издательская группа
Восточно-Сибирская правда

И взяли зрителей в полон...

22 октября гала-концертом Иркутский музыкальный театр открыл свой 62-й сезон. Впереди спектакли текущего репертуара и премьеры, которые, как всегда, с особым нетерпением ждут зрители. Но жизнь состоит не только из настоящего и будущего, она интересна и прошлым. А в прошлом были летние гастроли театра в Киеве. Наша газета писала о том, что они прошли достойно. Какой ценой далось это достоинство в столице суверенного государства, рассказывает директор театра Владимир Константинович ШАГИН.

— В прежние годы, когда существовал Советский Союз,
наш театр гастролировал на Украине шесть раз — в
Запорожье, Николаеве, Днепропетровске, а в Киеве
никогда не был. Это по принципу гастролей в Москву:
можно было выезжать когда и куда угодно, а в столицу
надо было ждать особого расположения судьбы. Чтобы
выехать в Киев, необходимо было тоже особое
дозволение. Сегодня организовывать гастроли в
столичные города ближнего зарубежья не так просто,
как кажется. Украина — это действительно другое
государство, в чем мы, побывав там, убедились.

— Как родилась идея поехать на гастроли именно туда?

— Сегодня многие оперные и музыкальные театры
Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Красноярска,
особенно балетные труппы, выезжают за рубеж, бывают
в других странах. А нам со своим репертуаром и
количеством занятых в нем участников совершать
подобные гастроли сложно. Чтобы поехать в другую
страну, надо получить приглашение, а пригласить
коллектив в количестве 15О человек вряд ли кто-либо
отважится. Нашему театру подобные поездки не грозят.
А вот попробовать себя на уровне ближнего зарубежья
было интересно. Киев всегда был высокоразвитым в
культурном отношении центром. И сейчас, надо отдать
должное, город находится в идеальном состоянии,
наверное, как любая столица любого государства. Мы
решили попробовать себя именно там.

— Вы говорили о приглашении…

— Да, управление культуры города Киева нам прислало
приглашение. Но… Когда приглашают гостей, хозяева
готовятся к приезду и оказывают должное внимание.
Есть одна интересная деталь: когда я ездил в Киев по
поводу организации гастролей, меня уверяли, что
готовы к сотрудничеству. Но получилось все наоборот.
Приехав накануне гастролей в Киев, я сказал, что
декорации отправлены, необходимо организовать
продажу билетов и т.д. Тут все как бы встрепенулись:
«Как? Да вы что?» Начались разговоры о том, что к
нашему приезду никто не готов: «Вы представляете,
что ваш театр из глубокой провинции России, что вы
можете показать Киеву? Не надо вам этого делать, вы
подумайте».

Но поезд пошел, декорации были в пути, надо было все
доводить до ума и сделать дело. Если бы мы
прислушались к советам принимающей стороны и
приехали на неделю или дней десять, то, наверное,
просто зря потеряли бы время и деньги. В творческом
отношении мы бы себя никак не показали. Зрители в
первые дни это приглашенные нами друзья и
официальные лица. Но уже первые спектакли показали,
что Киев такого театра не видел. Если судить по
советским временам, по масштабу, рекламе, количеству
названий спектаклей — это были нормально
организованные гастроли.

— О том, что гастроли в творческом отношении прошли
хорошо, вы судите по приему зрителей или прессе,
которая писала о театре?

— И по тому, и по другому. Пресса писала: «Театр
поставил киевского зрителя перед собой на колени».
Зрители, которые приходили в наш театр не на один
спектакль, говорили о том, что такого театра они
действительно не видели. В отличие от москвичей,
которые приезжают с одним названием спектакля, с
двумя-тремя актерами, гастролировал театр со своим
оркестром, хором, балетом, декорациями, привезенными
в пяти вагонах — это мощный творческий десант,
оказавшийся состоятельным во всех отношениях.

— Как отнеслась администрация столичного града к
тому, что ее прогнозы не сбылись?

— Она посчитала, что на следующий год мы
обязательно вновь приедем, потому что раскачали
город, стали известны в нем. Правда, желания
вернуться туда у нас нет. Как я уже говорил, когда
приглашают в гости, оказывают хоть какие-то знаки
внимания. Этого внимания или поддержки мы не
ощутили. Всех чиновников волновал один вопрос: они
боялись, что мы начнем клянчить деньги. Если я
записывался к какому-нибудь начальнику на прием, тут
же спрашивали: «А зачем, по какому вопросу? Может
быть, вы чего-то хотите?».
Я отвечал: «Да ничего не хочу. Есть же такая
субардинация: если ты в гостях, надо хозяину
представиться». Каждый боялся того, что я начну
просить финансовой поддержки. Но мы сами можем себя
обеспечить. Театр приехал в Киев при поддержке
нашего губернатора Бориса Говорина и провел гастроли
за счет своих средств, денег ни у кого не просил. Я
считаю, что это одна из основных наших побед, не
говоря о том, что в творческом отношении мы сделали
там в своем жанре нечто вроде культурной революции.

— Там что, плохо с музыкальными жанрами?

— Театр оперетты, в здании которого проходили наши
гастроли, сегодня переживает трудные времена,
находится в творческом упадке. Хорош детский
музыкальный театр. Некоторые спектакли, балетные,
например, повыше, чем в театре оперы и балета. Но
опять-таки, происходит это потому, что труппы
разделены как бы на два состава — один работает за
рубежом, а второй, тот, что похуже, для земляков. То
же самое происходит в Большом, Мариинском и даже
Бурятском театрах. Надо отдать должное, в Киеве
драматическое искусство, русский и украинский театры
сейчас на подъеме. Правда, надо учитывать
сложившуюся ситуацию: в театре Ивана Франко работает
заместитель министра, а в театре Леси Украинки —
министр культуры, которые обеспечивают свои
коллективы финансовой поддержкой.

— Успех театра определяется еще и тем, насколько
популярными стали его актеры. Наших иркутских
актеров полюбили киевляне?

— В 1997 году мы были на гастролях в Москве,
работали в новом здании МХАТа. Вахтеры, которые
знают всех знаменитостей, отнеслись к нам как к
самодеятельности: «Приехали? Что покажете?» Но когда
прошел первый спектакль, все вставали,
приветствовали, одним словом, зауважали. То же
произошло и в Киеве, где нас не знали, но после
первых спектаклей стали относиться уважительно.
Когда нас провожали, некоторые работники театра
говорили: пусть наш театр едет в Иркутск, а вы хотя
бы на годик оставайтесь. К хорошему люди привыкают
быстро, и подобное признание было приятно слышать.

— Все-таки, какие спектакли пользовались наибольшим
успехом?

— Все!

— Вы хотите сказать, что киевляне оказались всеядны?

— Одноактные оперы, поставленные на музыку
Доницетти и Оффенбаха, произвели фурор. Очень
понравился наш балет, хотя в Иркутске многие
говорят, что в театре есть все, только еще бы и
балет был получше… А в Киеве то ли из-за слабости
тамошнего театра, то ли по причине нашего высокого
профессионализма все спектакли были востребованы, я
уже не говорю о «Сильве», «Летучей мыши», «Марице».
Мы вообще пожалели о том, что гастроли были
небольшими. Если бы продолжили работу, могли
добиться и значительного финансового результата.

— Во время гастролей никого из состава труппы не
потеряли, не переманили какого-нибудь актера?

— Наоборот, нашли дирижера, выпускника Киевской
консерватории, который уже приступил к работе.

— Почему новый сезон вы, как и раньше, открыли
именно гала-концертом?

— Во-первых, у наших зрителей есть свои любимые
актеры и любимые произведения. Концертом мы дали
возможность встретиться со своими любимцами. С
другой стороны, он дал актерам возможность выступить
на нем наиболее ярко, раскрыть свои возможности и
таланты. Концерт — это своеобразное творческое
соревнование и творческий отчет. Мы радуемся за
актеров, хор, оркестр — это отличная заявка на новый
сезон.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер