издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Ирина Мазуркевич: Мы с мужем играли "папу-дочку"

В субботнем номере нашей газеты (15 марта) в рубрике "Петербургские встречи" читатели встречались с популярным актером Анатолием Равиковичем. Сегодня, как и было обещано, публикуем интервью с его супругой Ириной Мазуркевич.

О везении и случайностях

Ирину Мазуркевич, заслуженную артистку России, работающую
в Санкт-Петербургском Театре комедии им. Н.П. Акимова, вполне можно назвать
везунчиком. Судите сами. В 15 лет она легко, с первой
же попытки, поступила в театральное училище. Уже на первом
курсе стала сниматься в кино. В 18 лет ее пригласили
работать в театр, да в какой! В Ленинградский имени
Ленсовета. И кто пригласил — сам Игорь Владимиров…
В 19 она вышла замуж за Анатолия Равиковича, который
уже был известным актером и старше ее на 21 год. С тех
пор они вместе. Единственная дочка — студентка, но
не театрального вуза. («Нет к этому призвания, и слава
богу», — объяснила ее мама).

У Ирины есть работа, дом, любимая семья — все, о чем
только можно мечтать. В Театре комедии она играет Зойку
в «Зойкиной квартире» по Булгакову, с мужем — в спектакле
на троих «Хочу сниматься в кино», занята в шекспировских
«Виндзорских проказницах». Есть еще один проект («Петербург-концерт»
и творческое объединение «АРТ Питер») — спектакль «Картины
из жизни девицы Любови Отрадиной» по пьесе А.Н. Островского
«Без вины виноватые». Он идет в «естественных», исторических
интерьерах — в Доме Кочневой на набережной реки Фонтанки.
Под чудесную музыку в исполнении прекрасных музыкантов.
Мазуркевич играет «девицу» Отрадину и известную актрису
Кручинину одна. Тогда как в других театрах — петербургских,
московских — Отрадину, как правило, играет молоденькая
актриса, а Кручинину — другая, уже «звезда».

— Это благодаря тому, что Ира прекрасно выглядит, —
говорят ее партнеры по спектаклю.

— Ирина, вы просто везунчик! Скажите еще, что с детства
мечтали стать артисткой…

— Нет, мечтать не мечтала. Родилась я в Мозыре (это
в Белоруссии). О чем мечтать? Никакого учебного заведения
там не было. Мои подружки разузнали, что в Горьком есть
театральное училище, поехали туда, и я к ним примкнула.
Мы вчетвером после восьмого класса отправились поступать.
Я поступила, а им тогда не повезло. А позже они, кстати,
все трое закончили питерский институт культуры.

А дальше… В наше училище приехал ассистент режиссера,
увидел меня, попросил фото для режиссера Титова. Меня
несколько раз вызывали на пробы и утвердили.
В 16 лет я снялась в «Чуде с косичками», сыграла гимнастку
(прототип Ольги Корбут). А в 17 — в «Арапе…»

— Голова от такого не пошла кругом?

— Да нет. Я воспринимала все это как само собой разумеющееся:
ну, повезло, ну, еще раз, и еще, и опять… Жила сегодняшним
днем. Потом, кстати, я от многого отказывалась. Например,
мне было лень куда-то ехать, не хотелось расставаться
с молодым человеком. Или предлагали такой бред! Или
вызывали на пробы на «Мосфильм», а в результате снималась…
Гурченко (!), которая меня намного старше. Мне было
16-17 лет, а ей — под 40.

— А в Ленинград вы как попали?

— Тоже случайно. Игорь Петрович Владимиров, главный
режиссер Театра имени Ленсовета, был у нас в год выпуска
председателем ГЭК (обычно им был московский режиссер).
Тогда его театр был в самом расцвете. Блистали Фрейндлих,
Равикович, «подтягивался» Боярский. Про Фрейндлих и
Равиковича нам рассказывали педагоги в училище. Я даже
не мечтала о том, чтобы их увидеть, не то что работать
вместе с такими великолепными актерами!

В общем, Владимиров взял в свой театр несколько человек
из нашего училища.

О массовке, форме и диетах

— Но сначала вы прошли через массовку?

— И массовка была, и роли. А без массовки никак нельзя.
Надо «потоптать сцену» ногами, чтобы понять, что к чему.
Некоторые зрительницы вспоминают до сих пор: «Ой, как
вы играли в массовке в «Левше»! Видно было, как старались!»
Мы с Ларисой Луппиан (и сейчас-актриса Театра им. Ленсовета,
народная артистка России, жена М. Боярского. — От авт.)
по очереди танцевали блоху и еще народ изображали. Нам,
кстати, нравилось играть в массовке! Даже там недопустимо
«отбывать» на сцене безразлично, с холодными глазами,
зритель все видит…

— Сегодня в Театре комедии у вас всего три спектакля…

— Да, немного. Но это роли, которые я люблю, они мне
интересны. Совсем необязательно играть много.

Был период, когда у меня было очень много ролей одновременно,
но не могу сказать, что это очень хорошо. Тогда спектакли
шли по 10-12 лет и даже больше, и хотя морально они
устаревали, но зрители на них еще ходили, и поэтому
их не снимали с репертуара. Актерам для этого надо держаться
в форме. Только представьте, что я еще до прошлого года
играла Принцессу в «Тени» Шварца! А ей 18 лет… И мне
еще наши билетеры говорили: «Ирочка, не отказывайтесь!..»
И Татьяна Сергеевна (Казакова, худрук театра. — От
авт.) говорила: «Нет-нет, давай играй, больше некому».
А мне самой-то уже это не очень интересно. Все-таки
мы взрослеем, растем, и хочется новых впечатлений…

— Ирина, чтобы быть в хорошей форме, вы придерживаетесь
каких-то диет? Не коснулась ли вас, например, самая модная
из них — «кровавая»?

— Боже сохрани! Кому-то надо на них сидеть, а кому-то
нет. В детстве я занималась художественной гимнастикой.
Может быть, оттуда осталась стройность… Я думаю,
что большую роль играет и наследственность. Я — в бабушку,
которая всю жизнь была сухощавой, подвижной, энергичной.
Главное — не давать себе распускаться, не переедать,
следить за своим весом с юных лет. Один-два килограмма
можно сбросить, а больше — очень тяжело. Все должно
быть в меру. И тогда не надо сидеть ни на каких сумасшедших
диетах.

О муже, личной жизни и… «извозе»

— Равикович сказал, что играть на сцене с женой
очень тяжело. А вы что скажете?

— Смотря что играть.

— Дома вы вместе не репетируете?

— С ума сошли?! Дома репетировать! Дом — это дом,
а работа — это работа. Невозможно дома репетировать, даже
если спектакль на двоих. Надо обязательно сменить обстановку.
В театре рождаются другие эмоции, чувства.

Играть с мужем папу-дочку можно, просто знакомых
— можно, а вот супругов, любовников — тяжело. С посторонним
намного легче. Мы с Равиковичем вместе много играли.
Чаще всего — папу-дочку (в спектаклях «Ромул Великий»,
в чеховском «Предложении», сейчас и не вспомнить, где
еще). В спектакле «Хочу сниматься в кино» я играю его
любовницу. В «Биографии» Фриша мы были супругами.

— Вам говорят на улице: «Вы похожи на артистку
Мазуркевич!»

— Говорят. Я, правда, мало хожу пешком — на машине
езжу. (Ирина сама водит машину. — От авт.). Но в магазинах,
например. Многие думают, что я живу в Москве. Меня в
Москве, кстати, больше узнают, чем здесь. Просто на
каждом шагу, не пройти! В Питере узнают те, кто в театры
ходит, знают меня по спектаклям.

— В Москву перебраться не было мысли?

— Иногда хочется. В Москве, конечно, больше работы.
В Питере сложнее, здесь намного меньше возможностей…

Раньше (лет 13-15 назад) нас с мужем звали в Москву
работать — в театр Советской Армии, но мы не поехали.
В Петербурге ритм жизни другой, здесь уютнее. Москва
— сумасшедший город, там ой как тяжело. Такие расстояния,
«пробки»… Я была там недавно. Из Дома актера мне надо
было мчаться в Останкино. Один переезд — и день закончился!
По-моему, там люди мало общаются друг с другом — я
заметила. Я была у одной знакомой московской артистки
в гостях, и она мне сказала: «Ты у меня первая за три
года! Никто из москвичей давно не был». То ли не успевают,
то ли устают, не знаю.

Я не сумасшедшая фанатка своей профессии, мне хочется
и работать, и отдыхать, чтобы все было в гармонии, не
люблю крайности, перегибы, когда ты все отдаешь только
театру и у тебя нет никакой личной жизни. Это всегда
бывает до определенного момента, потому что позже, с
возрастом, у артиста начинает находиться время для личной
жизни, но тут-то и выясняется, что ее нет, она не сложилась.

— Многие красивые и талантливые актрисы одиноки…

— Да. Кто-то предпочел личной жизни работу, считал,
что это важнее. Кто-то ждал. Кто-то выбирал.

Для меня личная жизнь никогда не была на втором месте
после театра. Зацикливаться на одной работе? А где же
брать эмоции, энергию, разрядку? Нужны новые впечатления.
И в жизни столько всего интересного! Все хорошо в свое
время. В молодости, наверное, так и надо жить — гореть
на работе. И мы играли по 30-35 спектаклей в месяц —
вместе с утренниками. Но у человека обязательно должны
быть дом, семья. Неспроста ведь говорят, что счастлив
тот, кто после работы хочет идти домой, а из дома —
на работу…

— Ваш муж сказал про вас: «Она очень организованный
человек. Я поймал себя как-то на мысли, что мне не страшно
оставлять ее одну после своей смерти: она не пропадет.
У нее есть воля, есть хватка, есть умение. Если вдруг
не театр — будет что-то другое. Сядет за руль, наймется
в какую-нибудь организацию и будет возить». Неужели?!

— Конечно. Я сама так говорю. (Улыбается).

Был такой период, когда не было денег, я садилась на
машину и занималась извозом. За день можно было заработать
достаточно денег. Слава тебе, господи, это было недолго.
Не так давно, кстати, году в 1986-м…

Фильмы, в которых снималась Ирина Мазуркевич:

«Чудо с косичками»,

«Сказ про то, как царь Петр арапа женил»,

«Трое в лодке, не считая собаки»,

«О бедном гусаре замолвите слово»,

«Все будет хорошо»,

«В зеркале Венеры»,

«Коллекционер» и другие.

Сериалы «Улицы разбитых фонарей» (эпизод «Честное пионерское»),
«Агентство».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное