издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Театр, где живут голос, душа, мысль

Единственный в России театр рок-оперы побывал на гастролях в Иркутской области

!I1!Санкт-Петербургский государственный театр «Рок-опера»,
«родителем» которого является знаменитый вокально-инструментальный
ансамбль «Поющие гитары», знает, наверное, вся страна.
«Легче назвать города, где мы еще не были, — говорят
артисты, — чем перечислить те, где были. Во всяком
случае, во всех областных центрах выступали — это точно».

В Иркутск театр приехал впервые. А также в Ангарск и
Братск. Привез три своих хита — рок-оперы «Юнона» и
«Авось», «Иисус Христос — суперзвезда», «Орфей и Эвридика»,
а еще изумительную «Сказку о мертвой царевне и о семи
богатырях».

Естественно, петербуржцы были наслышаны об идущих в Иркутске
с успехом уже несколько лет постановках («Юноне» и «Иисусе…»
в музыкальном театре). Художественный руководитель «Рок-оперы»
заслуженный деятель искусств России режиссер Владимир
Подгородинский накануне гастролей посмотрел иркутский
спектакль «Иисус Христос — суперзвезда», встретился
с давними друзьями — режиссерами Натальей Печерской и
Павлом Степановым (исполнителем главной роли). Когда-то
они все вместе творили в Красноярске. Потом Павел работал
в петербургском коллективе, пел партию графа Резанова
в постановке Подгородинского. Позже петербуржцы помогали
иркутянам в постановке спектакля «Иисус Христос…»
(Санкт-Петербургский театр первым в нашей стране поставил
на русском языке знаменитую оперу Уэббера и Райса, идущую с
успехом во всем мире).

!I2!И вот гастроли. Одни приняли спектакли с восторгом.
Другие — нет. Вот мнения: «Изумительно! По-питерски
стильно, интеллигентно. Голоса всех актеров, без исключения,
превосходны»; «Здесь нет ни хора, ни балета, даже
оркестр записан на фонограмму. Нет декораций. Это не
театр. Просто ансамбль, пусть и хороший (вокальные данные, конечно,
великолепные)». Естественно, сравнивали постановки.
Кто-то со знанием дела произнес: «Питерский режиссер смотрел
иркутский спектакль и сказал, что завидует нам!»

— Конечно, я завидую, — ответил на мой вопрос Владимир
Иванович. — Театров такого уровня, как в Иркутске,
оснащенных столь великолепно, нет, пожалуй, больше нигде
— ни в Кемерове, ни в Новосибирске, ни на Дальнем Востоке…
И мне бы тоже хотелось делать свои спектакли с хорошим
звуком, светом, я знаю, как с этим работать, мечтаю и
о голографии. Но нет таких возможностей. А делать спектакли
с потугой на богатство, на оригинальность — это будет
смешно. Поэтому пусть лучше ничего не будет или будет
то, что есть…

Наташа (Н. Печерская, художественный руководитель Иркутского
музыкального театра. — Прим. авт.) совершила подвиг, поставив несколько
рок-опер. Она создала репертуарный театр, у него широкий
диапазон…

Жаль, что иркутяне не увидят «Корабль дураков» — нашу
прошлогоднюю премьеру. На мой взгляд, спектакль интересно решен
и более яркий по сценографии…

!I3!Да, у нас нет «летающих слонов» на сцене, суперэффектов.
Но мы не стыдимся этого. Зато у нас хорошие актеры.
Многие известные в стране люди (Эдуард Артемьев, Андрей
Петров…) любят наш театр и высоко отзываются о нем.
К примеру, московский обозреватель Валерий Кичин называет
его «Бродвей на берегах Невы», отмечая в своих рецензиях
безусловно высокий уровень спектаклей. Несколько
раз наши рок-оперы слушал Святослав Бэлза и сказал,
что если бы в «Золотой маске» была номинация «спектакль-долгожитель»,
то победил бы наш «Иисус».

У нас нет декораций? Хм, с ними любой сможет
поставить спектакль. А попробуй-ка сделать его в пустом
пространстве, осуществить без всяких прибамбасов действие,
которое удерживало бы внимание зрителя два часа, чтобы
это было интересно! У нас есть голос, душа, мысль.

У нас передвижной театр. И, конечно, я мечтаю
заполучить первоклассную технику, такой свет, как у вас.
Естественно, спектакль бы от этого
только выиграл. Ведь «пустое пространство» (так, кстати,
ставит режиссер-классик Питер Брук) — это не просто
так. Андрей Кончаловский, поработавший в Америке, в
Голливуде, много повидавший, посмотрев нашего «Орфея»,
принял работу безоговорочно. Он сказал: «Это не выглядит
бедно. Это выглядит достойно».

У нас нет балета? Даже если бы
нам дали десять очень хороших балетных, я лучше бы взял
еще вокалистов. Когда я пришел в коллектив, там работали
несколько балетных артистов (правда, не самые лучшие),
я предложил им уволиться. Потому что балет сразу виден.
Что меня раздражает в современном музыкальном театре так
это то, что балет двигается по-своему, хор — по-своему,
и в итоге получается пластический винегрет. Естественно,
вокалист не двигается так, как артист балета. Но я считаю, что наши актеры достаточно хорошо
обучены движению, пластике…

!I4!У нас, к сожалению, нет даже театрального помещения в родном городе,
словно у самодеятельного коллектива, — вот еще один вопрос.
Но это уже, извините, наша питерская бедность. Выдающийся
балет Бориса Эйфмана тоже не имеет своего помещения,
играет премьеру в Нью-Йорке, в «Метрополитен-Опера»,
только потом привозит спектакль в родной Петербург.
«Бездомны» и замечательный балет Аскольда Макарова и балет Бориса
Брускина… В городе огромное количество коллективов,
только городских театров — 28, областных — 13, плюс
оркестры, студии… На всех денег, естественно,
не хватает. Рок-опера родилась в Ленинграде, наш театр
— единственный в России, у него хороший репертуар,
его надо бы поддерживать. Но если нет средств?..
Мы с самого начала были коллективом-передвижником,
с гастрольной «природой», эта традиция закрепилась.

У нас есть репетиционный зал в полуподвальном помещении.
В этом доме (N 185 по набережной реки Фонтанки) жили
в бельэтаже родители Пушкина, и Александр Сергеевич
именно там писал знаменитую поэму «Руслан и Людмила»…
Представляете, какой у нас царит дух, какая аура?!

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное