издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Как проверить проверяющих?

  • Автор: Сергей ГУСЕВ, журналист

Есть среди институтов региональной власти отдельный орган: контрольно-счетная палата. Она была создана в период, когда наконец-то всех осенило, что на страже областного бюджета должно стоять не только главное финансовое управление. Нужна была структура, которая могла бы контролировать исполнительную власть. Во времена бурного строительства институтов демократии дела делались быстро: депутаты плюнули, дунули и зачали в итоге контрольно-счетную палату.

Закон Паркинсона в действии

Младенец получился бойкий и порой полезный. Дела КСП
загремели по городам и весям Иркутской области.
Случайно или нет, но сама КСП находилась вне
критики. Кому же придет в голову подозревать в
злоупотреблениях структуру, само предназначение
которой
— блюсти закон. Однако недавно главное финансовое
управление области набралось смелости и посмотрело
краешком глаза, как расходуют бюджетные средства
сами проверяющие. И у проверяющих, как говорится,
чуть глаз не выпал от изумления: было обнаружено
немало интересного…

Оказывается, что КСП — это государство в
государстве. Например, по сию пору в КСП действует
штатное расписание, в котором есть должности, не
предусмотренные реестром государственных должностей
Иркутской области. Оказывается, председатель КСП
В.А. Митрофанов утвердил свой собственный реестр
областных государственных должностей
контрольно-счетной палаты Иркутской области. На
основании которого и были составлены штатные
расписания, в которых есть такие должности, каких в Иркутской
области раньше не видывали: консультант-эксперт, консультант-юрист,
главный специалист — заведующий канцелярией и так
далее…

Особенно проверяющих беспокоило, почему неуклонно увеличивается
финансирование контрольно-счетной палаты. Если в 2001 году расходы
на ее содержание утверждены в сумме 8 миллионов 882 тысячи рублей,
то уже на следующий год аппетиты аудиторов выросли,
и смета на 2002 год составлена на 14 миллионов 865 тыс. рублей.
Куда идут деньги?

Деньги для председателя

А деньги идут, например, на заработную плату. И тут есть немало коллизий.
Дело в том, что областное законодательство, регулирующее деятельность
контрольно-счетной палаты, мягко говоря, не вполне совершенно.
Через дыры в наших законах не только
мышь может проскочить, но и гораздо более крупное животное.
А если твою деятельность прикрывают на самом верху, например, в руководстве Законодательного собрания, то можно и слона протащить:

Излюбленное занятие всех чиновников — выписывать себе огромные оклады и
премии. Первоначально сумма оклада председателя счетной палаты и надбавок к
нему устанавливалась согласно Закону области «О контрольно-счетной палате
области», принятому в
декабре 1996 года. Сумма эта определена ни много ни мало «в размере
должностного оклада заместителя председателя Законодательного собрания».
Однако с тех пор утекло много воды. В 1996 году был принят кодекс областных
государственных должностей
госслужбы, который устанавливал председателю КСП оклад в размере 3,5
минимального должностного оклада лица, замещающего областную государственную
должность. Через два года был принят новый документ, теперь в области
появились категории государственных
должностей, и сотрудники КСП этим документом отнесены к категории «А».
Впрочем, на их денежном содержании это должно было отразиться мало,
поскольку нормы кодекса 1996 года продолжали действовать. А вот потом случилось чудо: из более поздних редакций
кодекса государственных должностей Иркутской области должности председателя и членов КСП таинственным образом исчезают.

Проверяющие главного финансового управления решили посмотреть: сколько,
собственно получали за свой нелегкий труд сотрудники КСП, учитывая все
изменения, внесенные в законодательство? Например, в 2000 году базовая
сумма для расчета (минимальный должностно
й оклад) составляла 1830 рублей. Итого председатель КСП должен был получить
законный оклад в 6405 рублей. В 2001 году базовая сумма увеличилась,
соответственно, должен увеличиться и оклад председателя и составить ни
много ни мало 9572
рубля. По той же схеме должен был исчисляться и оклад заместителя
председателя КСП, только в отношении его действовал меньший повышающий
коэффициент — 2,5. Добавим, что оклад и зарплата, которую чиновник получает
в кассе, — это две большие разницы.
К окладу плюсуются надбавки за выслугу, за секретность,
северные и прочие, и прочие, и прочие. Так что как правило, сумма на
руки вылетает гораздо большая.

Но что какие-то десять-пятнадцать тысяч для руководителя КСП — слезы!
И председатель КСП находит замечательную зацепку. Рассчитывая свою зарплату,
он не обращает никакого внимания на все новации законодательства, а
пользуется старой
формулировкой 1996 года, принятой еще при Ножикове: оклад «в размере
должностного оклада заместителя председателя Законодательного собрания». Поэтому, рассчитывая свой оклад, он умножает «чиновничью минималку» не на три с половиной, а на четыре;
заместитель тоже не в обиде — его оклад волшебным образом вместо 2,5
умножается на 3,4. В результате, по мнению специалистов главного
финансового управления, только за последних два года председателю
контрольно-счетной
палаты Митрофанову было начислено и выплачено на сто тысяч рублей больше,
чем положено, а его заместителю Иванову — аж на 135 тысяч рублей больше
нужного. Как говорится, мелочь — а приятно.

Характерно, что руководство КСП в отношении прочих сотрудников таких
вольностей не допускало. Всего проверяющие нашли в КСП перерасход фонда зарплаты на 263 тысячи рублей. Учитывая, что из них аж 235 тысяч были начислены Иванову и Митрофанову,
на долю прочих сотрудников остается мизер.

За содействие в размещении:

То, что в результате проверки выплыла разная мелочевка, вроде небрежного
ведения документации и нетиповых бланков финансовых документов, — это мелочи,
недостойные внимания читателя. Но вот замечательная формулировка, достойная
попать в скрижали
истории: аудитору КСП некой Ц. было выплачено 9600 рублей «за содействие
в размещении в гостинице». Когда приходится в командировке вредной
администраторше дарить «за содействие в размещении» бутылку коньяка —
это понятно. Но заключать об этом
самом договор, да еще от имени аудитора счетной палаты, —
это уже явный перебор. Этак в бюджете нужна отдельная статья —
на взятки администраторам гостиниц.

Словом, люди работали, не щадя здоровья, ни своего, ни чужого.
Настолько энергично работали, что буквально разрывались на части. В ходе проверки обнаружен факт оплаты медицинских услуг за пребывание в областной больнице номер два (бывшая обкомовская
больница на улице Ленина) В.А. Митрофанова с 27 марта по 7 апреля 2000 года.
Но в табеле учета рабочего времени Митрофанову за этот период поставлены
рабочие дни, заработная плата выплачена полностью. Вот так: враги думают,
что председатель лежит в больнице,
а он на рабочем месте, бдит и в любой момент может всех
проконтролировать и даже посчитать.

Вот такие забавные фактики выявляются, если вовремя проверять проверяющих.
Одно только не понятно: ведь в КСП люди работают образованные, подкованные
юридически и финансово. Неужели они свято верили, что освобождены от всякой
ответственности?
Ведь тот, кто в силу должностных обязанностей говорит: ты не прав, сам
должен быть трижды чист. Или у КСП есть две правды: одна
— для объектов проверки, а другая — для внутреннего употребления?

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное