издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Девочка Половинка Светлана Волкова

Девочка
Половинка Светлана Волкова

Марина РЫБАК

Сказочницу Светлану Волкову
хорошо знают не только в Иркутске.
Главный герой ее первого сборника
"Облачный пудель" стал
персонажем популярного
мультфильма. Сказки этого сборника
переведены в Прибалтике, Финляндии.
"Приключения Синего Фартучка"
послужили основой детской оперы,
сочиненной композитором Н.Моделем,
которая идет в разных странах мира.
Мудрые, добрые образы книжки
"Василиса-Кудесница": кошка
Василиса, мышка Прокопьевна,
работящий дед Полешко — близки и
дороги многим малышам. В конце
прошедшего года Светлана Волкова
получила почетный знак "За
достижения в культуре"
Министерства культуры Российской
Федерации. Но, конечно, не это стало
поводом для нашей встречи. Просто
захотелось во время волшебной
святочной недели пригласить вас,
дорогой читатель, в гости к
настоящей волшебнице, поговорить о
том, как видится ей " сквозь
магический кристалл" наша
взаправдашняя реальность.

Встреча, как
и следовало ожидать, не обошлась
без чудес. Разве может быть иначе в
сказочном доме? Чай мы пили втроем:
Светлана Львовна, я и, представьте
себе, бабочка. Самая настоящая,
живая, в желто-черном узоре. На
улице зимний холод, во дворах
снежные городки, а с нами за столом,
на краю фарфорового блюдца — летняя
гостья в солнечном наряде.
Невероятно. Это, оказывается,
Светлана Львовна с дачи привезла
зеленый укроп, а вместе с ним
оранжевую гусеницу. И вот к Новому
году, как раз когда и положено
случаться всяким удивительным
вещам, преобразившаяся гусеница
развернула свои нежные крылышки.
Улыбающаяся хозяйка говорит, что
крылатой обитательнице квартиры
необходимо больше влаги, поэтому
чаепитие ей как раз кстати. Пестрый
вестник лета пользуется нежным
покровительством и заботой
Светланы Львовны.

— А вообще я
очень люблю зиму. Люблю морозные
солнечные дни, снежный ветер. В
детстве мы все время пропадали на
горках, зарывались в сугробы,
играли в снежки. А видели бы вы, как
несколько дней назад ребятишки из
нашего двора наряжали на улице
елку! Сколько было смеха, восторга,
праздничной радости. Ну как тут не
любить эти чудесные дни! Очень
раздражаюсь, если что-нибудь
омрачает эту прекрасную новогоднюю
пору.

— Что,
например?

— А вот хотя
бы огромный Санта Клаус, который
танцует в витрине одного из
магазинов на центральной улице
города. Его телодвижения вызывают у
меня отнюдь не праздничные эмоции.
Мне понять хочется, чем так
провинился наш родной традиционный
Дед Мороз, что мы стали везде и
всюду предпочитать ему зарубежного
заместителя? Вообще настораживает
и удручает окружение наших детей
миром иноземных, и , увы, не самых
вдохновляющих образов. Добрую,
терпеливую сестрицу Аленушку,
работящую крошечку Хаврошечку,
верного царевича Елисея и его
невесту пушкинскую Царевну ( по
сути женский идеал нашей культуры)
вытесняют какие-то агрессивные
черепашки- ниндзя, вульгарные герои
комиксов. Наш "благодетель"
Сорос выиграл недавно грант на
издание комиксов для массового
потребления детьми в России. "И
лучше выдумать не мог!"
Современные ребятишки и так
приучаются воспринимать мир на
уровне примитивной картинки. Они
совсем мало и неумело читают, у них
плохо развиваются навыки
размышления, умение ценить
богатство слова, потребность
любоваться красивой речью,
грамотно и выразительно излагать
свои мысли. Им искусственно
вживляется привычка к "зрелищам
на кошачьем уровне". Я не так
давно услышала радиопередачу о том,
как один благодарный кошачий
владелец подарил элитной
ветеринарной лечебнице телевизор и
магнитофон. Чтобы выздоравливающие
домашние животные развлекались.
Оказывается, какие-то там
медицинские исследования показали,
что у них пропадает благодаря
телевизионным передачам страх
замкнутого пространства и на
какие-то проценты ускоряется
заживление ранок. Умиление да и
только! Так вот подобными
"кошачьими зрелищами", жвачкой
эрзац-культуры мы потчуем сегодня
наше подрастающее поколение. И это,
пожалуй, сравнимо с
распространением наркотиков.
Происходит очень опасное
отравление умов и сердец. Дети
впитывают философию
индивидуализма, приучаются
воспринимать жизнь как тернистое
поле непрекращающейся конкуренции.
Система ценностей в их глазах
перевернута с ног на голову.

— Нет идеи
написать об этом сказку?

— Невозможно
не писать о том, что по-настоящему
волнует. Уже не первый год я пишу
сказку про комету Лисичку. Это не
просто "потешка для детей", в
ней заложен и второй смысловой план
— мои взрослые размышления о нашей
действительности. В сказке есть
антигерои — летучие мыши, которые
припевают следующее: "Мы вверх
ногами слышим, мы вверх ногами
дышим, мы вверх ногами видим и всех
ненавидим". Это апологеты
"перевернутых " ценностей. Но
есть в моем сочинении и другие
персонажи, населяющие комету
Лисичку. Они помогают выжить на
этой комете всему тому, что
отторгается нынешней
несентиментальной жизнью. И прежде
всего — альтруизму как принципу
отношения к окружающим. Я прочитала
где-то, что если в популяции
животных отсутствуют
особи-альтруисты, она обречена на
вымирание. Это биологический закон,
нравится он нам или нет. Так что
можно сколько угодно смеяться над
альтруистами как над чудаками и
простофилями, но если человечество
до сих пор еще живо, то это их
непосредственная заслуга. И
сколько бы нас ни зомбировали
схемами виртуального мира, а
жить-то нам во плоти. Наступление
вируальной действительности на
наше мировосприятие тоже вызывает
у меня внутренний протест. Сегодня
компьютер активно старается нам
заменить природу. Есть уже
виртуальная заказная "любовь"
(какая гадость, а?!). Появились
виртуальные кладбища! Да-да, не
смотрите на меня так изумленно. Мой
сын программист, и он доподлинно
знает, что даже у нас в Иркутске
какой-то предприимчивый
виртуальщик предлагает желающим
компьютерные ритуальные услуги. С
ума можно сойти! Но ведь физиология
человеческого мозга, природа его
эмоций построена на ритмах живой
жизни. Их нельзя ничем подменить. И
невозможно ничего придумать лучше
и богаче, чем поэзия жизни, щедро
разлитая вокруг нас.

— Когда я
читала ваши сказки своим маленьким
детям, я всегда с наслаждением
ощущала ее присутствие…

—Ну а как же
иначе? Из чего же, вы думаете, растут
сказки? Сначала появляется словно
бы ниоткуда какой-то образ,
непрошеный, навязчивый, очень живой
и пластичный. Он начинает
потихоньку обрастать свойствами,
качествами, привычками, а затем и
поступками, обстоятельствами. И при
всей сказочности, все это должно
быть жизненно правдиво, а иначе это
получится фальшиво и неинтересно.
Вот, к примеру, мой Дед Полешко из
"Василисы-Кудесницы". Это
своеобразное отражение образа
моего родного дедушки Ивана Ильича.
Он был железнодорожником,
локомотивы водил. Был человек
необыкновенного трудолюбия,
доброты, внутренней культуры.
Отличался редкостной домовитостью,
крепкой хозяйственной жилкой.
Предметом его особенной гордости
была поленница у нас во дворе:
ровненькая на загляденье. Бывало,
возвращаясь из рейса, он никогда не
пройдет мимо нее, чтобы не
подправить. Моя младшая сестра
называла поленницу "дровкин
дом". Ну а раз дом, так значит,
должен там жить кто-нибудь. Так и
появился на свет Дед Полешко, во
многом похожий на дедушку Ивана
Ильича — такой же знающий жизни,
мастеровитый, умелец на все руки,
враг всякого уныния и хандры.

— Я помню,
моим сыновьям Полешко очень
нравился.

— Как и
многим ребятишкам. Внуки
известного в Иркутске журналиста
Олега Харитонова звали его раньше
дед Олежка, а после прочтения
сказок зовут Дед Полешко. Думаю, мой
герой потому так симпатичен
читателям, что родился из поэзии
жизни. Еще один неиссякаемый
источник рождения сказок — это
поэзия выразительного русского
языка. Некоторые слова в нем сами
так и напрашиваются, чтобы сочинять
с помощью их удивительные истории.
Вслушайтесь, например, какие чудные
и емкие по семантике слова:
вполглаза, вполуха. Или вот слово
"балалайка". До чего оно
смешное, характерное, прямо
одушевленное какое-то! На таком
языке просто грех сказки не писать.
Я прямо физическое наслаждение
испытываю от родной речи,
многозначной , яркой и образной.

— У меня, хоть
я и не ребенком читала ваша сказки,
осталось от них впечатление
теплого, сердечного и очень
защищенного домашнего мира.
Ощущение уютного, наполненного
маленькими чудесами дома, обжитого
двора, веселой улицы, зовущей
пошалить и поиграть…

— А таким и
должен быть мир ребенка: согретым и
наполненным впечатлениями. Все мы
родом из детства. И важно, чтобы о
детстве у нас оставались
воспоминания как о самом
замечательном и счастливом
времени. Мое собственное детство
было таким чудесным, что я в
сущности отказалась с ним
расставаться. Взрослая жизнь
кажется мне такой малоинтересной.
Вот посмотрите, у меня всегда на
столе под рукой моя детская
карточка. Чтобы не забывать, какая я
была маленькая. Как опекала всех
брошенных собак в округе, как за
вечер могла сочинить спектакль для
дворовой постановки, как не
выдавала провинившихся друзей. У
меня есть персонаж — лунная девочка
Половинка. Она живет на Луне,
подрастает и взрослеет, когда
растет лунный диск. И вот ей
кажется, что она стала уже совсем
взрослой, как Луна идет на ущерб, и
Половинка снова превращается в
девочку. Может быть, это немножко
про всех нас? Возможно, нам только
кажется, что мы совсем взрослые, а
на самом деле внутри каждого
продолжает жить спрятавшийся
ребенок.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное