издательская группа
Восточно-Сибирская правда

"Толстеть -- гораздо романтичнее!"

В конце прошлого года любители нашего, российского, кино, не отрываясь от телевизора 24 вечера подряд, запоем смотрели сериал питерского режиссера Дмитрия Месхиева "Линии судьбы". Одна из героинь -- гадалка по имени Жанна, квартирантка Валентины Талызиной, живет и работает в Петербурге. Зовут ее Наталья Суркова. Заслуженная артистка России, ведущая актриса Молодежного театра на Фонтанке, которым руководит Семен Спивак. В Питере ее хорошо знают по театральным работам, поклонники этого замечательного театра смотрят спектакли по многу раз. А посмотреть, уж поверьте, там есть что!

!I1! Нас познакомил Спивак. В театре. Роскошная красавица
Жанна в жизни оказалась… какой-то другой. В чем дело?
Не могу понять. Телеэкран приукрашивает? Хорошая работа
киношных стилистов, гримеров? Актриса готовилась к
выходу на сцену. По роли у нее на лице — никакой косметики.
Да еще огромное, широченное платье. Сразу уловив мое смущение, она рассмеялась:
«Это я потолстела для фильма!»

Еще она сразила меня тем, что тут же предложила: «Поговорим,
когда вам будет удобно. Да хоть после спектакля…»
Улыбчивая, приятная. Батюшки, а мне наговорили, что
она неприступная, что к ней не подойти.

Одиночество… от красоты

— Столько о вас услышала: гордая, сдержанная, строгая!..

— (Смеется). Есть такое мнение. Да, у меня характер!
Я его очень долго воспитывала, потому что в детстве
была совершенной размазней. У меня очень сильная мама.
Я, такой «одуван», долго находилась под ее крылом.

Я просто очень требовательно к себе отношусь. Не пытаюсь
быть хорошей для всех, потому что считаю это бессмысленным.
Не считаю нужным заискивать перед людьми, лебезить.
У меня что в любви, то и в дружбе: как правило, все
происходит с первого взгляда, то есть «своих» людей
я нахожу практически с первой встречи. И обычно это
остается либо надолго, либо на всю жизнь. Но настоящих
друзей у меня мало. Хотя одинокой себя не чувствую.

Помню, в детстве у меня было очень плохо с подружками.
Я так нуждалась в них! А они… То ли во мне не нуждались,
то ли я не тех выбирала. Позже у меня появилась мысль,
что присутствовала элементарная девичья зависть.

— Понимаю: из-за яркой внешности. У нас в классе была
девочка необыкновенной красоты. Да еще из небедной семьи.
Девчонки ее ненавидели! Я была у нее единственной подругой
и когда переехала в другой город, Танька осталась совсем
одна. Она мне такие слезные письма писала!..

— Вот-вот. Из-за яркой внешности. Из-за внешнего благополучия.
Потому что мама делала все, чтобы у меня многое было.
Я росла в Горьком, где не хватало ни колбасы, ни масла,
а что означает иностранное слово «майонез», даже
не знали. У меня же было все. У мамы — такая работа,
что она часто ездила в командировки в Москву, в Ленинград,
все привозила. И я считалась благополучной, по тем меркам,
девочкой. Хотя сейчас это звучит, конечно, смешно. Я
могла ходить в красивом пальто. У меня был модный чешский
значок «вишенка». Тогда это было!.. Не знаю, с чем и
сравнить. Ну как шестисотый «Мерседес» сегодня. А у
меня таких значков штук шесть было: «смородинка», «малинка»…

В общем, так получилось, что после душевных ран я долго
не нуждалась в подругах.

— Зато мальчишки-то бегали табунами…

— Было. Никогда не чувствовала себя обделенной мужским
вниманием. Правда, я была очень высокой, просто огромной.
С первого класса на голову выше всех. Мальчишек это
немного смущало. Помню их взгляды — в этом-то недостатка
не было. Меня редко когда может смутить мужчина взглядом.

«Актриса Спивака»

— Наташа, у меня такой странный, может быть, вопрос:
что значит быть «актрисой Спивака». И еще петербургские
издания пишут о вас: «избалованная Спиваком»…

— (Улыбается). Быть избалованной Спиваком — значит
иметь очень высокую планку. По отношению к себе, к режиссеру,
к искусству. Если ты эту высоту взял, то чего тебе уже
бугорки-то перепрыгивать? И, конечно, хочешь не хочешь,
но когда работаешь с другими людьми, меряешь их по уровню
Спивака. И очень серьезно относишься к себе. Я знаю,
что если у меня роль не получится, я что-то не сыграю,
завалю спектакль, то получу, что называется, по первое
число. Не потому, что я такая капризная, а потому, что
очень требовательная. И в первую очередь, требовательная
к себе. И к людям, которые рядом со мной, отношусь так
же. Почему, если с меня требуют, рядом со мной находящийся
человек должен себя жалеть и недорабатывать в своей
профессии? (Я не говорю об актерах). «У меня маленькая
зарплата!» — обычная отговорка. Ну не работай здесь!
На компромисс мне уже идти не хочется.

А быть «актрисой Спивака», думаю, значит быть человеком,
которого он понимает, чувствует, перед кем не боится
обнажить свою душу, открыть свои замыслы (ведь часто
это не так просто). Самое главное, наверное, иметь такой
подарок, как веру в себя.

У нас в театре почти как в семье. Дома мы можем выглядеть,
как угодно, зная, что родные нас поймут, что любят нас
любых: неэффектных, ненакрашенных, без кудрей… И здесь
я знаю, что могу быть любой. У меня может что-то не
получаться, но он в меня верит. И он меня знает. Так
же и он: может прийти в каком-то «не таком» состоянии,
я его пойму и не буду предъявлять претензий. В этом
многое заключается, настолько родственные отношения
между людьми в работе, в искусстве.

Да, я актриса Спивака. В Петербурге ко мне так и относятся.
После того, как я два-три раза под благовидным предлогом
отказалась от других спектаклей, театров, меня ведь
больше и не приглашают. Может быть, это и хорошо. Я
уверена: если роль твоя, она и будет твоей, дождется
тебя. Если же не твоя, то не надо ее ни у кого рвать.
Потом тебе за это не очень хорошо воздастся. Я отказывалась,
потому что понимала: Спивака они не переплюнут.

— Но в родном театре у вас всего три спектакля! Это
же мало…

— Вы знаете, для меня важно не количество, важно качество.
Можно не вылезать из театра, играть по 30 спектаклей
в месяц, но тебя никто не будет знать и твои роли ничего
не будут для людей значить. А я играю три таких самых
звездных спектакля! («Звездных» — это мнение многих
людей: зрителей, профессионалов, оно сходится с
моим). Для меня эти роли, настолько разные, очень важны.
Редкая актриса может мечтать о таком разноплановом
разбросе самой себя (разбросе в хорошем смысле слова),
начиная от девочки Али в спектакле по пьесе Мрожека
«Танго», который Спивак поставил еще в Молодом театре
при Ленконцерте и который мы играем уже 18-й год, и
заканчивая графиней де Сен-Фон в «Маркизе де Сад». И
где-то между ними, посередине, роль Маши в «Касатке»
по пьесе Алексея Толстого. Я не умаляю достоинств других
наших спектаклей, отнюдь, но на эти зрители любят ходить
по многу раз! Это как мхатовская «Чайка» (особенно «Танго»).
Это, считают многие, спектакли «не для всех». Интеллектуальные.
Я была сейчас в Москве. Первое, о чем меня там спросили:
«Когда у тебя «Маркиза»?»

В общем, мне не «мало». Кроме того, у меня есть семья,
дочь, которую нужно воспитывать, уделять ей массу внимания.
Вы ведь понимаете, что никто не заменит ребенку мать.
Я не хожу ни на какие тусовки. Ну, во-первых, мне уже
этого не хочется (они хороши в юности). А во-вторых,
просто некогда. Я понимаю, что краду это время у своего
ребенка.

Линии судьбы

— Наташа, как вы попали в сериал Дмитрия Месхиева?

— Представьте, я не хотела
туда идти! Откуда же мне было знать, что роль Жанны
станет для меня знаковой? В кино очень трудно предугадать,
будет это шедевром или не будет.

Мне позвонила ассистент по актерам Лариса Сергеева:
«Наташа, вы не могли бы прийти на пробы?» Узнав, что
снимать будет Месхиев, я отказалась: «Нет, спасибо,
я не пойду!» Про него много чего говорили. (Вот и верь
после этого сплетням!) Я была очень удивлена, что Лариса
меня долго уговаривала. Давайте, говорит, купим лотерейный
билет, чтобы выиграть. Обычно ведь как бывает: нет?
Ну и до свидания! Лариса очень трепетно относится к
актерам, с восхищением, ходит в театры, смотрит спектакли.
А еще она сразила меня тем, что сказала: «Я показала
Месхиеву вашу серию «Менты». Что за ассистент по актерам,
который показывает режиссеру кассету?! Ну, хорошо, думаю,
пойду. Чтобы от меня, честно говоря, отстали.

А во время проб мне стало так интересно с Месхиевым!
Это тоже тот редкий, в кино, режиссер, который умеет
работать с актерами. Вышла я в недоумении. Мне захотелось
еще поиграть! И вдруг через две недели мне звонят и
говорят, что я утверждена. Я была поражена.

— Какой была обстановка на съемочной площадке?

— Замечательной! Чувствовала себя, как дома. Работали
мы с утра до ночи, у нас были нежнейшие отношения. Артисты,
которые работают с Месхиевым, просто потрясающие люди!
Сережа Гармаш, Костя Хабенский, Ира Розанова… С Талызиной
мне так легко было! Теперь, когда приезжаю в Москву,
попробуй не позвонить ей! Вы что, убьет…
А потом с Гармашом, Хабенским мы стали работать в следующем
фильме Месхиева — «Свои». Еще появились Богдан Ступка,
Аня Михалкова, удивительный человечек. Все — личности.

— Вы плавно перешли из одного фильма в другой?

— Да уж! Там целая история.

Через четыре месяца меня вызвали на пробы в фильм «Свои»
(мы его сняли недавно).

— Месхиев, тебе нужны артистки? — спросила я.

— Нужны две. Но ты, Наташечка, любимая моя, не подойдешь.
У тебя жопа маленькая. Мне нужна девка в теле. Фильм
про деревню, про войну…

Я не такая уж и худая, но ему подавай толстую бабу.
Отъелась за неделю. Пришла на студию, говорю девочкам:
«Пожалуйста, оденьте меня так, чтобы я была потолще!»
Мне очень хотелось с ним работать! Дима зашел в гримерку,
увидел меня: «Так, Суркова, что ты пришла? Я тебя утверждаю
без проб. Но если ты не потолстеешь килограммов на восемь,
не обижайся, я тебя не возьму». Как сказала моя подруга
Катя, «толстеть для роли гораздо романтичнее, чем худеть».
И я начала отъедаться. Вела неподвижный образ жизни,
много лежала, спала. В итоге потолстела… на 24 килограмма!

!I2! И когда я пришла через месяц в группу, все просто упали
в обморок! А что сказал Дима? «Ох, какая ты хорошая!
Но мало. Давай еще!» К началу съемок я еще набрала…
Меня направили на практику в деревню. Я должна была
научиться доить корову, косить траву, ворошить сено,
в общем делать все, что делают деревенские женщины.
Как раз был отпуск, я взяла ребенка, и мы поехали в
Новоржевский район Псковской области. Жили там три недели.
Я всему научилась: и баню топить, и за поросями ходить,
и хряпу для свиней сечь… Разговаривать по-деревенски
училась. Дима на похвалы не очень распространяется,
но когда увидел меня, сказал: «Молодец, Суркова!»

Съемки закончились. Сейчас я занимаюсь тем, что обратно
худею. Хожу в спортивный зал. Очень сильный шейпинг.
Сбросила за три месяца 12 килограммов.

— А в театре как отнеслись к вашему новому облику? И
в свои прежние костюмы вы уже, конечно, не влезли…

— Насколько я благодарна Спиваку! Представьте, приходит
твоя артистка, к которой ты привык, поправившаяся на
24 килограмма!.. Я ему говорила: «Семен Яковлевич, вот
такая история: мне надо сильно растолстеть…» Он только
вздохнул: «Ну что с тобой делать? Работай. А потом ты
похудеешь?» — «Похудею. Я смогу!» А только представьте:
все ведь бывает, вдруг не сумеешь похудеть? Нет, он
мне поверил, зная мой характер.

Я пошла к костюмерам: «Девочки, что делать?» — «Натусик,
не волнуйся! У нас за последний год такой опыт работы
с беременными! Мы тебе надставим костюмы, резинки вставим».
В «Маркизе» ведь у меня корсет. Платье, естественно,
не сходилось. Я так благодарна всем нашим в театре за
понимание!

— Наташа, у вас такие роскошные волосы!

— От природы. Ничего не делаю, ничем не занимаюсь.
Я их, конечно, стригла несколько раз в жизни. Но сейчас
в Москве заикнулась о стрижке и услышала: «Ты что! Не
вздумай, не трогай…» Однажды, в юности, я сделала
хлебную маску (мне посоветовали). Потом неделю выковыривала
крошки из головы. Нет, все, до свидания, сказала. А
на луковую вообще не решилась…

— После Жанны на вас посыпались предложения сняться
в кино?

— Были. Но я всех предупредила, что сейчас толстая,
не в том виде, что была в сериале. Кто-то даже воскликнул:
«Господи, тебя надо скорее снять такой!..»

— После сериала вас стали узнавать на улице, на вас
просто обрушилась популярность…

— Да. Гораздо больше, чем мне хотелось бы.
Приходишь к ребенку в школу, все бегут за тобой: «Вы
не могли бы мне погадать?» Отнекиваюсь, смеюсь: «Вам
это будет стоить очень дорого!» В Питере я не езжу в
метро. Есть своя машина, какая-никакая. А в Москве однажды
спустилась в метро и поняла, что больше этого делать
не стоит. Глазели, расступались, вдобавок за мной бежал
какой-то человек, дергал меня: «Это вы?!» (Нет, не я!).
Чуть не оторвал рукав от дубленки. Потом я позвонила
Ане Михалковой, и мы стали передвигаться на машине.
Конечно, если люди узнают тебя, любят, замечательно.
Значит, роль понравилась. Помню, мы с подружкой забежали
что-то купить на вещевой рынок в Питере. Тогда только
начался сериал. Я была ненакрашенная, в темных очках,
в шапочке. Продавщицы как раз обсуждали фильм. Мы молча
переглянулись: «Пошли отсюда…»

— Домашние тоже смотрели?

— Смотрели. Дочка, ей 10 лет, честно все серии отсмотрела.
И я тоже. Когда Серегу, журналиста, убили, я так плакала,
просто рыдала! Рефлекс собаки Павлова.

Мама из Горького звонила:

— Ой, мне уже оборвали телефон! Все звонят…

— Ну отключи, если тебе мешает.

— А чем же мешает?..

Папа. Тетя. Все смотрели. Из Нижнего Новгорода журналисты
звонили, интервью брали. Да, об интервью теперь просят
чаще, чем раньше.

— Признаюсь, и я, когда собиралась к вам на встречу,
услышала от коллег: «Пусть она тебе погадает!»…

— (Смеется). Я не умею гадать! Так и напишите.

Фильмография

Сериалы: «Улицы разбитых фонарей» (1998 г., серия «Страховочный
вариант»), «Агентство НЛС», «Агентство «Золотая пуля»,
«Линии судьбы».

Фильмы: «Гладиатрикс», «Свои».

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное