издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Анна Овсянникова: "А началось все с Отелло..."

Публика знает: киноактеры живут либо в Москве, либо
в Петербурге. Ну, на худой конец, в Киеве (Ада Роговцева),
в других столицах бывших союзных республик. Но чтобы
актриса, снявшаяся в четырнадцати фильмах, всю жизнь
прожила в Братске! И чтобы работала там даже не в драмтеатре
— театре кукол! Где это видано? Еще один поразительный
факт: актриса не имеет театрального образования. И тем
не менее хорошие, талантливые режиссеры снимают сибирячку
в своих фильмах, кто даже без проб, кто пишет специально
для нее роль… В «ВСП» 22 апреля мы уже рассказали
о презентации в Иркутске фильма Л. Бобровой «Бабуся»,
который идет сейчас в «Художественном», о творческой
встрече зрителей с заслуженной артисткой России, актрисой
Братского театра актера, маски, куклы «Тирлямы», братчанкой
Анной Овсянниковой.

Фильм, вышедший на экран в прошлом году, стал призером
уже многих международных кинофестивалей. А. Овсянниковой,
сыгравшей в нем, присудили приз за лучшую женскую роль
на сочинском «Кинотавре-2003». А на завершившемся недавно
кинофестивале в Майами она победила в номинации «Лучшая
актриса».

А сегодня, как и обещали, Анна Георгиевна в гостях у
нас.

Родилась Анна на Ставрополье.

— Я даже гордилась тем, что была землячкой Горбачева,
хвасталась, хвасталась, а потом, когда переворот случился,
замолчала…

Детство у нее было несладким: четвертым ребенком в семье
росла. Мать, домработница, часто болела. Отец оставил
их, когда Ане было всего 12. А когда исполнилось 16,
мама умерла.

— Так никакого образования я и не получила. Всю жизнь
из-за этого чувствовала себя ущербной. Поступала в театральное
— не приняли. Сказали: «На роли травести по росту-то
ты подходишь (Анна — крохотного росточка. — От авт.),
но кость у тебя широкая, и скулы… А для характерной
актрисы роста не хватает. Иди на режиссерский». На режиссерский
не поступила. Меня взяли в Театр Станиславского. Это
было в 1966 году. В тот период, когда Урбанский погиб.
Режиссером был Лева Анохин. Где-то полгода в Москве
поработала. Думала, на следующий год опять поступать
буду. Но заболела, приехала в Ставрополь. А там увидела
объявление о наборе в театр кукол. И все, так и осталась.
Две записи всего в моей трудовой книжке: Ставропольский
театр кукол и Братский. Как Илья Муромец, 30 лет и 3
года ровно служу в театре «Тирлямы».

В Братск, говорит Анна, поехала с мужем, тоже актером,
не за деньгами — за романтикой. Их приглашали в Новокузнецк,
Кемерово и в только что открывшийся в Братске театр
кукол. Знакомая актриса из Читы рассказала, какие чудесные,
снежные города в Сибири, какой там народ прекрасный…

— Братская ГЭС! Я думала, что там медведи ходят! В
контейнере везла с собой не только варенья, соленья,
даже картошку, а оказалось, она в Сибири дешевле, чем у
нас дома…

Но и в Братске не баловала жизнь Анну.

— Муж пил, лечился. Я терпела. Но не простила ему измены,
мы расстались. Второй муж, Овсянников, был не актером,
монтажником. Всем успехам в своей жизни, своему становлению
как личности я обязана ему. Он понимал, поддерживал
меня: «Расти, расти давай! Не бросай театр». У нас вторая
дочь родилась.

— Ну и как вы в роли кинозвезды в родном Братске?..

— Ага! (Смеется). Один случай отучил меня врать. Был
День кино, мы решили отметить. С водкой тогда напряженка
была. Уже вечер, где ее взять? Мы компанией в ресторан
отправились. Домой поздно явилась: «Где была?» — спрашивает
муж. Соврала: «У Лоры». На следующий же день он все
узнал. Приходит домой. Я болею. Как врезал мне! «Где
была? У Лоры? Ах, лицо государственное
бережешь?» Побил он меня. Я в ночной рубашке в подъезд выскочила. Урок
на всю жизнь.

— Братск «звезду кино» как-то наградил?

— Квартирой трехкомнатной город премировал. У меня
была нормальная квартира в центре, я и в очереди не
стояла. Получила ордер, и в этот же день муж умер…

Уже 5 лет Анна Георгиевна одна воспитывает двух внучек.

— Моя старшая дочь погибла… Папаша пьет, от девчонок
отказался. Возраст у них сейчас сложный: 14 и 15 лет.
В школе учатся, одна — в «художке», вторая — на тележурналиста
и в драмкружок ходит.

Еще у меня есть дочь Оксана, ей 24 года. От второго
мужа. Я девять лет как вдова.

— Режиссер Виктор Аристов, царствие ему небесное, стал
моим «крестным отцом» в кино. Господин Случай помог.
Или Бог мне помогает? Не знаю. Первая моя роль в кино
(Домна Павловна) — у него, Аристова, в фильме «Трудно первые
сто лет».

А началось все с … Отелло, которого я, женщина маленькая,
играла на капустнике… Был такой режиссер, кукольник,
журналист Веселов, он ездил по фестивалям, снимал спектакли.
В Чите был фестиваль «Байкальское кольцо», после него
— тот капустник. Видеозапись попала к Аристову.
И сразу мне пришло от него приглашение. Без проб взяли
в кино! Я приехала на съемки вся такая разукрашенная, чтоб
деревней не казаться,
но всю мою «красоту» отмыли и в самом что ни на есть
простом виде сняли.

А потом и другие режиссеры, увидев меня в этом фильме,
стали приглашать.

«Нюрочка, я давно вас приметила», — сказала Лидия
Боброва. Я должна была сыграть у нее небольшую роль
в картине «В той стране». Снимались Усатова, Бортник.
Не мне судить, но деревенская роль у Усатовой что-то
не шла. И вместо нее эту роль сыграла я. Картина получила
Госпремию. Боброва потом мне говорила: «Нюра, тебя Бог
нам прислал…» Кстати, Путин ей недавно, на 8 Марта,
вручил награду и звание заслуженного деятеля культуры.
А роль Анны, сестры бабуси, Лидия написала специально
для меня.

В «Той стране» снимали на родине Федора Абрамова. Бобровой
очень понравился архангельский народ. «Бабусю» сняли
в тех же местах, но в Подюжском районе. «Бабуся» —
Нина Павловна Шубина — совсем не актриса, простая русская
женщина 65 лет, мать, добрая, скромница. Судьба
у нее трудная. Муж бил ее, пил, гулял, уже умер. Сын
— инвалид. С ней и играть-то мне не надо было. Она
на мою старшую сестру так похожа! В общем, сдружились.

Сейчас Лидия Боброва пишет сценарий, будет продолжение
фильма. Моя дочь, журналистка Лиза, повсюду разыскивает
«бабусю». Я когда первую историю прочитала, разревелась!
Ну история моей родной бабушки! У нее такая же судьба.
Она вырастила шестерых детей, мне тогда было лет 9-10,
а ей — за 100. Мы были самые бедные, она у нас и умерла.

Конец фильма по сценарию сначала был страшным: бабуся
уходит в ночь. Ясно, что она погибнет, замерзнет на
улице. Лидия переделала его: можно понять финал по-разному…

— А как вы к Герману попали, Анна Георгиевна? (Алексей
Герман — талантливый кинорежиссер, живущий в Петербурге).

— Тоже благодаря картине Аристова! Сначала Герман снял
меня в роли бичихи в фильме «Хрусталев, машину!» (фильм
получил Гран-при на «Кинотавре-2000»). А сейчас снимаюсь
у него в картине «Трудно быть богом» по роману Стругацких.
Он ее еще в 1968 году хотел снять в Чехии. Там дешевле,
чем у нас, снимать. И крепости там настоящие, не студийные.
Но не получилось из-за известных событий…
Я в новой картине играю «женщину с туфлей». Роль не
главная. Но супруга Германа ее дописывает, еще что-то
придумала для меня. С Германом тоже одно удовольствие
работать! Каждый жест, каждое движение — все до мелочей
отточено.

— Наверное, трудно вам было сниматься в кино? Актрисе
театра кукол, никогда не бывавшей на съемочной площадке.
Да еще из провинции…

— Сначала было очень страшно. На площадке столько народу:
режиссеры, звукооператоры, их помощники, реквизиторы
— кого только нет! И: «Камера! Мотор!» Вроде все, пошла.
И моментально — какой-то провал. «Успокойся, — говорили
мне. — Давай по мизансценам: что ты должна здесь сделать».
Потом полегче стало, опыт появился. Я очень послушная,
во всем слушаюсь режиссера. Боброва, правда, дает свободу.
«Как чувствуешь, так и играй». Поправляет, конечно.
В «Бабусе» трудно психологически было играть. Особенно
когда я сына своего била, дублей шесть сделали. Я уже
и без голоса… Это ведь и моя жизнь. Первый муж мой
напьется, бывало, а ты попробуй его, пьяного, отлупи!
Не дай бог попасть по больному месту…

— А как складывались отношения со звездами?

— Я тушевалась: кто я и кто они? Скромненько, в сторонке.
В фильме «Искушение «Б» снимались Олег Борисов, Гундарева,
Садальский. Садальский и в жизни такой же простой, смешной.
«Ой, откуда ты такая маленькая?» — спросил меня.
«Из Сибири, примороженная». — «А как зовут?» — «Аня».
— «Ань, пойдем коньячку трахнем!»

Я себя на площадке скромненько вела. Это звездам, думала,
позволительно выпить. А потом на съемках фильма «Облако-рай»
нам с Ириной Розановой наливали по чуть-чуть для согрева.
И в «Той стране» холодно было. Настоящую водку пили.

— Понимаю ваше смущение: вы из Братска, из Иркутска-то
актеров сниматься не зовут…

— Нет. С Егуновым мы встречались на съемках фильма
«Трудно первые сто лет». Я его представляла: мой земляк,
народный артист. «Ты что? — шумел он. — Я никакой
не народный, еще заслуженный». Но потом режиссер заболел,
и Егунов почему-то не вошел в картину.

В Иркутске хорошие актеры. Давно знаю Венгера, Тамару
Панасюк…

— Столько наград дали фильму «Бабуся» и вам лично!
Но ни одну из них вам не довелось получить «очно», в
торжественной фестивальной обстановке?

— Нет. Ни одной награды не получила. Ни разу в жизни.
Наверное, я там от разрыва сердца умерла бы! Когда
«Кинотавр» был, я находилась на театральном фестивале
в Чите. Знакомая актриса из Петербурга смотрела трансляцию,
позвонила мне в половине четвертого утра и сообщила,
что на сочинском фестивале я за лучшую женскую роль награждена.
Да не может быть! Правда я? Правда? А когда уже дома
в «Новостях» по телевизору услышала (я внучку в это
время на руках держала), заплакала: неужели правда я
талантливая?

А на фестиваль в Майами даже режиссер не ездила. Я как
раз была на презентации картины «Бабуся» в Братске.
Позвонила Лидия Боброва: «Нюрочка, ты — лучшая актриса
мира!» Я была ошарашена. Что за приз? Не знаю. Смеюсь:
может, «Мерседес» пришлют?..

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное