издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Фундочка"

"Фундочка"

Борис АБКИН,
"Восточно-Сибирская правда"

Благоговение,
трепет и воспоминания охватывают
меня всякий раз, как я вхожу в Белый
дом, в научную библиотеку
Иркутского госуниверситета. Ну, а
первое знакомство и вовсе
невозможно не вспомнить.

2 курс
журналистики госуниверситета.
Экзамен по "зарубежке"
принимает легендарная Надежда
Владимировна Ковригина.

— Та-ак, —
решительно шагая от окна к столу и
обратно, говорит она, — я же
предупреждала: кто не прочтет Жака
Вентра "Детство. Отрочество.
Юность", на пятерку пусть не
рассчитывает! Даже если в билете
его нет, а отвечающий — круглый
отличник. "Круглее круглого" —
не больше четверки! Я же
предупреждала — книга в
единственном экземпляре во всем
городе и только в "Фундочке".

Было обидно и
досадно: пять экзаменов до этого
"кинул" на пятерки, "сама"
Тендитник, снизойдя, поставила
"5" в зачетке — и такой обвал в
конце. Но экзамен-то идет, и еще не
вечер! Влетаю в "фундочку", в
читальный зал, мне мгновенно
находят искомую книгу. Боже! Что
это: 700 страниц убористого текста.
Читайте, говорят мне сочувственно,
а мы вам о творчестве Жака Вентра
аннотации подберем. Жака Вентра с
его "Детством…" махнул по
диагонали. Вчитался в аннотации.
Через 2 часа влетаю, запыхавшись, в
аудиторию, беру билет: так, Ромен
Роллан. Что-то такое бормочу более
или менее внятно. Ковригина слушает
не перебивая. И вдруг
сакраментальное: "А Жака Вентра
не читал, как и все?". "Как же, —
небрежно так отвечаю, — читал. Очень
понравилось", — набравшись
наглости, что-то такое изображаю и
про Жака Вентра. Так "фундочка"
помогла повышенную стипендию
обрести.

А потом…
Потом было много встреч. Радостных,
запомнившихся на всю жизнь, с
книгами, людьми. Здесь я впервые
услышал Валентина Распутина и
Александра Вампилова — они читали
свои первые, еще не опубликованные
вещи. Читательские конференции,
вечера встреч с именитыми
политиками, художниками,
краеведами. Сколько же людей помнят
чудесные стены Белого дома за 80 лет
существования библиотеки? Как
глубоко символично, что храм науки,
которым по полному праву можно
назвать "фундочку", расположен
в одном из красивейших зданий
города, памятнике архитектуры,
построенном по проекту знаменитого
Д. Кваренги.

… Надо
отдать должное ученому совету
университета, его ректору А.И.
Смирнову — несмотря на нелегкие
времена, которые переживают сейчас
вузы, библиотека всегда была в
центре их внимания. Вот и сейчас ИГУ
своими силами ведет здесь ремонт, и
если средства на внутреннюю
отделку находит сам, то на внешнюю
средств вряд ли хватит. Тут самое
время вспомнить о Белом доме и
городской администрации.

Как со старой
доброй знакомой (вместе оканчивали
филфак) встречаюсь с Раисой
Васильевой Подчайченко, и ректором
научной библиотеки. 25 лет отдано
библиотеке, становлению и
сбережению коллектива (а это почти
200 человек) в основном женского, 25
лет неусыпных бдений и забот, чтобы
"соответствовать".

Чему же надо
"соответствовать"? Ответ
короток: времени. Ведь можно,
эксплуатируя старое доброе имя,
нажитый опыт, что называется,
почивать на лаврах. Тем более что
потенциальная "база" для
такого уверенного и спокойного
существования как бы заложена
десятилетиями и даже веками. Судите
сами: 3-миллионный книжный фонд,
крупнейший в Сибири и на Дальнем
Востоке, — это раз. Редчайшие книги
золотого фонда, и среди них редкие и
редчайшие — старопечатные книги и
рукописи петровской эпохи (и есть
книги, которым 500 лет!), книжные
собрания декабристов, коллекции
Н.С. Романова и В.Н. Баснина — это
два. Уникальный фонд периодических
изданий — три. Сибирские журналы,
издаваемые с 1775 года, коллекция
сибирских и дальневосточных газет
— четыре. А разве не "золотой
фонд" библиотеки — ее 50 тысяч
читателей, которых обслуживают
профессионально и преданно? И к
услугам которых 14 абонентов
учебной, научной и художественной
литературы, 13 читальных залов,
межбиблиотечный абонемент, центр
научной и деловой информации,
информационный центр иностранной
литературы, отдел книговедения и
культурно-исторического
просвещения, сектор маркетинга.

Назовем эти
все условно той самой базой, о
которой мы говорили выше. Но ведь в
нее надо было вдохнуть жизнь,
наполнить содержанием, заставить
работать на время. "Даже один год
стояния на месте, — говорит Раиса
Васильевна, — уже сказывается на
уровне обслуживания.
Компьютеризация внесла целую
революцию в библиотечное дело".

Но компьютер
— удовольствие дорогостоящее. Где
взять деньги? И они с головой
окунулись в проектные конкурсы по
программам фонда Сороса. Так был
создан в программе "Интернет"
сайт "Старый и новый Иркутск в
рукописях и печатных изданиях
научной библиотеки ИГУ". Я
"пробежал" этот сайт в
"Интернете": посмотрите и вы
его, уважаемые читатели, не
пожалеете. Вы увидите воочию
древние книги и рукописи, всю
развернутую — из века в век —
панораму жизни нашего
замечательного Иркутска, все это
наглядно, ярко, доходчиво и…
быстро, наконец! Вот за такие
проекты библиотека и становилась
неоднократным победителем
Соросовского фонда. И теперь
"фундочка" с полным правом
может сообщить в буклете, что имеет
многолетний опыт внедрения
компьютерных технологий и создания
информационных ресурсов. Действует
современная локальная
вычислительная сеть с выходом в
Интернет. Автоматизируются
основные технологические циклы,
открыт электронный каталог
отечественных книг для
пользователей библиотеки и
Интернет, формируется фонд
оптических компакт-дисков…

Техника, как
известно, без людей мертва, и
компьютерная — тоже. Так кто же он,
библиотечный работник? Большой
зарплатой сюда не заманишь, хотя
получают здесь ее и регулярно, и она
не меньше, чем скажем, у
"среднего" преподавателя,
карьеры тоже вроде не сделаешь. Но
вот… не уходит отсюда народ. А если
уходят, то возвращаются, чтобы
остаться уже навсегда. То, что мы
называем микроклиматом, — наверное,
и есть определяющее слово. Он ведь
из многого складывается, из тех
мелочей, что не видны постороннему
глазу. Даже добрая улыбка вахтерши
у входа может сказать о том, куда вы
вошли. Мне показалось, что здесь
уютно и тепло, и исходит оно не
только от батарей центрального
отопления… "Достаточно в глаза
человеку посмотреть, чтобы
убедиться, наш человек или не наш, —
говорит Раиса Васильевна, — будет
он у нас работать, станет членом
коллектива, или нет. И вы знаете,
ошибок не было. Кстати, и
социологические исследования это
показывают, — человек
"раскрывается" в первые
четыре-пять минут встречи. Вот
так-то".

В основном
здесь работают выпускники
госуниверситета, и не обязательно
филологи. Важно иметь базовое
образование, кругозор,
определенный уровень культуры.
Хотя могут взять человека и со
средним образованием, скажем, в
книгохранение. А те, кто, едва войдя,
спрашивает о зарплате, едва ли
здесь задерживаются. Помимо
прочего, должны работать люди
порядочные, честные, которым можно
доверять: книгу, стоимость которой
просто невозможно определить, при
желании всегда можно вынести.

— Мы большая
библиотечная семья. Здесь тебя
утешат в горе, порадуются твоей
радости, — говорит Раиса
Васильевна.

Думаю,
руководитель любой организации
будет счастлив сказать это о своем
коллективе. Были и трудные времена,
и зарплату не платили, но никто не
предавал своей работы, не уходил,
хлопая дверью. И никогда народ
здесь не испытывал атмосферы
упадка и уныния. А это, согласитесь,
в наши времена дорогого стоит…
Поэтому, даже имея вакансии,
библиотека позволяет себе быть
разборчивой в подборе кадров.

Но вернемся
снова к компьютерам. "Учился я в
свое время, и никаких компьютеров
не знал. Не самоцель ли и не дань ли
это моде?" — спрашиваю Ирину
Павловну Белоус, заместителя
директора по научной работе. На что
мне даже чуть не поддакнули:
конечно, жаль, мол, живого общения
непосредственно с книгой стало
меньше. Но ведь век-то какой! Все
спешат, всем дорого время, а новая
технология позволяет многократно
его экономить. Кроме того,
сберегается книга для многих
поколений вперед. И, наконец, как
себе представить сегодня
современную библиотеку без
автоматизированной библиотечной
системы, без информационных
ресурсов Интернета, как вести учет
и обработку огромного числа все
новых и новых поступлений, как
отслеживать связи с библиотеками
других стран — США, Великобритании,
Франции, Германии, Испании, Китая…
Нет, без современной технологии это
невозможно. Я согласился и
посмотрел в сторону компьютерного
ряда более благожелательно: кому
охота в наш скоростной век прослыть
пещерным обитателем?

… Жаль, но
приходится заканчивать наш
рассказ, а на диктофоне столько
интересного осталось от беседы и с
Ириной Белоус, и с Натальей
Дмитриевной Игумновой, заведующей
отделением книговедения.

Утешился
лишь тем, что мне пообещали рассказ
о библиотеке продолжить. Что мы
непременно сделаем.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер