарине.

Однако после
демобилизации сибиряк волею судеб
попадает в театральное училище при
МХАТе по специальности
"Постановочная часть", где
пригодились мастеровитость, знание
электрики, расторопность. По
окончании училища Клековкин
втягивается в театральную жизнь,
где его имя становится весомым в
среде режиссеров, актеров,
драматургов, художников… Имена
Астафьева, Гинкаса, Анатолия
Высоцкого, Кокорина известны ему не
по наслышке — с ними связаны
постановки спектаклей, некоторые
из которых прозвучали на всю
страну. Сцену Иркутского
музыкального театра Юрию
Алексеевичу пришлось
"доводить" до кондиций,
улучшая акустический резонанс
битым стеклом под площадкой.

В Иркутске и
появилась мысль организовать свое
дело по восстановлению,
реорганизации сцен. И Клековкин
создает свою бригаду по реанимации
обветшавших клубно-театральных
подмостков со всем оформительским
антуражем, осветительными наборами
и пультами управления — нынешнее
название коллектива
"Мастер-сцена". И первый
помощник здесь бывший главный
машинист сцены драмтеатра
заслуженный работник культуры Юрий
Сергеевич Бочаров.

Ныне бригада
Юрия Клековкина насчитывает до
шести десятков мастеров
сценического дела. Многие
профессионалы, не нашедшие общего
языка с администрациями иркутских
театров, пришли к Юрию Алексеевичу
как к товарищу по цеху и встретили в
этом коллективе понимание.
Механики, электрики, осветители,
швеи — многие профессии, о которых
зритель только догадывается,
требуются сцене, чтобы она ожила,
заговорила со зрительным залом
голосами актеров, вызвала всплеск
эмоций выразительной декорацией,
музыкой и светом софитов,
прожекторов.

А
театральное оборудование зачастую
приходится приобретать в Москве,
доставляя грузы самолетом.
Смекалистые помощники хорошо умеют
использовать местные и подручные
материалы, приборы, инструменты, а
главное — опираются "с чувством,
с толком, расстановкой" на
немалый опыт работы со
сценическими площадками.

Три десятка
лет отдал театру в качестве
главного машиниста сцены
соучредитель бригады Юрий
Сергеевич Бочаров, получивший
звание заслуженного работника
культуры. Советы жены Бочарова,
актрисы музыкального театра
Валентины, с благодарностью
принимаются, как и помощь просто
"людей со стороны".

И так, порой
по принципу "с миру по нитке",
обновились на загляденье
сценические площадки бывшего
кинотеатра "Пионер", Дворца
нефтехимиков в Ангарске,
Иркутского театра народной драмы,
культурного центра в Ново-Ленино
(бывший кинотеатр "Россия"),
конференц-зала управления ВСЖД,
клуба железнодорожников станции
Иркутск-Сортировочный, в Зиме,
Нижнеудинске, Братске, Тайшете и
некоторых селах. Сельские клубы,
обделенные, как правило, вниманием
областного центра, у клековкинцев
вызывают повышенную причастность,
здесь мастера, что называется,
выкладываются на полную катушку,
"творя чудеса в решете".

Качество
ремонта и преобразования
"шкатулок", как называл их
Михаил Булгаков, оценено по самым
высоким меркам администрацией
Иркутска, представителями
театрально-художественной
общественности и благодарными
зрителями. А делаются дела в сжатые
сроки, как правило, к праздникам,
юбилеям и фестивалям. "Если в
музыкальном театре занавес сшивали
более двух лет, — вспоминает
Клековкин, вытряхивая стружки из
вихрастых волос, — то для
Ново-Ленинского центра досуга
"Мастер-сцена" изготовила
такой же за несколько месяцев! Как
говорится, фирма веников не
вяжет!"

Разговор наш
состоялся в Мегете, где бригада
только что закончила реставрацию
клуба радиоцентра.

"Страшно
было входить в наш клуб до
недавнего времени, — вел нас по
обновленному центру культуры и
досуга начальник Радиостанции N 1
Вадим Авенирович Чернов, — Бетонные
стены завершала обшарпанная сцена.
Общая настроенность молодежи на
тех же танцах-дискотеках подвигала
парней и девчат к наркоте и дракам.
Как-то костер развели субчики прямо
здесь, на полу! "Нет, — решили мы —
надо начинать обновление клуба. И
прежде всего, сцена должна
сверкать, как в приличном театре.
Вышли на Клековкина. Уровень
рестраврации — перед вами! Добавлю:
прошло несколько вечеров — ни
дебошей, ни скандалов, шприцев по
углам нет. Клековкинцы, можно
сказать, через сцену послали мощный
культурный сигнал нашему
коллективу. Мы сами обеспечиваем
радиовещание в нашем регионе и на
зарубежные страны. Но здесь и нам
потребовалась такая вот культурная
подпорка".

А Клековкин,
закончив операцию в Мегете,
заостряет внимание своей артели в
сторону ветшающей сцены в Дворце
культуры имени Ю.А. Гагарина в
Иркутске-втором, где хозяин —
авиазавод. За большими задачами и
хлопотами у руководства завода
руки неспешно подвигаются до
сценических забот. На таком
производстве, понятно, "первым
делом — самолеты", ну, а эстетика,
потом!?

Но гармония
должна быть во всем — в чертеже
конструктора она появляется тоже
не с потолка, готовая продукция
несет ее на острие крыльев, и новые
поколения заряжаются на звездные
взлеты со сценической площадки
Дворца имени первого космонавта.

Как раз
мыслью о преемственности ведущих
предприятий области были
проникнуты слова директора ЦРР-10
Виктора Копылова в преддверии
профессионального праздника
радиосвязистов: "Первые полеты
наших космонавтов обеспечивались и
с наших объектов". Сам праздник
проходил уже в обновленном клубе
Мегета, с чествованием ветеранов.

Преемственность,
взаимосвязь должны поддерживаться
и на культурном поле. И здесь
сценических дел маэстро всегда на
ответственном посту.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер