издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Чужой взгляд

Россия
и Пакистан проиграли войну

Петер Шоль-Латур, Die Welt

Невзирая на
оптимистические заявления
государственного секретаря США
Колина Пауэлла (Colin Powell), Вашингтон
понимает непредсказуемость
ситуации в Южной Азии лучше, чем это
может показаться на первый взгляд.
Пентагон разведал местонахождение
пакистанских ядерных боеголовок,
чтобы в случае необходимости
уничтожить их по команде. Высшее
пакистанское командование
отреагировало на это тем, что
перебросило часть своего ядерного
потенциала подальше от военных баз
США и их авианосцев в отдаленный
район Гималаев Гильгит, который
находится рядом с границей Китая.
Пекин считался до последнего
времени надежным союзником
Пакистана, но отношения с
Пакистаном стали прохладнее с той
поры, как Мушарраф стал идти почти
на все требования американцев.
Несмотря на это недавно в Карачи
принимали эскадрилью китайских
боевых самолетов.

В настоящее
время Срединная империя занимает
выжидательную позицию. Президент
Цзянь Цзиминь с готовностью
принимает участие в
антитеррористическом хоре. Эта
кампания позволяет ему держать в
шаховой ситуации свое собственное
мусульманское меньшинство в лице
уйгуров, а также мистическое
движение Фалун Гунь с его
вызывающей озабоченность
активностью. Несколько дней назад в
Дели побывал премьер-министр Китая
Чжу Ронцзи — примечательное
свидетельство сближения, если
учесть, что последний визит такого
ранга состоялся одиннадцать лет
назад. Глава правительства из
Пекина добивался на официальном
уровне расширения сотрудничества с
Индией, однако в доверительной
беседе со своим коллегой Вайпаи
высказал предостережение в адрес
американской сверхдержавы за ее
односторонние действия и
стремление к гегемонизму.

С точки
зрения индийской дипломатии
сегодня можно назвать две
проигравшие стороны в ходе
успешной военной кампании США в
Афганистане: это Москва и
Исламабад. Пакистан потерял всякое
влияние на политический процесс в
Кабуле и, предположительно, лишился
своих претензий на Кашмир. Россия
не смогла предотвратить
развертывание мощных военных баз
США в Узбекистане и Киргизстане.
Тем самым, говорят индийские
дипломаты, Владимир Путин дал
свободный ход не только
стратегическим, но также и
экономическим амбициям Вашингтона:
речь идет о природном газе и нефти в
районах между Каспийским морем и
Гиндукушем. Что касается
Центральной Азии, то сегодня из
Пентагона можно услышать такой
лозунг: "We are here to stay". Об этом
перед началом широкомасштабной
войны против терроризма речи не
было.

Новая нефтяная
игра

Ричард
Батлер, The New York Times

Ричард
Батлер — дипломат Совета
международных отношений, автор
опубликованной недавно книги
"Фатальный выбор: ядерное оружие
и иллюзия противоракетной
обороны".

В книге
"Большая игра", опубликованной
сразу после окончания "холодной
войны", Питер Хопкирк описал
хронологию борьбы, которая велась в
19 и 20 веках между Великобританией и
Россией за влияние в Средней Азии.
Основным сокровищем в короне
являлся индийский субконтинент,
однако путь к нему пролегал через
Афганистан. В настоящее время
главным призом является нефть — ее
добыча и транспортировка, — и
Афганистан вновь стал спорной
территорией. Разница в том, что в
данном случае эту игру с Россией
будут вести Соединенные Штаты.

Когда
Советский Союз рухнул, он потерял
свои южные территории — Казахстан,
Таджикистан, Узбекистан,
Туркменистан, Киргизстан и
Азербайджан. Запасы нефти и газа в
этих государствах таковы, что в
общем объеме они оцениваются
равными имеющимся ныне запасам
Саудовской Аравии и Ирака, двух
ведущих ближневосточных
поставщиков нефти для Америки.

Основной
особенностью постсоветского
переходного периода было
немедленное возникновение
олигархов и криминалитета. Когда
Владимир Путин два года назад стал
президентом страны, он сразу же
начал предпринимать шаги,
направленные на то, чтобы покончить
с олигархами и их политическим
влиянием в России.

Однако не
менее важным, хотя и менее заметным,
было его решение торговать
российской нефтью не по условиям,
диктуемым состоящей
преимущественно из арабских стран
Организацией стран — экспортеров
нефти (ОПЕК).

11 сентября
стало неожиданным "подарком"
для г-на Путина. Своим решением
присоединиться к ведущейся
Соединенными Штатами войне с
терроризмом он достиг как минимум
двух главных целей: Россия
вернулась к Соединенным Штатам во
главу стола, и Америка прекратила
критиковать действия России в
Чечне.

Однако вновь
нефтяная политика может оказаться
одной из самых основных областей,
затрагивающих взаимоотношения
России с Западом. Независимая
политика России по установлению
цен на нефть на протяжении
последних двух лет успешно
оказывала стабилизирующий эффект
на российскую экономику. Цены на
нефть в основном были высокими, и
подъем экономики России в 2000 году
достиг 8 процентов. В 2001 году он,
возможно, составит менее 5
процентов. Однако как бы то ни было
это первые два года реального роста
за прошедшие десятилетия, и большая
доля заслуги в этом принадлежит
добыче и экспорту нефти.

В то же самое
время Россия при г-не Путине
наконец-то научилась честно и
ответственно вести переговоры с
американскими нефтяными
компаниями, а также продуктивно и
уважительно сотрудничать со своими
бывшими южными территориями. Одним
из результатов таких изменений
стал запущенный в прошлом году в
эксплуатацию 1500-километровый
трубопровод от казахстанских
нефтяных месторождений
Каспийского моря через территорию
Казахстана и России к
расположенному на Черном море
порту Новороссийск. Этот проект изо
всех сил продвигал бывший
премьер-министр Евгений Примаков, и
строительство трубопровода
началось в 1999 году. Г-н Путин
продолжил осуществлять
строительство, невзирая на
серьезное сопротивление местных
политиков.

В этот
трубопровод вложены крупнейшие
американские инвестиции в регионе.
Партнерами по проекту являются
Россия, Казахстан и несколько
нефтяных компаний; его основным
пользователем является
"Tengizchevroil", половина которого
принадлежит компании "Chevron",
четверть является собственностью
компании "Exxon- Mobil", остальное
принадлежит российским и казахским
партнерам. Ожидается, что рост
экономики Казахстана в прошлом
году составит примерно 13 процентов,
главным образом благодаря нефтяной
промышленности.

Короче
говоря, похоже, что г-н Путин нашел
способ в нужной пропорции
смешивать нефть и политику.
Ожидается, что цены на нефть еще
некоторое время будут продолжать
падать, однако долгосрочная
картина остается ясной: нефтяные
месторождения Средней Азии будут
эксплуатироваться, а Россия будет
иметь большую долю прибылей.
Американские нефтяные компании
будут принимать активное участие.
Вопрос сейчас в том, смогут ли
Соединенные Штаты развернуть
ситуацию так, чтобы стало выгодно
Америке.

Война в
Афганистане имеет ко всему этому
отношение по двум причинам.
Во-первых, строительство
трубопровода через Афганистан
стало политически возможным в
первый раз с тех пор, как "Unocal"
и аргентинская компания "Bridas"
боролись за право на строительство
в середине 90-х годов. Во- вторых,
война заставила многих американцев
почувствовать, что Саудовская
Аравия не является лучшим из
союзников. Саудовский режим —
недемократичный, экспортирующий
фундаментализм, ненавидимый даже
некоторыми своими собственными
фундаменталистами, как, например,
Усамой бен Ладеном, представляет
важность для Запада в силу своей
нефти. Соответственно, уменьшение
зависимости Запада от саудовской
(не говоря уже об иракской) нефти
может только приветствоваться.
Путь к усилению независимости
вполне может проходить через
Афганистан.

Перспективы
сотрудничества Америки с Россией,
Казахстаном, Туркменистаном и
другими странами региона заметно
перевешивают перспективы
конфронтации. Ближневосточный
конфликт 20-го века в значительной
степени может быть объяснен
американо-советским
соперничеством — еще одной большой
игрой, которая принесла столько
страданий. Нет необходимости
объяснять это и среднеазиатским
государствам. Россия может начать
отход от игр и движение к
сотрудничеству пересмотром своих
тесных отношений с региональными
партнерами, Саддамом Хусейном и
иранскими военными кругами. А
Соединенные Штаты должны с очень
большой осторожностью подходить к
вопросам строительства баз в
среднеазиатских государствах,
таких как, например, Киргизстан.
Лучше строить больше совместных
трубопроводов и меньше военных баз.

inosmi.ru

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер