издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Власть и страсти

  • Автор: Арнольд БЕРКОВИЧ, критик

Шедевром мировой классической драматургии -- трагедией У. Шекспира "Король Лир" открыл свой новый театральный сезон Иркутский академический драматический театр им. Н.П. Охлопкова.

Трагедия была написана величайшим английским драматургом
уже в зрелом возрасте (ему был 41 год) и, как многие
его трагедии, продолжала исследование философских аспектов
человеческой сущности, взаимоотношения людей, проблемы
добра и зла. Несовершенство человека всегда является
источником личной трагедии этого человека, а если человек
этот вознесен на вершину власти, считал Шекспир, зло
захватывает судьбы и поведение других людей и приобретает
характер трагедии общества. В сущности, мысль эта явственна
и в «Гамлете», и в «Макбете», и в «Короле Лире».

Иркутский драматический представил трагедию «Король
Лир», я бы сказал, в максимальном приближении ее сюжета
к социальному и культурологическому уровню сегодняшнего
зрителя. Отсюда и низведение пятиактной трагедии до
двух актов, сокращение текста либо передача его другим
персонажам, обостренное, порою гиперболизированное
изображение человеческого злонравия. В результате режиссер-постановщик
Геннадий Шапошников добивается выраженного динамизма
и зрелищности действия, большую текстуальную и смысловую
нагрузку получают практически новые персонажи — рыцари
трагедии. Костюмы лишь в деталях отражают эпоху, взаимоотношения
людские сиюминутны и легко узнаваемы. И это несомненное
достоинство новой премьеры. Шапошников, безусловно,
крепкий режиссер, умеющий создать спектакль ансамблевый,
подчинить актерский темперамент общей идее и вовлечь
зрителя в круговорот событий.
Но, на мой взгляд, стремление сократить Шекспира (!) обедняет
основные образы трагедии — Лира и Корделии, которые
утратили значительный в художественном отношении материал
роли.

Пожалуй, главной художественной особенностью и достижением
сегодняшней премьеры «Короля Лира» является ее сценография.
Заслуженный деятель искусств Александр Плинт в гармоничном
сочетании ограниченных красок, своеобразной манере живописания,
довлеющей простоты и в то же время монументальности
декорационного оформления необыкновенно убедительно
передал мятежный и философский смысл трагедии. В центре
сцены художник поместил круговую площадку, которая аллегорически
трансформируется то в географическую карту королевства
Лира, то в корону, которая упала с королевской головы
и вот здесь, сейчас трагически перевернута, то, наконец,
это хрупкая территория земли, которую персонажи пьесы
(отражение общечеловеческих пороков) поочередно раскачивают,
способствуя ее уничтожению.

Декорации А. Плинта доминируют в спектакле, художественно
определяют режиссерское мизансценирование, и, мне кажется,
что и актерские решения образов во многом являются запрограммированным
следствием сценографического решения постановки.

В центре спектакля, несомненно, великолепная работа народного
артиста России Виталия Венгера над образом короля Лира.
К сожалению, мы не так часто видим этого удивительного
артиста на сцене театра: последней ролью, сыгранной
им, был Тевье в «Поминальной молитве». И там актер
демонстрировал способность глубочайшего проникновения
в таинства человеческого бытия, умения развивать жизнь
персонажа в постижении многоплановости человеческого
характера. Я уже говорил, что текст роли Лира значительно
сокращен, но артист сумел преодолеть эту ограниченность
и провел своего Лира от деспотичного монарха, ослепленного
властью и потому более доверяющего лжи, чем благородной
искренности, до трагедии обыденного человека. Жестокое
столкновение с несправедливостью приводит его на грань
помешательства, но именно это заставляет Лира Венгера
по новому взглянуть на окружающий мир. Конечно, на первом
плане в художественном воплощении Лира Венгером — это
драма отца, который терпит поражение в столкновении со
своими детьми, и эта тема наиболее близка и воспринимаема
зрителем, но Венгер не был бы общепризнанным мастером,
если бы игра его не была пронизана накопленной и выстраданной
годами мудростью, что позволяет ему сценический образ
возвысить до нравственного обобщения. Зло торжествует,
и в этом истинная вина человеческой личности Лира.
И не только Лира, ибо тот же путь рокового заблуждения
проходит Глостер в ярком и драматичном воплощении артиста
В. Ведерникова.

Трагедии Шекспира лишены сатирических образов, в них
юмор отдан шутам, но это особый юмор: тонкий, грустный,
порою полный сарказма, всегда подчеркивающий или оттеняющий
недостатки других, а чаще самого хозяина, которому шут
служит. Все эти нюансы шута Лира в полной мере раскрывает
засл. арт. РФ Я. Воронов. Несомненную симпатию
вызывает мужественный, искренний и честный Кент в исполнении
засл. арт. РФ А. Басина.

Склонен однако думать, что зря с первых эпизодов режиссер
Шапошников разоблачает порочность Генерильи (арт. В.
Инадворская) и Реганы (арт. Я. Александрова), подчеркивая
на всем протяжении роли старшей дочери Лира вопиющую
лживость и патологическое ожесточение, а у средней к
тому же самому присоединена перманентная сексуальная
озабоченность. Думается, что представленный им драматургический
материал давал возможность для большей изобретательности.
Не случайно на фоне этого всеобщего озверения нежным,
добрым, трогательно беззащитным становится образ Корделии
в исполнении арт. М. Гуровой, и естественно закономерной
становится гибель ее.

Мы уже говорили, что в спектакле функционирует профессионально
слаженный, выразительный актерский ансамбль и если
сегодня кого-то не упомянули, это не значит, что его
не заметили. Зритель увидел мощный, динамичный, волнующий спектакль
с бурей страстей, гаммой переживаний, он как бы вновь
открывает для себя великого Шекспира и, конечно же, испытывает
глубочайшее чувство благодарности за полученное потрясение.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер