издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Станции и судьбы

  • Автор: Геннадий МАШКИН, член Союза писателей России

Книга журналиста Евгения Богачева имеет путеводное название
«На дальней станции сойду»… Перед читателем предстает
своеобразный журналистский путеводитель по Транссибирской
магистрали с захватом немалых ее ответвлений. Пути-дороги
Восточной Сибири, старые и новые станции, люди их, неординарное
прошлое и непростые нынешние проблемы — вот круг интересов
автора, который прикипел всерьез и надолго к железнодорожному
цеху во всех его ипостасях.

«Когда едешь в мягком вагоне скорого поезда, трудно
представить, что когда-то железных дорог не было, —
начинает журналист книгу. — Всего-то сто с лишним
лет назад по Сибирскому тракту ездили на лошадях…»
Начиная с исторических решений по строительству Транссиба,
автор отмечает патриотические вклады наших соотечественников
в Великий Сибирский путь, к примеру, того же генерал-губернатора
Горемыкина, который не дал строителям обойти «неудобный»
Иркутск, как случилось с Томском. «Восхищаясь личностями
этих людей, поневоле ищешь их черты в потомках, — пишет
Богачев. — Ту же решительность, то же умение мыслить
по-государственному. И находишь. То ли воздух здесь,
на Байкале, особый, то ли люди… Но ведь не случайно
же стала Восточно-Сибирская железная дорога «кузницей
кадров» для МПС. И министры путей сообщения, и их заместители
выходили отсюда. Здесь рождались и многие инициативы,
которые потом «тиражировались» на всю сеть дорог».

Но люди на магистрали прежде
всего занимают автора-журналиста. В городах, на станциях,
стройках, в кабинах электровозов Богачев находит тех
«коренников», через которых высвечивается жизненное
пространство у железнодорожного полотна.

Так, выделяется с «лицом необщим выраженья» Сергей Николаевич
Шишелов из захиревшего Маритуя. В прошлом железнодорожный
прораб, а ныне пенсионер, он освоил скульптурную резьбу
по дереву и мечтает поставить изваяние женщины на Шаман-камне,
подобное андерсеновской русалке в Копенгагене. Судьба
заброшенной тоннельной Кругобайкалки подана через описание
встречи с маритуйцем Виктором Михайловичем Ляскиным,
бывшим железнодорожником-старожилом. А Геннадий Лучкин,
машинист тепловоза, со товарищи не только сетуют на
печальное состояние дел на Кругобайкалке, но и оживляют
старый кусок магистрали труженицей «Мотаней», заводят
на Байкал туристические поезда «Русь», «Ориент», «Евразия».

Исторический экскурс на Кругобайкалку связан с именем
профессора Александра Львова, основоположника инженерной
геологии в Иркутске, автора большого поэтического сборника,
изданного недавно стараниями дочери профессора Нины
Александровны Львовой.

Через знаменательную фигуру Феликса Викентьевича Ходаковского
мы окунаемся в первопроходство трасс Тайшет—Абакан,
Хребтовая—Усть-Илимск и БАМ. Автор не уходит от острых
проблем на станциях новых магистралей, верит в перспективы
как старых дорог, так и новых. Гулаговские следы волнуют
его не меньше, чем церковь на станции Половина, которую
помогают восстанавливать железнодорожники. Взрыв артиллерийских
складов под Гусиноозерском гасится на страницах книги
«живой водой» Мунокских источников близ станции Улькан
на БАМе. Чинейское месторождение многосложных руд вызывает
к жизни полузабытые планы освоения недр Сибири с помощью
легендарных СМП.

Ударные страницы книги посвящены проходке Северомуйского
тоннеля. Напомнить читателю о том, как доставалось тоннельщикам
проходка пятнадцати километров по сложнейшему горно-геологическому
образованию в условиях повышенной сейсмичности — непростая
задача для журналиста. Нужно пропустить через себя трагические
моменты, пройти хотя бы мысленно разломы в хребте и
увидеть «свет в конце тоннеля». И какой пласт кроется
за лаконичными строчками: «И 30 октября 2001 года на
глубине 300 метров комплексная бригада Сергея Волокитина
уложила «золотое» звено всего БАМа. Это был большой
праздник, уступающий по значимости, пожалуй, только
мартовской поистине ювелирной сбойке, когда благодаря
маркшейдерскому и проходческому таланту расхождение осей
в плане составило 69 см, а по высоте — 35 мм — это
в три раза точнее допустимых пределов. А ведь к месту
этой сквозной сбойки с западного и восточного порталов
были пройдены труднейшие 15 километров 343 метра!»

Благодарно вспомянута в этом очерке и смена,
которая была смыта в 1979 году прорвавшейся водой.

Но строителей-первопроходцев не останавливали
природные катаклизмы, первый поезд по Северомуйскому тоннелю прошел,
как и намечалось,
в год столетия открытия движения по великой Транссибирской
магистрали.

Книга Евгения Богачева каждой страницей напоминает нам
о земле, на которой мы не только освоились, но и преодолеваем
ее жесткие пределы. Самые дальние станции для нас становятся
близкими. И с
полным основанием в своем предисловии Петр Лосев, отдавший
БАМу как журналист четверть века, пишет: «Очерки и зарисовки
о тружениках дороги, о людях культуры, социальной сферы
— все это написано с любовью и не оставляет равнодушным
любого читателя, тем более — железнодорожников Транссиба
и БАМа».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное
Adblock
detector