издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Нина Усатова, "простая русская женщина"

Не знать Нину Усатову невозможно. Фильмы с ее участием показывают часто: "Мусульманин" (за него она получила кинематографическую премию "Ника"), "Холодное лето 53-го...", "Кадриль", "Восьмое марта", "Женская собственность", "Увидеть Париж и умереть"...

— Нина Усатова? Очень нравится!

— Замечательная артистка.

— Как люблю ее!

Так восхищенно отзываются об этой актрисе зрители.

Я встретилась с Ниной Николаевной в Санкт-Петербурге
в гримерке БДТ им Г.А. Товстоногова (которую, кстати,
она делит со Светланой Крючковой), до начала спектакля
«Семейный портрет с посторонним», где она блестяще играет!
Публика идет «на Усатову», и все билеты раскуплены.

* * *

— Я была в Иркутске, с Игорем Скляром. Мы играли спектакль
«Мужчина, постойте» на сцене музыкального театра. Нас
удивил иркутский зритель. Был сложный перелет: Петербург
— Москва — Омск, и из-за метеоусловий мы опоздали
в ваш город. Артист всегда чувствует себя неудобно,
когда заставляет зрителя ждать. Но иркутский зритель
нас дождался, спектакль состоялся. На следующий день
(он был у нас свободный) мы с подругой, моей сокурсницей,
ездили по городу, были в Домах Трубецких, Волконских.
В драматическом театре встретились с Венгером, вашим
замечательным артистом, думаю, достоянием вашего города.
Мы с ним одной школы — вахтанговской. Он показал нам
театр. Боже, это мечта! Наверное, это такая жемчужина
в Сибири!..

И на Байкал мы ездили. Я там была дважды: весной и зимой.
Красота необыкновенная! Наелись омуля, у костра посидели.

Были мы и в Братске, Ангарске. Еще очень хотелось бы
съездить в ваши края, летом искупаться в Байкале. Потом
там живет мой земляк — Степан Лукич Лобозеров, замечательный
драматург, писатель. На Байкале у него дом, большая
семья, дети. Он приезжал сюда к нам, ездил с нами на
фестиваль в Смоленск, где было несколько спектаклей
по его пьесе «Семейный портрет с посторонним». Спектакль
и у вас в Иркутске шел. Мы играем его с удовольствием
уже восьмой год, и вы увидите, сколько сегодня придет
народу, все три яруса будут заполнены. Я очень люблю
играть в этом спектакле. Хорошо, что вы пришли именно
на него…

* * *

— Вот только что получила письмо с Алтая от незнакомого
человека. Я там родилась. Но про Малиновое озеро больше
говорить не буду, устала просто, все мои интервью начинаются
с этого!.. Я горжусь этим краем, но я там давно не была.
Родных в тех краях у меня не осталось. Родня давно уже
живет в Зауралье, в Курганской области… Зовут на Алтай,
собираюсь съездить.

— Вы с детства мечтали стать артисткой?

— Нет. Я жила в такой глухомани, где не было театров,
куда приезжал только вагон-клуб, на рельсах останавливался,
и мы смотрели фильмы. А о спектаклях я и не знала. Потом
уехала в город, где-то в старших классах, увидела наши
замечательные фильмы — «Простую историю» с Шукшиным,
Ульяновым, Мордюковой, «Чистое небо» с Урбанским и Дробышевой.
Сильные картины! Каждое поколение будет вспоминать
то, что было главным в том отрезке жизни. Поскольку
мои родители были фронтовиками (я родилась в 1951 году),
война наложила отпечаток на наше детство. Она часто
вспоминалась. Шел восстановительный период. Люди помогали
друг другу. Все были одинаковы и в горе, и в радости,
и в быту — во всем. И у нас, молодых, было желание совершить
подвиг (сегодня это, может быть, звучит смешно…).
Мы играли в войну. Хотелось стать либо летчицей, либо
врачом, то есть какую-то пользу принести. Привлекали
сильные профессии, которые нужны были бы всем. А потом
у меня появилось желание играть такие сильные характеры,
как играли Нонна Мордюкова, Инна Макарова… Пять раз
я поступала в Щукинские училище. Когда пришла в профессию
(не в 19 лет, а в 27), мне казалось, что я уже все знаю
обо всем. До этого я поработала, жизненный багаж приобрела
такой, что можно было извлекать из собственного мешка
наблюдений. И то, что я в жизни встречала, то, что шло
рядом со мной, все, что Бог дает, — все-все-все не
зря, думаю. Если у тебя что-то получилось, значит, ты
сумел воспользоваться божьим даром. А если сделал что-то
в свое удовольствие, значит, это и кому-то в радость.
Поэтому, когда я осуществила свою самую заветную мечту
— стать артисткой, мне подумалось, что ничего в жизни
у меня и нет, кроме этого счастья. Больше счастья и
быть не может, чем играть, проживать разные судьбы.

Сейчас я буду играть Катерину, войду в жизнь другой
женщины. Я играю ее с удовольствием. Я хотела такой работы:
часто в дороге, в пути, частые встречи с людьми. Все
бывает: и взлеты, и падения. Так быстро жизнь катится!
Эта профессия врачует, помогает уйти от житейских забот.
Приходишь в театр, тебе все рады. Поздоровался, прошел
в гримерную. Вышел на сцену. Встретился со зрителями,
которые благодарят тебя за работу. Разве это не счастье?

* * *

— Нина Николаевна, я была уверена, что вы живете в
Москве. Давно вы в Петербурге? И в БДТ?

— В Петербурге — уже 23 года. Сначала я работала 10
лет в Молодежном театре на Фонтанке. Главным режиссером
был Ефим Падве. Санкт-Петербург хорошо знает его, он
был сперва главным в Малом драматическом театре, потом
— у нас.

В БДТ я 12 лет, пришла сюда уже после смерти Георгия
Александровича Товстоногова. Меня пригласили. Я бы,
конечно, не ушла из своего театра, потому что у меня
там был такой хороший репертуар, такие замечательные
роли — сильные, разнообразные, лучше-то я не сыграла
нигде. А ушла, потому что, видимо, время так распорядилось.
Я там играла, пока были мои режиссеры, я начинала в
том театре. Мы, артисты, его строили, у нас была такая
замечательная студийная атмосфера. Мы жили одной семьей,
нашей жизнью, нашим домом был театр. Работали, занимались
любимым делом. Все были молодыми, с удовольствием пробовали
себя в любой роли. Вообще это была хорошая школа
для начинающих артистов… А потом получилось так, что
Падве ушел, Спивак еще не пришел, было такое театральное
безвременье. Я сидела в декретном отпуске и ходила время
от времени играть один спектакль («Уходил старик от
старухи» Злотникова), и еще, чтобы войти в форму, играла
в спектакле «Звучала музыка в саду…» — об истории
Измайловского парка, Измайловского садика, где был ресторан
с дорогой кухней, с театром «Буфф», где пели Гальцева,
Шаляпин… Спектакль наш состоял из концертных номеров,
мы пели, плясали. Для нас, актеров, это была школа мастерства,
она очень много нам дала, держала нас в форме, и вокальной
в том числе. С нами работал знаменитый балетмейстер,
зав. музыкальной частью был Анатолий Васильев, художественный
руководитель «Голубых гитар». Весь Питер ходил на этот
спектакль. Лет восемь, наверное, мы его играли.

И в этот момент меня пригласили в БДТ на роль Белотеловой
в «Женитьбе Бальзаминова». Я подумала, что если приглашают
в такой знаменитый театр, то надо идти, второго приглашения
не будет.

Я пришла сюда с удовольствием. Меня замечательно приняли
актеры. У меня было здесь четыре спектакля: еще «Коварство
и любовь», «Семейный портрет с посторонним», «Кадриль».
Здесь большая труппа, много актеров. Я не стремлюсь
быть занятой в спектаклях очень часто. Те маленькие
роли, которые предлагают, я уже сыграла. Спасибо Кириллу
Юрьевичу (Лаврову, художественному руководителю БДТ.
От авт.), что он понимает и прощает, когда мы отказываемся
от ролей. Конечно, и меня, как и других актеров, время
заставило бегать по антрепризам и ездить по городам
и весям, сниматься в кино и мотаться с концертами. На
родной театр времени не остается. Но я думаю, что все
когда-нибудь упорядочится, мы будем жить лучше и снова
театр станет нашим родным домом. Пока же актер не свободен,
зависим от житейских проблем, финансовых…

Нового в БДТ сейчас ничего не репетирую. На будущий
год хочу пригласить московского режиссера Валерия Фокина,
мне очень нравится, как он работает, я слышала о нем
много хорошего. Это щукинец, ученик моего педагога из
щукинского училища. Я видела его спектакль «Последняя
ночь последнего царя» с Женей Мироновым, Ульяновым,
Купченко, Збруевым. После этого он выпустил еще несколько
спектаклей, но у меня не было в Москве времени их посмотреть.

Еще хочу поработать с московским режиссером Вячеславом
Долгачевым, он прислал мне пьесу Гельмана.

— Вы работали с разными режиссерами, в театре и в кино.
Кто самый любимый?

— Из театральных мне нравится, как работает Виктор
Крамер, наш, питерский, режиссер. Нет уже в живых Ефима
Михайловича Падве. Мы с ним мечтали поставить «По ком
звонит колокол» Хемингуэя, где главным действующим лицом
была бы Пилар. Не осуществилось…

В кино мои любимые режиссеры: Владимир Хотиненко (это
«Мусульманин»), Александр Прошкин («Холодное лето 53-го…»),
из молодых — Дима Месхиев («Американка», «Женская собственность»).
Еще Олег Фомин, актер и режиссер («Нэкси»), Юрий Мамин
(«Окно в Париж», «Фонтан»), Сергей Овчаров («Небывальщина»).
И Валерий Огородников («Барак») — наша картина даже
Госпремию получила, мы в Кремле, когда ее получали,
с Путиным фотографировались (улыбается). Сейчас я у
него в «Красном небе» снялась. У меня с каждым режиссером
бывает продолжение, у многих я снялась в трех-четырех
картинах. Это говорит о том, что мне было приятно с
ними работать. И, наверное, я не раздражаю их. Если
возникает желание пригласить актера еще раз, если мы
возвращаемся, значит, нам было хорошо вместе. Когда
не только запятые в сценарии проверяются, а добавляется
что-то свое, твоя фантазия и его, работать интересно.
Вот у Виталия Дудина из Белоруссии я снялась в пяти
фильмах («Прощальные гастроли» — один из моих любимых,
и «Три женщины и мужчина»).

Вообще сильные режиссеры, Никита Михалков, например,
не боятся приглашать одних и тех же, своих любимых актеров.
Из фильма в фильм у него снимаются Володя Ильин, Олег
Меньшиков, Женя Миронов… И у Володи Хотиненко — также.
И у Рязанова…

Мне хотелось бы поработать и с Никитой Михалковым, и
с Германом.

— Сегодня где, у кого снимаетесь?

— Сейчас — нигде. В сентябре закончила съемки «Кавказской
рулетки» (это Виктор Мережко) и «Красное небо».

— Нина Николаевна, вы какая с режиссерами — послушная?

— Очень! Я всегда ученица, люблю учиться, особенно
если режиссер знает больше меня. Так и должно быть.
Я закончила режиссерский и знаю об этой профессии. Режиссер
должен знать и уметь все. Если же он говорит мне: «Делай
все, что хочешь», мне не интересно. Я хочу делать так,
как он велит, хочу быть ведомой, а не ведущей, хочу
ощущать впереди себя спину, быть слабой. И ученицей,
потому что тогда получится что-то новое.

— Обычно вы играете «простых русских женщин». Этот
типаж режиссеры эксплуатировали?

— Нет. Никогда. «Простых русских женщин», которых я
играла, было действительно много, но ведь у каждой своя
судьба, неповторимая. Узнаваемость, конечно, всегда
есть, артистов запоминают. Я не думаю, что мои роли
слишком похожи одна на другую.

Дай бог, чтобы режиссеры «эксплуатировали» меня дольше,
и спасибо им за это. Я артистка и хочу работать.

* * *

— О семье говорить не хотелось бы. Мои это не любят.
Сын вот сегодня сказал: «Не смей про меня рассказывать!
Говори о себе, о своей работе»… Он просил взять его
на спектакль. Хватит, говорю, миллион раз уже смотрел.
Потом мест свободных нет, опять будет искать, где бы
сесть. И уроки не сделал, не поиграл на кларнете.

Сейчас у него возраст сложный, переходный, восьмой класс.

— Хотелось бы, чтобы он стал артистом?

— Нет. Пока не загадываем, еще три года в школе учиться.
Что выберет себе — никогда ни в чем не буду препятствовать.
Так же как и мне мама не препятствовала. Он петербуржец,
здесь родился, у него больше шансов образовывать себя,
живя в таком культурном городе, чем было у меня (из
глухой деревни!). И то мама не сказала: «Куда ты, Ниночка,
едешь?» (Я в Москву поехала учиться).

— На ком ваш быт держится?

— На всех. У нас настолько просто все в быту — от
еды до обстановки. Нет никакого шика, никаких помощников
со стороны.

Летом люблю на огороде сидеть, работать с землей. У
нас в пятидесяти километрах от города есть небольшая
дача. И мы там все лето работаем. Сначала сажали картошку,
лук, чеснок. А потом поняла, что надо для души там жить
— цветочки сажать. И зелень кое-какую. Все остальное
дороже обходится. Столько труда, сил надо! Я смотрю
на своих соседей. Это надо там жить все лето, всей семьей,
много работать, тогда что-то будет… Очень хорошо отдыхать
на даче. Люблю тишину. Да в баньке помыться. И на озеро
сходить…

* * *

— По характеру какая вы, Нина Николаевна?

— Такая, как сейчас. И как на сцене. Не артистка в
жизни. Это ни к чему. Если я еще в жизни буду играть,
свихнуться можно. Наоборот, если выхожу их дома и меня
никто не узнает, то я радуюсь. А если узнают — тоже
радуюсь. (Хохочет).

— Автографы на улице просят?

— Бывает.

— Не отказываете?

— Нет, конечно!

— А домашние на цыпочках перед вами ходят: «Маме нужно
отдохнуть!»?

— Ну прямо! Сейчас, разбежались! (Смеется).

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное