издательская группа
Восточно-Сибирская правда

Время "разборок" прошло

Российское правительство стало самостоятельным По мнению известного политолога, в российском правительстве есть еще несколько центров силы. При этом время "семейных" разборок ушло. Расклад сил в новом правительстве в связи с указом президента о новой структуре исполнительной власти комментриует заместитель руководителя Центра политических технологий Алексей МАКАРКИН.

— Как будет выглядеть управление правительством
после того, как президент подписал указ,
определяющий полномочия высших чиновников
исполнительной власти?

— Правительством будет управлять премьер, но под
контролем президента. Соответственно, премьер будет
следовать непосредственно политической логике
президента.

— Не кажется ли вам, что в связи с тем, что в Белом
доме стало гораздо больше руководителей разного
звена, а согласно реформе многие подразделения
должны быть независимыми, то управление такой
структурой может серьезно ослабеть?

— Если брать ситуацию, которая сейчас сложилась, то
очень серьезно усилились позиции премьер-министра.
Когда в марте Фрадков стал премьером, то по
сравнению с Касьяновым это был человек, который мало
что контролировал. Он даже не смог самостоятельно
назначить своего руководителя аппарата, хотя это и
прерогатива самого премьера.

Но сейчас по указу президента мы видим, что
правительство осуществляет непосредственное
руководство целым рядом структур, которые по
предыдущему мартовскому указу президента напрямую
премьеру не подчинялись. А сейчас Фрадков получил
непосредственное руководство комиссией по тарифам
естественных монополий. Раньше ФЭК находилась в
введении Германа Грефа, а еще ранее он долгое время
вел борьбу за контроль над ней. Только-только он
получил контроль над тарифами — и он оказался у
Фрадкова. Соответственно, это усиливает позиции
премьера. Далее, от Грефа же премьер-министру
перешла государственная служба статистики. Борьба за
нее была не столь радикальной, но все равно это
важная структура. Сюда же следует добавить
Федеральное космическое агентство и Агентство по
атомной энергии, которые ранее находились в ведении
Виктора Христенко. Теперь они у Фрадкова.

Дальше, под непосредственное управление
премьер-министра перешел новый и очень важный орган,
который называется Федеральная служба по
экологическому, технологическому и атомному надзору.
Ведь раньше экологические службы находились в
ведении Минприроды, что вызывало много всяких споров
и коллизий. Понятно, что экологический надзор — это
очень важный вопрос по контролю над разработками
месторождений, строительства нефтепроводов и т.д.
Ведь экологическая экспертиза может заблокировать
или разрешить проведение практически всех крупных
проектов.

— А какие в правительстве существуют противовесы,
которые компенсировали бы возросшее влияние
премьер-министра?

— Кроме Фрадкова, в правительстве остается еще
несколько центров силы. Это руководитель аппарата
правительства Дмитрий Козак, министр финансов
Алексей Кудрин и руководитель Минэкономразвития
Герман Греф. Все они выходят непосредственно на
президента, имеют с ним доверительные отношения.
Поэтому, несмотря на усиление премьер-министра, в
правительстве все равно остается несколько центров
силы.

И в этой ситуации я бы не говорил о том, что в
правительстве есть какой-то законченный
моноцентризм. Но время определенных групп,
«семейных» разборок и корпоративных конфликтов ушло.

— Реформа правительства подразумевает ликвидацию
принципа отраслевого управления. Чем эта ликвидация
может быть полезна для страны?

— Преодоление этого принципа может серьезно
способствовать уменьшению раздробленности,
местничества и коррупции, когда каждый чиновник
является лоббистом узкоотраслевых интересов.

— А с чем связано значительное усиление Леонида
Реймана, который снова получил пост министра? Ведь
это выглядит как признак возрождения отмененного
принципа.

— Интересно то, что его ведомство сейчас называется
Министерством информационных технологий и связи, а
не просто Министерство связи. Казалось бы,
бюрократическое переименование, но в
действительности это означает, что приоритетной
задачей для Реймана будет тотальная информатизация
страны, интернетизация, проект «Электронная Россия»
и т.д. То есть эта задача крайне важна и для
президента, и для правительства. Таким образом,
Рейману удалось не только усилить свои позиции, но
еще и выдвинуть значимый проект, за который он и
будет отвечать. Поэтому здесь тоже едва ли можно
говорить о реставрации принципа отраслевого
управления, поскольку его министерство будет решать
поистине глобальную задачу.

— Раньше администрация президента имела большое
влияние на правительство. Как вы считаете, несмотря
на реорганизацию администрации, это влияние
останется?

— Я думаю, что сейчас оно будет управлять
правительством в гораздо меньшей степени. Потому что
в администрации будет сделан акцент на решении
политических задач и влияние на правительство будет
носить более опосредованный характер. Например, в
смысле согласования кадровой политики, а также,
видимо, в вопросах совместной работы с парламентом.
Но едва ли это будет какой-то контроль. Дело в том,
что сейчас в правительстве работают министры,
которые выходят непосредственно на президента,
являются его политическими соратниками, да и у
самого Фрадкова большой кредит президентского
доверия. Поэтому в данном случае противовес
правительству в виде администрации излишен.

Читайте также

Подпишитесь на свежие новости

Мнение
Проекты и партнеры
  все
Свежий номер
Важное