издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Всех сводила с ума Ханума

Людмила Макарова

Кто не знаком с Ханумой? Этой ролью прославилась блистательная,
неподражаемая Людмила Макарова, петербургская актриса.
Спектакль, ставший классикой, театральным бестселлером,
поставил выдающийся режиссер Георгий Товстоногов. Он
долго шел в Ленинградском БДТ им. М. Горького, позже
была сделана его телевизионная версия, и со знаменитой
свахой познакомилась вся страна. Я посмотрела фильм
по ТВ в Иркутске. А вскоре увидела народную артистку
СССР Л. Макарову «живьем» — в спектакле-бенефисе «Дорогая
Памела» на сцене ее родного БДТ им. Г.А. Товстоногова.

Могла ли я не напроситься на интервью к актрисе-легенде?
Шутка ли: Людмиле Иосифовне 82 года, и она 65 лет служит
в театре! 34 года из них работала с Товстоноговым…
Была женой знаменитого актера Ефима Копеляна…

Мы встретились в ее гримерке. Когда-то тут «царствовала»
знаменитая Мария Александровна Призван-Соколова, любимая актриса
Макаровой. Здесь есть и ее снимки… Обычно у актеров
по стенам развешаны афиши и фотографии спектаклей, где
они были заняты. У хозяйки же этой гримуборной, помимо всего прочего,
— портреты симпатичных псов.

— Мои любимые собаки! — рассказывает Людмила Иосифовна.
— Уже 30 лет они у меня одной породы — жесткошерстный
фокстерьер. Были Пеле, Гранатик. Сейчас — Джина…

А среди «всего прочего» — конечно, Ханума. Визитная
карточка актрисы.

Любимый спектакль

— Удивительно, как в такой русской актрисе Товстоногов
разглядел Хануму!..

— Актриса должна все уметь, перевоплощаться в кого
угодно. И потом, когда проведешь столько лет с Георгием
Александровичем и в большой дружбе с актерами… Было очень легко играть
и репетировать. У нас собралась грузинская
группа: художник, балетмейстер, композитор. Мы так весело
и интересно репетировали! И довольно быстро сделали
спектакль. Публика до сих пор о нем вспоминает. Даже
сейчас в кассе спрашивают: «А когда «Ханума» будет?»

— Сколько вы ее играли?

— Очень долго и много, больше 300 спектаклей, наверное.
Пока не начались печальные события в нашем театре —
один за другим стали уходить из жизни актеры: Копелян, потом
Стржельчик. Короче говоря, спектакль сошел. Восстанавливать
его было трудно. Несколько раз пытались, но не получилось.
Хорошо, что остались воспоминания. И до сих пор зрители
смотрят «Хануму» по телевизору. Мне даже из Тель-Авива
звонили и говорили, что смотрели (там же много
наших, ленинградцев), и в таком восторге все! Это был
наш любимый спектакль. Так что если вы его посмотрели,
я очень рада за вас (заразительно смеется).

— Теперь, наверное, ваша самая любимая роль — Памела?

— Сейчас — да. Потому что она — единственная. Все
мои роли уже ушли. Вместе с моими партнерами. Восстанавливать
спектакли, которые делал Товстоногов и в которых играли
такие замечательные актеры, очень трудно. Хотя и
говорят, что незаменимых нет… Есть, есть!..

Долгое время у меня ничего нового не было. Доигрывала
«На всякого мудреца довольно простоты». Пока Евгений
Алексеевич Лебедев не умер. Потом, уже без Георгия Александровича,
поставили «Женитьбу Бальзаминова», тоже долго играли.
А потом наступил мой 80-летний юбилей. Я предложила
«Дорогую Памелу», Кирилл Лавров согласился (художественный
руководитель БДТ. — Прим. авт.), чтобы для меня ее
поставили… Публика принимает спектакль великолепно.
Роль замечательная. Таких ролей очень мало — возрастных,
с юмором. Я была очень увлечена ею и до сих пор играю
ее с удовольствием.

Кино

— Про вас пишут: «Роман с кино у нее не сложился».
Это так?

— Особого романа у меня не было, так что и нечему было
складываться. По этому поводу у меня не было особой
печали. Были какие-то небольшие роли. Было даже несколько
довольно хороших ролей, но картины не проходили; знаете,
как часто бывает: раз-два, и все. Очень давняя история
— фильм «Степан Кольчугин», где я играла с Юлианом
Паничем. Хорошая роль. Были какие-то предложения совсем
не интересные. Я была не очень заинтересована в кино.
Мне казалось, что там я хуже, чем в театре. Зачем
тогда мне это? Думаю, что была права.

65 лет на сцене

— Вы всю жизнь служите в одном театре…

— Нет, в войну работала в Театре Балтфлота. Там были
замечательные актеры. Недавно мы, те, кто остался, встречались.
Нас уже очень мало: я, Иван Дмитриев, Герман Орлов,
Олег Милявский… Вся война у меня связана с ними. Сначала
это были бригады. Мы играли по разным портам (ездили
на лодочке), на кораблях, однажды даже в подводной лодке.
Потом сделали большой спектакльы «У стен Ленинграда»
(к нам приехал Вишневский, дал пьесу, ее поставил Пергамент,
наш художественный руководитель), играли его в ДК «Выборгский». После блокады ездили с театром в Москву
и в Новороссийск. А потом вернулся из эвакуации, из
Кирова, Большой драматический театр. И я пришла сюда.
Потому что ставили «Вишневый сад», а эта роль (Анечки)
была моей самой первой — я играла ее еще до войны.
Мой муж Ефим Захарович Копелян уже демобилизовался
из армии, пришел в театр, и я с тех пор, с 1945 года,
не выхожу отсюда.

Сегодня работаю, сколько полагается. Сейчас в театр
приходят новые режиссеры, и многие из них не хотят связываться
со мной. Не думаю, что они знают, сколько человек играл,
может ли еще что-то сделать. Главное — бабе много лет.
Видно, я им неинтересна. Поэтому и не получаю никаких
предложений. Но просить, выпрашивать «Дайте мне роль!» — не буду.
Я очень много играла. Очень много видела — мы ездили
с театром по всему миру. Так что не могу обижаться.
Ролей для моего возраста не так много, и все они играны-переиграны.
Памела мне очень помогла. Надеюсь, что долго буду ее
играть, пока жива и здорова. Эту роль играют чуть ли
не во всех городах. В Москве Ольга Аросева свой юбилей
тоже встретила этой ролью. У нас в Петербурге собираются
ставить антрепризный спектакль «Дорогая Памела»…

Вы знаете, сейчас как-то все стали моложе меня. (Хохочет).
Мне 82 года. У меня много друзей. Живу с сыном. И с
собакой. Замуж я больше не выходила.

— О сыне расскажите…

— Кирилл был неплохим артистом. Но случилась жуткая
история. Его избили до полусмерти, едва вытащили из
комы. Он инвалид первой группы, уже пять лет нигде не
работает. Это моя печаль. И мой крест. Наверное, я в
чем-то согрешила…ы Сын не женат. К сожалению, у меня нет внуков.
Вот и вся моя жизнь.

Но я большой оптимист. По-моему, это видно по моим ролям.
Конечно, живу я скучно. Без театра, без ролей жить
скучно. Правда, я в худсовете, все время со всеми вижусь,
друзья ко мне хорошо относятся. Но хотелось бы немного
больше участвовать в театральной жизни. Актрисам вообще
очень трудно в театре. Например, такая яркая актриса, как
Нина Усатова, играет всего один спектакль. Она совершенно
замечательно играла в «Кадрили», в «Женитьбе Бальзаминова».
К великому сожалению, не занята Зинаида Шарко. Но она
молодец, играет в антрепризах, снимается в кино, не
сидит без дела. То ли режиссеры боятся нас, старых баб,
то ли еще что…

Копелян

34 года Людмила Макарова была женой Ефима Копеляна.
Знаменитый артист блестяще играл на сцене БДТ, в театре
его боготворили, он много снимался в кино (фабрикант
Савва Морозов в кинофильме «Николай Бауман», Свидригайлов
в «Преступлении и наказании», Бурнаш в «Неуловимых мстителях»…).

— Поженились мы в 1941 году, в мае, перед самой войной.
Познакомились в театре. Но поженились не сразу, прошло
два года «приглядки». Он был почти на 10 лет старше.
А сколько у него было поклонниц!

Что сказать? Я живу воспоминаниями. Это было чудесное
время. До сих пор мне его не хватает. Я одна. Когда муж
ушел из жизни, я была еще в приличной форме, но не могла
себе даже представить, что в мой дом войдет какой-то
другой мужчина, а не Фимочка!

Он был старше, умнее меня, многому меня научил — отношению
к жизни, к людям…

— А вместе вы играли?

— Очень мало. Моими партнерами были Стржельчик, Лавров.
В молодости мы с Ефимом Захаровичем играли мужа и жену
в «Девушке с кувшином». Потом — в спектакле «Шестой
этаж» (тоже мужа и жену). Ох, какой был зажигательный
спектакль (первая постановка Георгия Александровича)!

Я очень любила эстраду, а Фимочка — нет. Все-таки однажды
я уговорила его сыграть в концерте «Хозяйку гостиницы»
Гольдони — чудесный отрывок. Он очень не хотел, а потом
все-таки согласился. И прекрасно сыграл! Потом, когда
его не стало, мы играли это с Владиком (Стржельчиком).

— Говорят, будто бы Товстоногов, когда умер Копелян,
сказал: «Из театра ушла совесть»…

— Да. Все знают, что Ефим Захарович был замечательным
артистом и человеком. Никогда не вмешивался ни в какие
интриги. Хотя должна честно сказать, что в нашем театре
не было интриг. Георгий Александрович это очень не любил
и так воспитал нас. И до сих пор у нас в театре атмосфера
все-таки неплохая по сравнению с другими театрами…

У Копеляна было потрясающее чувство юмора. Хотя вид
у него был довольно грозный. И некоторые наши ребята,
особенно молодые или новички, кто плохо его знал,
немного даже побаивались его. А он был замечательным,
справедливым, добрым, очень смешливым человеком.

Как мы жили? В жизни всякое ведь бывает. И поругаемся.
И выпьет, бывало. Очень любил играть в карты. Друзей
приводил домой, был очень открытым. У нас не было богатства,
хотя в последнее время Фима довольно много снимался
в кино. Была машина. И дача, купленная напополам с моей
мамой. Когда люди приходили, у нас всегда была хотя
бы квашеная капуста. И водочка. Он так мне и говорил:
«Значит, так. Сегодня мы будем играть (в карты). Купи
поллитровочку. И капустку поставь. Больше нам ничего
не надо». В преферанс он играл замечательно! С юмором.
Я сидела в другой комнате и просто наслаждалась…

— Поклонницы мужа досаждали вам?

— Нет. Наверное, он так вел себя, что они были на расстоянии.
Ему писали письма (дикое количество!), дарили подарки.
Со всей страны писали — и школьницы, и учителя, и
все-все-все.. С годами он становился все красивее и
красивее. Был такой мужественный, интересный, с усами.

Сейчас уже я думаю: господи, даже если он кем-то и увлекся когда
(он ведь много ездил), это же счастье! Теперь, «с
высоты» прожитых лет, я так думаю: даже если у него и
было что-то (мы же актеры, мы должны увлекаться),
то слава тебе, господи. Я сама увлекалась партнерами.
И он это видел — как у меня горели глаза. Но все было
в меру. Это наша жизнь. Иначе какие мы артисты, если
будем «сухарями»? Не думаю, что можно жизнь прожить
и ни на кого глаз не положить. Так ведь не бывает. Но
это никогда не мешало нашей жизни и нашим отношениям…

Секреты молодости

— Людмила Иосифовна, вы прекрасно выглядите. Замечательно
играете. Попробую разгадать ваши секреты. Молодость
души? Веселый характер?

— Наверное. И еще. Честно скажу, я никому не завидую.
Злость, зависть всегда отражаются на лице, это заметно.
Я неплохо прожила свою творческую жизнь. Годы идут.
Но что поделаешь?

Я люблю бывать на свежем воздухе. Обычно с мая живу
на даче. Устраиваю себе там «растительную» жизнь, отдыхаю,
занимаюсь только готовкой. Люблю готовить, правда,
если бы еще мне кто-то приносил продукты…

Конечно, я слежу за собой. Нас всех приучил к этому
Георгий Александрович. Когда мы приходили в театр, все
были подтянуты, хорошо одеты. А когда наряжались на
какой-то праздник, он говорил: «Ох, какие у меня артистки
красивые!» Так что он все-все за нами замечал. Все наши
достоинства и недостатки. (Улыбается).

Меня спасают воспоминания. Характер у меня, вероятно,
от мамы. У нее была довольно сложная жизнь. Но она как-то
умела быть жизнерадостной, веселой. Думаю, и меня этим
наградила. Я ей очень благодарна… Иначе бы совсем
плохо было. Во всех отношениях…

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное