издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Поющие сердца": 30 лет спустя

В Москве и Петербурге теперь не редкость афиши, зазывающие
на концерты «Золотые 70-е…» или «Шлягеры 80-х…»
Вновь поют «Самоцветы», «Орэра», «Лейся, песня», «Синяя
птица», «Песняры», «Земляне», «Ялла»… Вот и до Иркутска
докатилась эта волна.

В давние времена и «Сябры», и «Поющие сердца», и «Оризонт»
выступали в разных концертных залах и на стадионах Иркутской
области. Но с тех пор прошло много лет. И что же? Ностальгия
по ушедшим временам, когда «как молоды мы были, как искренне
любили, как верили в себя!», вновь собирает зрителей.
На нынешних концертах пели песни советских композиторов,
чьи имена вошли в золотой фонд нашей эстрады: Тухманова,
Шаинского, Добрынина, Фельцмана, Олега Иванова… «Вживую»
играли и пели музыканты, что для сегодняшнего дня редкость
(обычно певец едет на гастроли с фонограммой «минус
один», где уже записана музыка). Звучали гитары, клавишные,
скрипка, саксофон, вовсю старался ударник. Зрители с
удовольствием пели вместе с артистами свои любимые песни.

Нынешний руководитель ансамбля «Поющие сердца» Виктор
Харакидзян, бас-гитарист,
в группе с самого первого дня.
Точкой отсчета своей истории «Поющие сердца» считают
1970 год. Тогда они встретились, начали делать первые
шаги. А спустя два года пришла известность.

Вот что рассказал В. Харакидзян:

— Виктор Векштейн, создатель и руководитель ансамбля
«Поющие сердца» (царствие ему небесное, он трагически
погиб в 1989 году), собирал дарования повсюду.
Работая в ту пору с ансамблем известного певца
Вадима Мулермана, он ездил
по стране с гастролями и заодно искал хороших музыкантов
с целью создания ВИА. Меня нашли в Ставрополе, Славу
Индрокова — в Нальчике. Перечислять другие города нет
смысла, многие ребята уходили из ансамбля. В 1972 году
вышла пластинка, на которой была записана песня «Листья
закружат». Мы на нее ставку не делали
и даже не думали, что она станет популярной. Помню,
приезжаем после какой-то гастрольной поездки в Куйбышев.
Там нам впервые дали теплый автобус «ЛИАЗ», шикарные номера
в гостинице. Подъезжаем к ДК Ленина, где должен быть
наш концерт, видим огромные очереди! Оказалось, наша
пластинка только что появилась в городе. Пришла известность.
А в 1973 году мы стали лауреатами Всероссийского конкурса артистов
эстрады, в 1974 — уже Всесоюзного.

В моей коллекции есть все песни, которые исполняли «Поющие
сердца» — на «катушках», на кассетах. Иногда я даже
получал выговор от Векштейна: зачем ты пишешь концерты?
Я всюду таскал магнитофон, не ленился. Подсоединял
к пульту, просил инженера записывать. По прошествии
многих лет оказалось, что все-таки я был прав, собирая
эти песни. Почему нам сегодня легко их возрождать? Мы
вытаскиваем их с такой «полки», из таких «сундуков»!..
Вы услышите на концерте несколько таких песен, которые
заслуживают внимания, уважения. Например, «Возьми свои
слова обратно», «Облака в реке», «Ты мне больше не звони»…
Свои выступления мы начинаем с песни Векштейна «Но ты
опять проходишь стороною…», это дань памяти ему.

— О новых своих песнях что скажете?

— А они не нужны! Не знаю, чем это объяснить. Хотя их
полно! У нас в репертуаре полторы тысячи песен… Иногда
нас приглашают отработать концерт на чьем-то юбилее.
Просят спеть шлягеры. Мы поем, после чего нас оставляют,
и до двух-трех ночи мы можем еще продолжать радовать
народ.

Благодаря нашему репертуару мы побывали в прошлом году
в Англии, в Лондоне. Пять дней были в Париже. Там проходила
конференция, а мы развлекали в свободное время ее участников.
Нас сразу же попросили выдать 12 наших шлягеров, а
потом, мол, пойте, что хотите.

У нас в коллективе все пишут песни. Но спрос все равно
на «старенькое». Как говорится, старый друг лучше новых
двух. Мы пропустили старые шлягеры, что называется,
через призму сегодняшнего дня (потребности ведь теперь
у публики другие): более четкие ритмы, современное звучание
клавишных, бас-гитары, а структуру песни постарались
оставить, чтобы это было узнаваемо, близко сердцу слушателя,
который пришел послушать именно эту песню.

— После смерти Векштейна ансамбль распался?

— Нет, немного не так. В 1983 году у Векштейна появилось желание
обновить коллектив, набрать молодых, списать «стариков», что,
собственно, и произошло. Последним из старого состава
ушел я. А Володя Куклин (сидит рядом.Прим. авт.)
— уже из более позднего состава. Он успел поработать
в ансамбле «Поющие сердца», который потом превратился
в «Арию» (она образовалась «под крылом» Векштейна). Позже
«Ария» стала группой «Мастер». А Векштейн
опять набрал команду (где был Кипелов), которая и по нынешний
день называется «Арией», она очень популярна, собирает
стадионы. Надо отдать должное Векштейну, он всегда приглашал
только достойных музыкантов, «сливки». В «Поющих сердцах»
всегда была мощная «медная» группа, клавишные, ударные.
Если музыкант был настоящим профессионалом, он брал его хоть из
Ростова, несмотря на сложности с пропиской (в «Москонцерте»
можно было работать только с московской пропиской), помогал
устраиваться. Я, когда приехал в Москву, первое время
жил у него дома.

— Где сейчас Антонина Жмакова, жена Векштейна, певшая
у вас?

— Жива-здорова. Мы иногда общаемся. Она была на
презентации нашего диска. Антонина преподает в музыкальном
училище, у нее ведь высшее театральное образование.
Иногда поет (романсы, в основном).

— А когда вы возродились?

— В 2000 году. Из старого состава собрались я, Индроков,
Куклин, стали искать «крепких» музыкантов (пошли по
стопам Векштейна), пригласили Андрея Грегера, благодаря
ему в аранжировках ощущается свежая струя.

В то время, когда мы не работали, я всегда говорил музыкантам,
которые уже ни на что не надеялись: «Ребята, не волнуйтесь,
придет время профессионалов». Ну вот оно и пришло. Народ
потянулся к старым песням.

— И как нынче с концертами?

— Хорошо! Спрос на нас вдруг появился в прошлом году.
В конце декабря три дня выступали в Кремлевском
Дворце съездов. Пели перед Путиным. Из ВИА были мы и
«Поющие гитары». Людмила Путина давала обеды, нас пригласили.
И к Волошину на обеды в представительском доме Управления
делами Президента приглашали. Это «пафосные» концерты.

А в «России» был концерт «Ах, анекдот, анекдот…» (его
должно показать телевидение), мы там спели и рассказали
анекдот. В марте с ансамблем «Орэра» собираемся поехать
в Америку. У «Орэры» были концерты, посвященные их 40-летию,
в Москве, в «Новой опере». Мы все три дня пели у них.
Мощные были концерты! Многие известные артисты приходили
поздравлять юбиляров, выступали «Самоцветы» с Юрием
Маликовым, Нани Брегвадзе, Сосо Павлиашвили…

В 2001 году мы побывали на международном фестивале,
он шел три дня в Ханты-Мансийске. Пели Басков, Долина,
Сергей Захаров. Приезжала Ванесса Мэй.

В Москве нас приглашают на лучшие площадки. Побывали
недавно в Находке, во Владивостоке. И в Оренбургской области…

— Раньше вы пели под фонограмму?

— Никогда!

— А сейчас?

— Сейчас используем «минусовую» фонограмму на концертах.
Очень нам хочется делать все «вживую». В вашем городе
есть такая возможность. А в других — нет. Так что мы
готовы к любой работе. Когда есть рояль, и его используем.
У нас есть несколько классических произведений. В позапрошлом
году правительство Москвы проводило конференцию. После
нее был трехдневный круиз на корабле по Москве-реке,
по Волге. Мы там тоже работали. В первый вечер — выступление
ВИА «Поющие сердца». Во второй — этот же состав, но
вечер посвящен гитаре. Пели песни только под гитару.
Третий посвятили роялю. И до трех ночи работали, и до
шести утра. А последний вечер назвали «От «Битлз» до
сегодняшних дней». Мы исполнили несколько песен из репертуара
«Битлз», а потом спели все, что нас просили. Там была
француженка, после этого-то нас и пригласили в Париж.

— Из сегодняшних групп вам кто нравится?

— Очень нравятся «Песняры». Мы работали и с мулявинским
коллективом, и со вторым, где Валера Дейнеко. В марте
в Кремлевском Дворце съездов состоится концерт памяти
Владимира Мулявина — будем выступать.

Нравится «Премьер-министр». Я удивлен пафосом и шумихой
вокруг «Тату», которые на Западе заявили о России, даже гордость
какую-то испытываешь. Может быть, Россия и начнет завоевывать
мировые подмостки…

— А чем занимались музыканты, когда «Поющие сердца»
перестали существовать?

— Почти все продолжали заниматься музыкой. Я, например,
ушел в цирк. Была такая цирковая программа
«Россия на льду». Год мы работали в Латинской Америке.
Увидел экзотические страны, о которых и мечтать не
мог! Мексика, Никарагуа, Гондурас, Сальвадор, Коста-Рика…
Я не первый раз был в Латинской Америке. Впервые «Поющие
сердца» ездили туда в 1977 году, тогда мы три месяца
работали в двенадцати странах. Но с цирковым оркестром
(я играл там на бас-гитаре) увидел такую экзотику!
Побывал на всех пирамидах — и ацтеков, и майя. Купался
в озере Никарагуа, в котором вода… представляете?
— сладкая! А в Сальвадоре — в теплом озере, в чреве
действующего вулкана. Потом были Израиль и Греция, острова
Керкира, Пакси и Антипакси, где я, кстати, вспоминал
Байкал, в котором видна монета, брошенная в озеро (и
там, в морской воде, также просматривается дно).

— Книгу не думали написать?

— Мне это предлагали, и не раз. Очень много воспоминаний
о «Поющих сердцах». Мы объездили в свое время более пятидесяти
стран. На Кубе пели, на островах Тринидад и Тобаго,
в двенадцати странах Африки… Естественно, не обходилось
без приключений. Есть что рассказать. Но писать книгу…
Мне кажется, что еще время не пришло, что мы будем
жить вечно, не уйдем в мир иной… (Смеется).

(Кстати, во время знакомства Виктор сразу же предложил
не величать его по отчеству, сказал, что «несмотря на
седину и возраст, мы чувствуем себя молодыми. Ну и что,
что нам «полтинник»? Мы молоды душой!»).

* * *

Следующий концерт в Иркутске, Ангарске и Братске дадут «Земляне».
Радуйтесь, поклонники этого ВИА! Тем, кто хочет спеть
вместе с артистами «И снится нам не рокот космодрома»,
совсем скоро такая возможность представится (благодаря
концертно-гастрольному объединению «Фартас»). Следите за афишами!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное