издательская группа
Восточно-Сибирская правда

В "Центре Азии" и рядом...

  • Автор: Максим КАМЕРЕР, журналист

(Тывинские заметки)

Обелиск стоит в месте слияния Бий-Хема с Каа-Хемом. Здесь берет
начало Улуг-Хем — Верхний Енисей. Стремительный поток в
каменистых берегах. Горы на правом берегу, постепенно повышаясь,
врезаются в горизонт. Ранним утром, когда над зубчатым краем
далекого хребта появляются первые солнечные лучи, физически
ощущаешь бешеную энергетику этого места. Считается, что здесь
находится один из энергетических центров Земли. Величие картины
ошеломляет настолько, что перестаешь замечать битые бутылки на
набережной у подножья «Центра Азии» и дрожащих от холода
бомжей, выползающих из придорожных кустов. Прямо к двум
войлочным шаманским юртам. Они стоят рядом с обелиском. Между
ними бурхан с вырезанной из дерева птицей, ленточки на деревянных
столбах, обо из камней. Чуть в сторонке невзрачный деревянный
домик, выкрашенный зеленой краской. Табличка: «Религиозная
общественная организация «Общество шаманов республики Тыва»
Время работы с 8-00 до 19-00″.

«Сердце Земли»
Долгое время считалось, что центр Азии установил английский географ —
путешественник Дуглас Каррутерс. Но кто-то из досужих историков залез
в архивы и обнаружил, что Каррутерс посетил Туву только в 1910 году. В
то время на берегу Енисея в усадьбе русского золотопромышленника
Г. Сафьянова уже стоял столб, символизирующий знаменитую точку. Ее,
по слухам, вычислил в 90-х годах 19-го столетия другой британец, имя
которого осталось неизвестным и по сей день. Возможно, из присущей
английским путешественникам скромности. Впрочем, говорят, что
космические съемки подтвердили изыскания неизвестного британца.

«Центр» или не «центр»… Вот только большой шар на бетонном
постаменте, где как на глобусе нанесены контуры Евразийского материка
с жирной оранжевой точкой юго-западнее Байкала, и десятиметровый
шпиль над ним, что очень похоже на фаллический символ, скорее
ассоциируются с симптомами национальной гигантомании, которые
начинают проявляться в среде тувинской интеллигенции, чем с
геодезическим пунктом. Чтобы не быть голословным, хочу сослаться на
программную статью Алексея Колмакова и Николая Колдара, ученых
Тывинского госуниверситета, под скромным названием «Тува — колыбель
Евразийской цивилизации». Она опубликована в Кызыльском
еженедельнике «Центр Азии».

Исходя из тезиса, что Тува была тем «сердцем Земли», в котором
«зарождались многие мировые империи, в том числе империя
Чингисхана, легитимной наследницей которой стала Московская Русь, а
затем и Российская империя», авторы торжественно заявляют, что за
такими региональными центрами, как Тува, лежит будущее России,
будущее всей «евроазиатской» безопасности. Поэтому Россия должна
немедленно озаботиться приведением Тувы к виду, подобающему
«сердцу Земли». Первым делом надо построить международный аэропорт
и железную дорогу, которая соединит с центром всю остальную Азию, а
заодно и мир. А все официальные переговоры и прочие «тусовки» на
высшем уровне с будущими соратниками по азиатскому альянсу (Китаем,
Монголией, Японией, Кореей и пр.) Россия обязана проводить с
обязательным присутствием в составе правительственных делегаций
представителей титульной нации «Центра Азии».

Здесь была бы вторая Чечня.
Идея колыбели — явный рецидив событий десятилетней давности.
За спиной прогрессивных тувинских ученых маячит зловещая фигура
Каадыр-оола Бичелдея. Как политическая фигура он «нарисовался» в пене
«перестройки». Красноречивый кандидат филологических наук Бичелдей
организовал в Туве «Народный фронт» по примеру латвийского и назвал
его «Свободная Тува». Была поставлена задача: вывести Туву из состава
России. На помощь азиатским «братьям» приехали специалисты из Риги и
Тарту — консультировали, инструктировали, делились опытом.

По давней традиции провокаторов рядиться в белые одежды, рясу или
что-нибудь национальное, тувинский «поп Гапон» влез в урянхайский
халат и пошел в народ, ловко эксплуатируя беспроигрышную тему
социального неравенства и национального величия. После того, как
титульная нация была доведена до нужного градуса обалдения,
«центроазиаты» попытались спровоцировать массовые беспорядки.
Прибалтийские спецы действовали по сценарию, отработанному в Риге и
Вильнюсе. Для начала они организовали пьяную драку между
рецидивистами. Она закончилась убийством и сожжением четверых
русских, в том числе одного подростка. Конфликт удалось подавить в
зародыше. Испугавшись последствий, тувинские «деловые» принесли
извинения русским «деловым», собрали деньги на похороны, откупились.

Следующим этапом национально-освободительной борьбы «Свободной
Тувы» стала организация «черной маевки». Бичелдей собрал съезд
бывших зэков (треть взрослого населения республики) и «заказал»
«Варфоломеевскую ночь в Кызыле»: на майские праздники войти в город
и устроить резню.

Спецслужбы доложили в правительство республики, правительство
послало гонцов в Москву. А Москва «умыла руки». Один из членов
правительства Тувы три дня просидел перед дверью Хасбулатова. Его так
и не приняли…

Президент республики Ооржак лично «развел» ситуацию. Бог его знает
как. Не исключено, что помогли шаманы.
Главный шаман Тувы Монгуш Кенин-Лопсан часто приходит на выручку
правительству — тучи разогнать, дождь вызвать, политический вопрос
решить. Очень сильный шаман — писатель, доктор исторических наук,
академик Нью-Йоркской академии наук и «Человек века республики
Тува», однако. На последних президентских выборах, которые проходили
этим летом, он «бросил камни», камлал и предсказал победу Шериг-оолу
Дизижиковичу Ооржаку. Победил Ооржак.
Но вернемся на десять лет назад. Тогда победили мудрость и здравый
смысл. В результате в город вместо пяти тысяч всадников, которых
готовили сепаратисты, вошло шестнадцать погромщиков. Их немедленно
скрутили. Если бы «черная маевка» состоялась, то за Саянами состоялась
бы и вторая Чечня. До сих пор бы воевали.

Однако снять напряжение полностью правительству не удалось. Были
грабежи квартир и погромы, были случаи насилия над русскими
девушками. Это вызвало массовое бегство русского населения из
республики. Считается, что уехало около 20 тысяч. Но это, вряд ли…
Поскольку в Кызыле, который раньше был в основном русским городом,
увидеть сегодня славянское лицо проблематично. Сколько уехало в
действительности, можно будет сказать только после переписи населения.
Так что определенных успехов в деле изгнания «колонизаторов» из
«Центра Азии» Бичелдей со товарищи добился. Тува основательно
освободилась от врачей, учителей и прочих «оккупантов». Тувинцев,
особенно в сельской местности, стало некому лечить и учить. Культура
населения резко упала. Безработные оккупировали Кызыл и окрестности.
Обнищавшие скотоводы перерезали скот и пополнили тувинскую армию
бомжей. Кому не хватило места в городе, живут на кызыльской свалке.
Промышленность стоит практически вся. И не потому, что нет денег.
Проблема в отсутствии специалистов, которые могли бы запустить
технологические процессы. А потенциальные инвесторы не спешат.
Слишком велика вероятность, что инвестиции уйдут в песок и карманы
современных нойонов. Поэтому Тува, которая в советские времена была
профицитнейшей республикой и жила припеваючи за счет асбеста,
кобальта, свинца, золота, серебра и коксующихся углей (80% мировых
запасов), села на дотационную «иглу». Дотации из российского бюджета
составляют 85%.

Эти «подвиги» не помешали карьере Бичелдея. Сейчас он успешно
трудится на благо России в Государственной Думе РФ. В Туве старается
появляться пореже.

Лучше смотреть на горы
Сегодня город мрачен. Он подавляет нищетой. За пределами
центрального пятачка, где вокруг площади Арата с фонтаном посередине
расположены мраморный «Белый дом» и помпезное здание
национального театра, разруха и уныние. Разваливающиеся от старости и
бесхозности «хрущобы», разбитые дороги, отсутствие тротуаров, груды
мусора, обилие бомжей. Рядом с площадью Арата «блошиный» рынок.
По вечерам центральные улицы и сквер возле памятника тувинскому
вождю Тока заполняет праздно шатающаяся обкуренная нетрезвая
молодежь. Развлечения: анаша, кулек которой можно купить за 25 рублей,
или разбавленный грязной водой технический спирт за ту же цену. С
«травкой» проблем нет. Высочайшего качества конопля прекрасно растет
на урянхайских черноземах. Ее хватает на всю Россию. В подъездах
устраиваются на ночлег бездомные, резкий запах мочи и нечистот.

После наступления темноты на улицу выходить не рекомендуется.
Особенно, если у тебя славянская внешность. Ограбят, изнасилуют,
убьют. На воздух лучше не выходить и по другой причине. С
наступлением отопительного сезона расположенный на дне Урянхайской
котловины город тонет в вонючей мгле. Котельные и печи топят углем из
близкого разреза. Уголь высочайшего качества, марки «Ж». Незаменим
для изготовления кокса. Но для этого нужны современные технологии. А
сегодня, как и сто лет назад, драгоценный коксующийся уголь вылетает в
печные трубы в виде жирной сажи, падает на снег, забивает легкие. По
уровню заболеваемости туберкулезом Кызыл занимает первое место в
мире. За ним — Нью-Йорк, который, кстати, расположен на той же широте.

Говорят, что совсем недавно это был чистый, уютный, очень ухоженный
городок. Когда в 1914 году Урянхайский край отошел от упавшего в
многолетнюю гражданскую войну Китая и попал под протекторат России,
русские переселенцы построили в месте слияния двух рек, где, по
воспоминаниям Грумм-Гржимайло, паслись в дикой степи стада диких
дзеренов, первый в Туве город Белоцарск. Строили рабочие,
завербованные в Красноярске и Иркутске. Появился заведующий русским
переселенческим населением в Урянхайском крае. Он подчинялся
Иркутскому генерал-губернатору Князеву. В 1918 году город был
переименован в Урянхайск, а затем, в 1920, в г.Красный — Кызыл. До
1944-го года Тува была как бы самостоятельной народной республикой с
собственным народным правительством и его главой, бывшим нойоном
Буяном Бадыргы. Трагедия этого человека в том, что именно по его
ходатайству Тува стала российским протекторатом, а затем, в 1944 году,
была принята в состав СССР. А затем Сталин вдруг вспомнил, что глава
правительства Тув. ССР в прошлом был князем, и Буяна Бадыргы
репрессировали.

По рассказам старожилов, до конца 60-х годов в городе жили в основном
русские переселенцы и специалисты. Партия присылала сюда
комсомольцев — добровольцев, выпускников столичных и сибирских
вузов тысячами — поднимать из феодолизма в социализм братский
тувинский народ. Подняли. Сейчас русских почти не осталось. А на город
лучше не смотреть. Лучше поднять глаза, если нет смога, и любоваться
заснеженными вершинами Саян, окружившими Урянхайскую котловину.
А еще лучше — выйти на берег Енисея — к «Центру Азии».

Кызыл, октябрь 2002г.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер