издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ностальгия по душе человеческой

Где еще, как не в музее, можно встретиться с разными
эпохами, временным измерением жизни человека. Изображение
может быть ликоподобным, как на выставке икон в галерее
художественного музея имени Сукачева на улице Карла
Маркса. В работах неизвестных художников человек представлен
в образах святых, Иисуса Христа в младенчестве и зрелом
возрасте — распятым, с терновым венцом на голове.
Сын Божий, принявший страдания за первородный грех человека.

Этажом ниже расположилась выставка нашего современника,
иркутянина Сергея Элояна, для которого человек тоже
стал ликоподобен, он изображается художником таким,
каким его создавал Господь. Но часто на картинах мастера
головы у его героев расположены параллельно верху —
всему светлому, божественному и низу — земному, близкому
чувственным материям. Двойственность человека у Элояна
проявлена стремлением к возвышенному, духовному и тем
тяготам, которые не дают ему оторваться от забот повседневной
действительности.

Сергей Элоян не иконописец, он реалист в изображении
духовной сущности человека и символист в его внешнем,
материализованном воплощении. Художнику не важно, к
какому направлению в изобразительном искусстве отнесут
его работы, он пишет образы, которые видит, чувствует
на уровне идеального мира. В творчестве он свободен,
волен выражать свое художественное «я» в манере и технике,
близкой его настроению, мировоззренческой позиции.

Но были времена, когда художник обязан был работать
только в реалистической манере, за формализм в искусстве
он преследовался. Выставка, открывшаяся в галерее музея,
собрала вместе и реалистов, и модернистов. Ее организаторы
руководствовались одним — наличием таланта у мастеров,
работавших в нашем городе в конце пятидесятых — начале
шестидесятых годов. Тридцать авторов составили галерею
образов прошлого, не очень далекого, но по всем признакам
отличающегося от того, что мы видим сегодня.

— Выставка возникла из потребности времени, — рассказывает
искусствовед Тамара Драница, — необходимости возрождения
национальной идеи, которая уходит корнями в прошлое.
Только в прошлых поколениях мы можем увидеть патриотизм
людей в чистом виде. Он был для них естественен, существовал
органично, не требовал лишних слов и лозунговых призывов.
Стоит только посмотреть на лица хлеборобов, строителей,
животноводов — какое чувство достоинства, открытости,
чистоты взгляда можно увидеть в них! Сегодня таких
лиц не встретишь ни в жизни, ни в искусстве. Как их
писали художники! С уважением, искренней любовью. Не
хотелось, чтобы человечность, присущая людям прошлых
лет, стала историческим прошлым. Обязательно должно
что-то произойти, хотя бы для того, чтобы наши лица
вновь стали живыми и человеческими.

Кроме того, эта выставка ностальгическая, — продолжает
Тамара Драница, — это жизнь наших отцов, многие из
которых прошли войну, трудились, воспитывали нас, одарив,
по-видимому, на всю оставшуюся жизнь идолами, от которых,
к сожалению или счастью, отказаться мы не можем. Словом,
все картины, представленные на выставке, стали поводом
для размышлений о жизни, какая она есть. Начинается
она с картины «Скрипка» Алексея Жибинова — художника
трагической судьбы, обвиненного в пресловутом формализме.
Заканчивается экспозиция портретом художника Леви Анатолия Костовского.
!I1!
В этой работе прочитываются годы репрессий, война,
но образ художника освещен незыблемой верой в светлое
начало жизни и в то, что проживается она не зря. Они
знали тайну красоты окружающих их людей и умели раскрывать
ее посредством красок.

Многие иркутские мастера посвящали свое творчество живописанию
природы, понимали, что она не только прекрасна, но и
нуждается в защите. Эту тему сегодня называют экологической,
но и в те далекие времена художники видели разрушительную
силу, которую несет с собой человек. Нет, они не отказывались
от социальных заказов, ездили, как и многие другие люди
искусства, на строительство ГЭС, БАМа, но часто писали
не стройки, а пейзажи, используя
в оправдание своих командировок милые хитрости: «Падун,
где будет ГЭС» или «Здесь строится БАМ».

Останавливаясь то у одной, то у другой картины, Тамара
Григорьевна продолжает рассказ: «Экологическое сознание
художников формировалось самой природой, оно было созвучно
ее мощи, суровой первозданности. Преобладали неяркие
краски, деликатность письма, лессировка. От них идет
тепло и свет, в каждой работе чувствуется русская живописная
школа. Таких картин сегодня тоже не пишут. Многие пролежали
забытыми по пятнадцать-двадцать лет, и, когда их доставали
из хранилищ, нас охватывало волнение».

Иркутские художники работали в то время, когда в русском
изобразительном искусстве исповедовался так называемый
«суровый» стиль исследования жизни, романтика поисков
образа нового героя. У нас возникали
преимущественно суровые интонации, без которых нельзя было
обойтись, создавая портреты бетонщиков, сварщиков, шпалоукладчиков.
Наконец, имел большое значение и сам тип сибирского
человека — неспешного, основательного, с чувством собственного
достоинства, таких людей по нынешним временам и не встретишь.
С другой стороны, можно говорить о влиянии сибирской
школы на развитие направлений живописи в стране. Например,
работы Аркадия Вычугжанина имели большое значение
для развития психологической выразительности современника
того времени.

В разделе «Декоративное искусство» привлекают работы
Бориса Бычкова, его простые, неповторимо изящные кубки,
вазы, фужеры и прочие стеклянные изделия, не предназначенные
для повседневного обихода, созданные как произведения
искусства. В них виден изысканный вкус художника, умеющего
обыденное сделать прекрасным.

Мне понятна эмоциональная взволнованность Тамары Григорьевны,
когда она, останавливаясь у той или иной работы, восклицает:
«Посмотрите, какие живые лица!» — это в разделе экспозиции,
специально отведенном для женских портретов. Там выставлена
«Телятница Нестерчук» Аркадия Вычугжанина, украшенная
солнечными бликами и утонченная «Студентка» Владимира
Тетенькина. Сколько света и теплоты несут живописные
работы художников Георгия Анциферова, Ивана
Несынова, Бориса Лебединского, Андрея Рубцова, Анвара
Закирова, Василия Ольховика, отреставрированные Галиной
Муравьевой, Светланой Тютиковой, Ольгой Лопатиной.

На выставке забываешь о нынешних катаклизмах, суете
и той спешке, которые определяют течение жизни. Поистине
неповторимо обаяние героев живописных полотен, городских
и деревенских пейзажей в работах мастеров, по-настоящему
любивших свое Отечество.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Adblock
detector